Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

alsit

Л. Глюк Три стихотворения

Всенощная

В твое затянувшееся отсутствие ты разрешаешь мне
пользоваться землей, предполагая
прибыль на вложение. Обязана доложить,
что потерпела неудачу, особенно
в рассуждении помидоров.
Думаю, мне не следовало воодушевляться
их выращиванием. Или следовало воздержаться
от ливней, холодных ночей столь частых
здесь, пока в других местах
двенадцать летних недель. Все это
принадлежит тебе: с другой стороны
я посеяла семена, видела, как первые побеги,
словно крылья, разрывали почву, и это было мое сердце
погубленное грибком, черные пятна так быстро
умножаются на грядках. Я сомневаюсь
что у тебя есть сердце, в нашем понимании
этого термина. Ты, кто не отличаешь
живого от мертвого, кто, следовательно
невосприимчив к предзнаменованиям, ты может и не знаешь
какой ужас мы несем, лист в пятнах,
багряные листья, падающие с клена
даже в августе, в ранних сумерках: Я
отвечаю
за эти лозы.

Оригинал:
. https://poets.org/poem/vespers?mc_cid=293e0ce601&mc_eid=11b98d8749

Заутреня

Прости меня, если скажу, что люблю тебя: сильный
всегда лгал, ибо слабый всегда

гоним паникой. Я не могу любить
то, что не могу постичь, а ты не явил,
в сущности, ничего: похож ли ты на боярышник,
всегда тот же самый в том же месте,
или ты больше бегония, нелогичная, сначала выпуская
розовый шип на откосе позади маргариток,
а через год порфироносная в розарии? Видишь ли,
это не приносит нам пользу, это молчание способствует вере
в то, что ты мог бы быть всем, бегонией и боярышником,
уязвимой розой и несговорчивой маргариткой – нам остается думать
что тебя возможно и нет. Это ли то,
что ты хочешь заставить нас думать, объясняет ли это
тишину утра,
то что сверчки еще не трут крылышки, что коты
не дерутся во дворе?

Оригинал:

https://voetica.com/voetica.php?collection=2&poet=659&poem=6943

Вечерняя молитва

Больше, чем меня, вполне вероятно
ты любишь зверей полевых, даже
вероятно, само поле, в августе испещрённое
дикорастущим цикорием и астрами.
Я знаю. Я сравнивала себя
с теми цветами, их диапазон чувств
много уже и не оставляет потомства; также с белыми овцами
серыми на самом деле. Я уникально
приспособлена славить тебя. Тогда почему
мучаешь меня? Я изучала арнику,
лютик, защищенный от травоядных стад
своим ядом, это боль -
дар твой, чтоб сделать меня
сознающей твою необходимость, как если бы
я обязана нуждаться в тебе, чтобы боготворить тебя
или ты покинул меня
ради этого поля, стоического ягненка
серебряного в сумерках: волн дикорастущих астр и цикория
в голубом и синем, раз ты уже знаешь,
как похожи твои одежды на него.
alsit

Ч. Милош Не более

Обязан поведать, как поменял я
Взгляд на поэзию и как это случилось,
Представляю себя одним из многих
Купцов и ремесленников Японской Империи,
Сочинявших стихи о цветках вишен,
О полной луне и хризантемах.

Если бы мог венецианских куртизанок
Описать, как они на дворе веткой дразнят павлина
И из ткани шелковой, из жемчужной ленты
Вылущить тяжелые, красноватые груди
След на животе от затянутого пояса
Хоть бы, как шкипер галеона видел это,
Приходя в порт с грузом золота,
И в то же самое время описать их бедные кости
На кладбище, где врата лижет грязное море,
Слово скрепить сильнее, чем последним гребнем,
Который, гния под плитой, один и ждет света.

Тогда не сомневался бы. Из сопротивляющейся материи
Что извлечёшь? Ничего, красоту разве.
И тогда нам хватит цветка вишни
И хризантемы, и полного месяца,


Оригинал:
https://literatura.wywrota.pl/wiersz-klasyka/39974-czeslaw-milosz-nie-wiecej.htmlr
alsit

С. Тисдейл Пусть будет все забыто

Пусть будет все забыто, как цветок, забыто,
  Забыто, как огонь, сиявший золотом подчас,
Пусть будет все забыто навсегда, навечно,
  Ведь Время добрый друг, оно состарит нас.

А спросит кто, скажи – все, все забыто,
  И вспомнить не могу.
Как тот цветок, и как огонь, и как шаги украдкой
  На позабытом мной снегу.

