Tags: польская поэзия

alsit

Войцех Каас Пастух

каждый новый год
приближает к могиле
и с каждым новым годом
могила углубляется

по правде сегодня
они глубоки и их много
из могилы не видно ничего
скажу я вам

только промысел
погребальный
не умрёт и только
пастух у врат

кладбищенских
пасет волов, овец и гусей
по правде он только
не отдыхает

Оригинал:

https://poecipolscy.pl/poezja/prezentacja/wojciech-kass/
alsit

М. Парлицкий Если

Если Бог смотрит на нас
издалека,
не злясь, что собака
яростно лает в облака,
что кошка кажет коготь
и зубы щерит,
на то, что есть человек,
который в него не верит.

Он не злится,
не сердится,
не карает,
не плачет,
ибо если он есть,
то мог бы создать мир иначе,
а если таким его сотворил,
то нет в нем злобы веками
на наши сомнения
в его присутствии между нами.         
alsit

И. Вихеркевич Инлакеш

Пишу со дна кратера
Надо мною стадо жирных крыс
Вокруг бетонная пустыня
С неба падают звезды
И люди
На границах абсурда
Перед заросшими бастионами
Матери протягивают детей
Лучшему будущему
Лишь подальше от кровавой веры
Добродетелей того света
Поисков смысла
В смертельном беспорядке
Пишу со дна кратера
Уже в ужасе
- Инлакеш – я это иной ты.


* ИнЛакеш в переводе с языка майя означает "я - это иной ты".
alsit

Б. Лесмьян Губы и глаза

Знаю только твои ласки! В день, когда на закате над нами
звезда мерцает, вспоминаю только одну я - без слов,
ту, что велит тебе глаза мои отыскать губами…
так что готов я отпрянуть, и снова прильнуть готов.

Зачем их ласкать, когда уходить мне пора приспела,
Их, которым лесов и рощ прелесть видна?...
Так бывает: будит заря, вставая с озера, неумело,
Торопя нас к расплетению рук горячих со сна…

В окно – еще холодное –  в глаза бросающейся позолотой
Бьет с неба на землю огнь золотой и, погодя чуть,
Губы твои на моих глазах! Хочет ласка твоя чего-то.
Скажешь? Не отрывая проворных губ, скажи как-нибудь!


Оригинал:

https://poezja.org/wz/Le%C5%9Bmian_Boles%C5%82aw/2775/Usta_i_oczy
alsit

Ч. Милош Ars Poetica?

Всегда тосковал по форме более поэтичной,
в которой было бы не так много поэзии, и не слишком прозы
и что позволило бы мне объясниться, не обрекая никого,
ни автора, ни читателя, на муки высшего порядка.

В самой сущности поэзии есть нечто непристойное;
появляется из нас нечто, о чем мы не ведали что есть в нас,
и тогда моргаем, словно тигр из нас выскочил
и стоит на свету, и бьет себя хвостом по бокам нещадно.

Вот почему истинно сказано, что даемон нам стихи диктует
хотя, преувеличивая, утверждается, что он явно ангел.
трудно понять откуда берется самомнение поэтов,
если они иногда стыдятся, что выдают свою слабость.

Хотел бы человек разумный быть государством демонов,
которые управляют им, как у себя дома, говорят много.
словно недостаточно им украсть его рот и руку,
пытаясь изменить его судьбу для своей выгоды?

Потому что все, что болезненно, ценится сегодня,
кто-то может подумать, что я только подшучиваю
или что изобрел еще один способ
прославлять Искусство с помощью иронии

Было время, когда читали только мудрые книжки,
помогающие сносить боль и несчастье.
Однако, это не тоже самое, что изучать тысячи
дел, извлеченных из психиатрических клиник.

И все же мир не таков, каким нам кажется,
и мы не те, какими видим себя в наших бреднях.
Люди прячут молчащую добродетель,
так заслуживая уважение родных и соседей.

Смысл поэзии в том, чтобы нам напомнить
как трудно оставаться той же самой личностью,
ибо дом наш открыт, и в двери ключей не бывает,
и гости невидимые входят и выходят.

То, что здесь говорю я, согласен, не поэзия.
Ибо стихи пишутся редко и неохотно,
под невыносимым давлением и только с надеждой
на добрых, а не на злых духов, видящих в нас инструменты.

