Tags: Сильвия Плат

alsit

С. Плат Песня безумной девушки

Глаза закрою, мира нет мертвей;
Я веки подниму - и все возрождены.
(Я думаю, ты в голове моей.)

Вальс звезд в лазурном, алом их огней.
Галопом - мрак, а я гляжу со стороны:
Глаза закрою, мира нет мертвей.

Мне снилось, заманив в кровать, на ней
Целуя, пел, как после белены.
(Я думаю, ты в голове моей.)

Бог падает с небес, в аду все холодней:
Уходит серафим и люди Сатаны -
Глаза закрою, мира нет мертвей.

Что ты придешь, мечтала много дней,
Твое мне имя не подскажут сны.
(Я думаю, ты в голове моей.)

Мне б ворона любит тебя сильней.
Только они ведь ждут приход весны.
Глаза закрою, мира нет мертвей.
(Я думаю, ты в голове моей.)

Оригинал:

https://allpoetry.com/Mad-Girl's-Love-Song
alsit

С. Плат Слова

Топор
После него древо звенит,
И эхом - повтор!
Эхом мчась
Как кони от центра на простор..

Сок
Ключом, как слезы, как
Вода стремясь
Возродить свое зеркало
Над скалой

Текущей в изгибах,
Белый череп,
Съеден сорняком.
Годы спустя я
Встречала их на пути…

Слова сухи и не осёдланы,
Неустанный стук копыт у воды
Пока
Со дна водоема, неподвижные звезды
Влияют на жизнь.

Оригинал:

https://genius.com/10298685
alsit

С. Плат Письмо в ноябре

Любимый, мир
Вдруг стал, стал цветным. Фонарь
Расщепляет хвостом крысы
Стручки ракитника в девять утра.
Это Арктика,

Этот черный
Кружок рыжего шелка травы – младенцев пряди.
Зелень парит ради
Услад, нежности.
Скрывает всю меня, не виня..

Я взволнована и тепла.
Думаю, я грандиозна,
Счастлива глупо,
Мои веллингтоны
Хлюпают и хлюпают по красоте красного.

Это мои владения.
Два раза на дню
Я гуляю, вдыхая
В ракушках варварский остролист,
Металл этот чист,

И стену странных трупов.
Люблю их.
Люблю их как историю я.
Яблоки золотые,
Вообрази их…
Мои семьдесят
Деревьев с рыже – золотыми шарами
В густом сером супе смерти,
Там миллион
Золотых листьев в металле спят.

О, любимый, о, в целибате.
Только я
Брожу, смирив пыл, до пояса мокра.
Невосполнимо
Золото кровоточит, врата Фермопил.


Оригинал:

https://www.americanpoems.com/poets/sylviaplath/letter-in-november/
alsit

С Плат Я хочу, я хочу

Со ртом разинутым, младенец – бог
Громаден, лыс, но с головой младенца
Орал, ища у матери сосок
Вулканы высохли и раскололись.

Песок истёр губу без молока
Тогда взалкал он кровь отца,
Кто запустил акулу, волка и осу
И спроектировал баклана клюв.

Без слез закоренелый патриарх
Творил людей из кожи да костей,
Колючки проволоки на короне
И тернии в крови на стеблях роз.

Оригинал:

https://www.poemhunter.com/poem/i-want-i-want-2/
alsit

С. Плат Фазан

Ты сказал, что это убить бы мог с утра.
Не убий это, сынок. Но мне еще невдомек
Зачем на голове его темной выступ,

Ступающий по холму, не зная дорог.
Это нечто – фазаном владеть,
Или хоть бы пришел на часок.

Я не мистик - и, бог весть,
Нет у него души или есть,
Это просто его часть.

И дарует ему царственность, права.
След ноги его прошлой зимой,
Тропу на снегу нашего двора,

Удивление ему, в этой бледности
Под гравировкой следов скворцов.
Это редкость? Он не в чести.

Но дюжина их стоила бы ста,
Зелено - красный этот холм
Пересекая. Прекрасна простота!

В отличной форме, и живет!
Это рожок изобилия.
Распускается, как лист, коричнево желт,

Гнездится на вязе, легка его суть.
В нарциссах на солнце греет грудь.
Я глупо грешу. Не трожь, забудь, забудь.


Оригинал:

https://www.poemhunter.com/poem/pheasant-3/
alsit

С. Плат Медуза

Из карьера каменных затычек рта,
Глаза кругом на белых спицах,
Уши - охватывают морскиe бессвязности.
И дом твой нервная голова – Бог - шар,
Линза милости,

Твои подпевалы
Вкручивают дикие клетки в килевую тень.
Толкая, словно это сердца,
Алая стигмата в самом центре,
Верхом на кляче - волне к пункту прибытия,

Таща свои волосы Иисуса.
Сбежала, думаю я?
Мой разум обматывает твой
Старый в ракушках пуп, атлантический кабель,
Заживляя себя в состоянии чуднОго искуса.

В любом случае он там всегда,
Робкий вздох на конце провода,
Изгиб воды скачущeй
К моим мокрым палочкам, ослепленным и благодарным,
Касаясь и высасывая.

Я не звонила тебе,
Я не звонила тебе никогда,
И все же, и все же
Ты перенес меня через море,
Толстую, алую, плацента

Парализует бьющихся любовников,
Кобра свет
Выжимает вздох из кровавых колоколов
Фуксии. Я не могу дышать,
Мертвая и безденежная.

Передержанная, как при рентгене,
Да кто ты такой?
Облатка ? Обрюзгшая Мария?
Да не откушу я от тела твоего,
Бутылка, в которой живу,

Мрачный Ватикан.
Меня тошнит от горячей соли,
Зелёные, как евнух, твои желания
Шипят на мои грехи,
Прочь, прочь, скользкое щупальце!
Нет ничего меж нами.

Оригинал:
https://allpoetry.com/poem/8498465-Medusa-by-Sylvia-Plath
alsit

С. Плат Утренняя песня

Любовь заставляет тебя идти, как пухлые золотые часы.
Повитуха шлепнула по ступням, и оголенные крики
Заняли место средь стихий.

Наши голоса - эхом, восхваляя твой приход. Новая статуя.
На сквозняках музея, твоя нагота
Защищает нас. Мы безучастны, как стены,

Я не более твоя мать,
Чем облако, очистившее зеркало, дабы отразить ленивое
Забвение в руке ветра.

Всю ночь твое мотыльковое дыхание
Мерцает средь блёклых розовых роз. Я пробуждаюсь внимать –
Море вступает в слух, как издавна.

Вскрик - и я скатываюсь с постели, неуклюжей коровой в цветах
Викторианской ночной рубашки.
Твой рот широко открыт, как кошачий. Квадрат окна

Бледнеет и проглатывает печальные звезды. И теперь ты можешь
спеть горсть песен.
Звонкие гласные, словно воздушные шары.


Оригинал:

http://www.angelfire.com/tn/plath/song.html
alsit

С. Плат Мюнхенские манекены

Совершенство грозно, у него не бывает детей,

Холодно, как снег, дыхание, оно трамбует чрево

Где тисы дышат, как гидры,

Дерево жизни и дерево жизни

Вытекая лунами месяц за месяцем, без толку.

Крови потоп это потоп любви.

Абсолютная жертва,

Что значит - больше нет идола кроме меня,

Меня и тебя.

Итак, в их язвительной прелести, в их улыбках

Эти манекены убогие ночью

В Мюнхене, в морге меж Парижем и Римом,

Нагие и лысые в своих мехах

Оранжевые леденцы на серебряных палочках,

Непереносимые, бездушные,

Снег роняет их частями мрака.

Никого вокруг. В гостиницах

Руки откроют двери и выставят

Ботинки для полировки до черноты,

В которую грубые пальцы уйдут завтра,

О, домовитость этих окон,

Детское кружево, зелено – лиственная кондитерская,

Дородные немцы дремлют в бездонных Stolz

И черные телефоны на крюках

Сверкают и

Сверкают, переваривая

Безголосость. У снега нет голоса.

Оригинал:


http://www.sylviaplath.de/plath/munich_po.html

alsit

С. Плат Талидомид

О, полумесяц –


Полу - мозг, свечение -

Негр, замаскированный под белого,


То темное

Что ампутировано ползет и устрашает -


Паучьи, небезопасные.

Какая перчатка


Какая кожистость

Защитили


Меня от этой тени –

Неизгладимые бутоны.


Суставы на лопатках,

Лица, которые


Толкают в жизнь, волоча

Свисающие


Кровавые оболочки отсутствий.

Всю ночь я плотничаю


Творя место для моего дара,

Любви


К мокрым глазам и дешевому виски.

Белый плевок


Равнодушия!

Темные плоды вращаются и падают.


Стакан трескается,

Образ


Сбегает выкидышем, как падающая ртуть.



Оргинал :


https://allpoetry.com/Thalidomide

alsit

С. Плат Бесплодная женщина

Пустая, я эхо последней поступи,

Грандиозный музей без статуй, с колоннами, портиками, ротондами.

Во внутреннем дворике фонтан бьет и опадает обратно в себя,

С сердцем монашки и слепая к миру. Мраморные лилии

Выдыхают бледность подобную запаху.


Я воображаю себя с великой аудиторией,

Мать белой Нике и нескольких пустоглазых Аполлонов.

Но мертвые ранят меня своим вниманием, и ничего не может случиться.

Пустолицые и молчат, как медсестра.


Оригинал:

https://lizkimfieldschool.wordpress.com/2013/04/21/maddys-poem-2-barren-woman-by-sylvia-plath/