Оригинал:

https://www.milosz.pl/przeczytaj/poezja/19/ars-poetica
alsit

З. Херберт Домики предместья

в осенние бессолнечные полдни Господин Когито
любит навещать грязные предместья. Там ведь –
говорит он – чистейший источник меланхолии.
Домики предместья с тенями под окнами
домики покашливают тихо
штукатурка в ознобе
домики с редкими волосами
с лица больным цветом
только дымоходы мечтают
скудная жалоба доносится до опушки
до берегов вод великих
хотел бы имена вам придумать
наполнить ароматами Индии
огнями Босфора
говором водопадов
домики предместья с запавшими висками
домики жующие корку хлеба
холодные как сон паралитика
чья лестница пригоршня праха
домики постоянно на продажу
обители несчастья
домики никогда не бывавшие в театре
крысы домиков предместья
ведут их на берег океана
позволяют посидеть на песке горячем
позволяют посмотреть на ночь субтропическую
позволяют прибою наградить их бурными овациями
как пристало только загубленным жизням

Оригинал:

https://literatura.wywrota.pl/wiersz-klasyka/41825-zbigniew-herbert-domy-przedmiescia.html
alsit

З. Херберт Господин Когито и блуждание мыслей

Мысли блуждают в голове
говорит просторечие
просторечие
переоценивает движение мыслей
большинство из них
стоят недвижимо
средь скучного пейзажа
серые холмики
засохшие деревья
иногда они приходят
к бурной реке чужих мыслей
стоят на побережье
на одной ножке
как голодные цапли
с грустью
вспоминают высохшие источники
кружат
в поисках зерен
не ходят
ибо не войти им
не ходят
потому что некуда
сидят на камне
заламывают руки
под облачностью
низкой

Оригинал:

https://aleklasa.pl/gimnazjum/c305-wiersze/pan-cogito-a-ruch-mysli
alsit

В.Шимборска Реальность требует

Реальность требует
об этом тоже поведать:
жизнь продолжается.
продолжается и в Каннах и под Бородино
и на Косовом Поле и в Гернике.

Есть бензоколонка
на маленькой площади в Иерихоне
свежеокрашены 
под Белой Горой скамейки.
летят письма
из Перл Харбора в Гастингс.

Мебельный фургон едет
под взглядом каменного льва в Херонее
а к расцветшим садам под Верденом
приближается фронт атмосферный.

Так много всякого,
худо-бедно не заслоненного.
Из яхт под Акцием
доносится музыка
и танцуют пары под солнцем.

Так много всего деется
что везде происходить должно.
где камень на камне
там повозка с мороженным
осажденная детьми.

Где была Хиросима
там снова Хиросима
и производство вещей многих
для повседневного использования.

Не без очарования этот страшный мир
не без рассветов
для которых жить стоит.

На полях Мацеёвицких
трава зеленеет,
а в траве как траве полагается
роса прозрачна.

Наверно только на местах побоищ
то еще помнят
то что уже забыто
леса березовые и леса сосновые
снега и пески радужные болота
и овраги черного поражения
где в опасности
скорчиваешься под кустом сегодня.

Какая мораль отсюда - никакой наверно
что и вправду льется то кровь быстро сохнущая
и всегда какие-то реки какие-то тучи.
На трагических высотах
ветер срывает шапки
и толку мало –
что это смешно нам.


*
Польские археологи обнаружили ранее неизвестное средневековое поле битвы на Бяла Гуре (Biała Góra, Белая Гора) — покрытой лесом горе в окрестностях города Санок на юго-востоке страны. Там были найдены более 200 наконечников стрел и арбалетных болтов, которые относятся к середине XIV века, когда Польшей правил Казимир Великий.

Оригинал:

https://poniatowskaja.tumblr.com/post/186012237912/rzeczywisto%C5%9B%C4%87-wymaga-wis%C5%82awa-szymborska
alsit

М.Павликовска – Ясножевска Если кто-то хочет, чтобы его любила

Если кто-то хочет, чтобы его любила, не может быть мрачен,
а должен суметь нести на руках меня высоко, только так, не иначе.
Если кто-то хочет, чтобы его любила, должен на скамейке усидеть, умея
наблюдать, прислушиваясь к червякам и каждой травинке под нею.

И должен зевать, когда по улице похороны проходят мимо
благочестивой толпой и с криками - непоправимо.
Но должен растрогаться, когда кукушка, к примеру, некстати
кукует или яростно долбит серебристого бука покровы дятел.

Должен уметь гладить собаку и ласкать меня без оглядки,
смеяться, и днем засыпать сном без содержания сладким,
и ничего не знать, как и я не знаю, и молчать в упоительном мраке, чтобы
от добра держаться подальше и так же далеко от злобы.

Оригинал:

https://literatura.wywrota.pl/wiersz-klasyka/10323-maria-pawlikowska-jasnorzewska-kto-chce-bym-go-kochala.html
alsit

Иоанна Вихиркевич Кто такой Захарий?

Захарий увлёкся Рупи

Захарию хочется сочинить стишок
садится и терзает слова
бросает на белую стену
ампутирует фразы и разглаживает сути

хотел бы он войти в поэзию
твердыми буквами
в мраморе или камне воздвигнуть память

тему
какую слепить тему
когда чувства сушит банальность

может о простате
как отповедь на женские недомогания


*Рупи Каур – индийская поэтесса и художница-феминистка.

Война Захария

Захарий по сути пацифист
не смотрит футбол
(может так только говорит)
каждая искра войны
вызывает в нём огонь
не глядит

(явно так только говорит)
но когда пламя приближается ближе
чтобы его ощутить
гасит
в рекламах наших
и так самый лучший

Peace


Захария никто не понимает

Если хочешь понять Захария
взгляни в старое хрустальное зеркало

ты там есть

он тоже там есть
недовольный и тусклый
mister of room

лет ему больше чем хотел бы
метров намного меньше
должен там уместиться
всем своим недовольством



Прогулка

Захарий теряется
на странных улицах
топает тихо
минуя двадцатилетнюю самоубийцу
с ангелом в волосах
шестидесятилетнего ждущего
лучшую половину
художника артиста поэта
неизвестного
все равны под мраморным небом
память дразнит ноздри



Конкурс

маленькие битвы Захария
кончаются комфортно
в кресле
великие на дне
бутылки
проиграны им всегда
признаки похмелья
не лечатся независимо
от содержимого печали
на пограничной территории
в Захарии откладывается протест


Рождество у Захария

бегают по магазинам
пересыпают в руках
блеск праздника
выглаживают белое время
ставят на стол
тарелку для заблудившегося туриста
Захарий задается вопросом
кому на этот раз
в какой атмосфере легче роиться
с где больше правды
в блеске
теперь он карп в заливном
перед раздачей
кто потом
потом будет как пред этим
объедки отправляются в корзину


Нумерология

Захарию не надо вытатуировать
номера неволи

послушание идет в паре
с иллюзией свободы
носит добровольно единственный неповторимый
знак существования в кожаном бумажнике
предъявляет его всегда подтверждая

что живет господин Х в прелестном городе Y
что господин Х взял кредит погасил кредит
живет в кредит
суть их
господин Х не суть мертвая душа живая

можно его эксплуатировать
аж до последней капли энергии


Захарий стремится к добру

Захарий хотел быть
добрым человеком
этаким Иисусом
без болезненных ран измены
хотел иметь сад с оливами
где мог бы говорить
мягким глухим голосом
о незапятнанной
уповал бы на правду очей постигающих

Иуда еще на символическом дереве
сребреники дозревают в земле
отсутствие макабрического контекста
стало причиной отсутствия  интереса Захария
ушел

никто не окликнул


Проблема нуля-единицы

Захарий знает
что количество любви к людям
равняется
квадрату печали
вырывет перво-наперво молчание
из вездесущей очевидности
старается спрятать
дни
псы испуганные
начинают тявкать
нуль вроде бы число четное

Вавилонская башня

языки времени бормочут и скулят
из написанных книг -
правдива только кожа
в которой оборвалась эволюция
правда не может быть записана в совести единой
в Захарии восходит тишина


Игра

Захарий боится
что он виртуален
что начнет визжать
мычащий топотун значения не имеет
когда записан в ноль-единица коде
всякий апокалипсис и райский уровень выигрышный
уровень проигрышный
уровень старушечий
game over

Захарий обставляет пустошь

Захарий боится
что слово ненависти
стало плотью
и обитает средь человеков
становится деревом горящим
алкает нового декалога

обдумывает план
выплёвывает
оскорбляет
творит новый порядок

наподобие


Захарий нестабилен

Захарий страдает от психического расстройства
хочет оторвать голову гидре
но гидра часть семейного древа
гнилой плод
не наносит вреда смертельного генеалогии 
вьется вкруг прочного ствола
спотыкается на прогнившем
слышит шипение головы змеиной
и ничего
ничего не случилось
ничего не случится
ничего не случается
ничего


Захарий празднует

Христос лежал на сосновых досках
пахнул жизнью даже распятый
Захарий подошел и поцеловал ему ноги

не сотворю ничего дурного другому
первый подставлю щеку
травинку в оке брата моего не замечу

ибо собственное бревно застилает зрение
шептал с другими

положили Иисуса в пергаментную пещеру
бросали сереберенники и склоняли головы
пригибало их сознание неподкупное

Захарий припомнил себя
измученную матерь

днем позже
Христа уже не было
наверно вернулся к отцу своему
дополнить троицу


День Захария

Захарий проснулся рано
не знает что делать с подаренным днем
среди шлюх а в имени Отца
нет даже мебели

идти с высоко поднятой головой
там где не прошли другие
прыгать через забор
приземлиться в правильном месте

убедить в своем
отказать
себе в бдительности

на стороне праведной
построить стабильные бастионы

Захарий встает
опирается на мысли
подпирается кофем

ничего не безопасно сегодня
и завтра
завтра другая пустота без мебели


Безопасная страна Захария

Захарий стоит в центре вселенной
ни справа ни слева
с философской точки зрения
в золотой середине
человечской позы осуществления