Оригинал:

https://www.poetryfoundation.org/poems/46013/let-it-be-forgotten
alsit

Р. Лоуэлл Уильям Карлос Уильямс

Кто больше любим? Уильям Карлос Уильямс
в университетских черных брюках, в габардиновом пальто
и в штиблетах, отполированных как доски на яхтах,
блуждающий совершенными шагами по своему саду на окраине,
человек и цветок, осемененный тремя осенними мазками.
его карие ороговевшие муравьиные зрачки расширены за стеклами
его мать, совершенно глухая, лицо сморщенный коготь,
волосы сожжённый пепел буйной травы Пуэрто - Рико;
ее черные слепые битумные глаза пытают,
Мама, - вопрошает он, - Кого бы ты хотела видеть,
меня или двух блондинов? И потом, - Старой ведьме
за сотню, я загнусь завтра,
он говорит, - Мне шестьдесят семь и мне
нравятся девушки больше, чем в семнадцать.
alsit

Р. Лоуэлл Восход

В аду достаточно дневного света, чтоб ослепить;
цветок, оставшийся расти, милее им,
двум умиравшим, беседуя с любителями бамбука,
словно крася брандмауэр с воздуха –
адмирал Ониши, все еще культ для его потомков,
отец Камикадзе…он стал скопой,
ведя наши армады, как в игре;
его юные пилоты любили его до самоуничтожения.
Он болтает в саду, небо - охмелевший огонь.
Одна скотобойня оставлена, его жена все еще требует того.
Муж и жена вкушают скотч, стакан за стаканом;
как грациозно они тараторят о своих внуках -
когда его нож уходит домой, он не находит дороги.
Восемнадцать часов ты мертв с твоей рукой в ее.
alsit

С. Тисдейл Одиночество

С годами мое сердце все богаче,
Не юность же, чтоб многое беречь,
Деля себя с любым пришельцем,
Словами мысль преображая в речь.

Мне все одно - приходят ли, уходят,
Когда одна, ведома лишь собой,
Иду взойти на холм июльской ночью,
И там взглянуть мельком на звездный рой.

Пусть думают, что их люблю все больше,
Пусть думают, что есть и мне в них прок,
Гордыню тешат, мне какое дело,
Мне, цельной, словно камень иль цветок.


Оригинал:

https://www.poemhunter.com/poem/the-solitary/
alsit

Т.С. Элиот Пустошь (на русский традиционно переводилась, как Бесплодная Земля)

"Nam Sibyllam quidem Cumis ego ipse
oculis meis vidi in ampulla pendere, et cum
illi pueri dicerent: Σίβυλλα τί θέλεις;
respondebat ilia: άποθανείν θελω".

Посвящается Эзре Паунду

Il miglior fabbro

1. Похороны Мертвеца

Апрель из месяцев жестоких, размножая
Сирень из края мертвого, мешая
Воспоминания и вожделение, болтая
Корни унылые с дождем весенним.
Зима хранит тепло нам, покрывая
Снегом забывчивым всю землю, подкормив
Жизнь незначительную клубнями сухими.
Нас удивило лето, придя из Штарнбергресии
Дождем; мы задержались в колоннаде ,
И путь продолжили под солнцем до Хофгартена,
И кофе выпили, и час проговорили.
Bin gar keine Russin, stamm’ aus Litauen, echt deutsch.
Когда же были мы детьми, и жили у эрцгерцога , кузен мой
Однажды взял меня на санках покататься
И я перепугалась. Он сказал, Мари
Мари, держись покрепче, так и покатились.
В горах, вот там ты чувствуешь себя свободным.
Я по ночам читаю, а зимой на юг я еду.

Так за какие корни уцепиться, какие ветви
Растут из каменного вздора? Сын Человеческий
Не можешь ни сказать, ни догадаться, ибо знаешь
Лишь кучу образов изломанных, где солнце бьется
И мертвые древа не обещают тени, сверчок там не подмога
И на сухих каменьях нет звука родника и тени
Нам обещает только красный камень.
(Приди же в тень под этот красный камень) ,
И я явлю тебе отличное от многих,
Тень, за тобой идущую с зарею,
Или же тень твою, тебя встречающую ночью
И в пригоршне праха я покажу тебе твой страх.

Frisch weht der Wind
Der Heimat zu
Mein Irisch Kind,
Wo weilest du?

«Ты в первый раз мне подарила гиацинты год тому».
«Но так ведь и звалась я– Девой Гиацинтов».
«К тому ж, когда вернулись мы из сада Гиацинтов,
Ты – с полными руками и волосы намокли -
Не мог я говорить, и зренье подвело, я был
Ни жив , ни мертв, и ничего не понимал,
На сердце света глядя и в молчание».
Oed’ und leer das Meer.

Мадам Сосострис, провидица во славе
Ужасно простудилась, тем не мене
Известна, как мудрейшая из женщин европейских
С колодой нечестивых карт. Она сказала -
Вот карта для тебя, утопленник Моряк из Финикии.
(И эти две жемчужины, глаза твои то были. Взгляни!)
Вот Белладонна, Леди Скал,
По случаю бывает леди.
Вот человек с тремя жезлами, а это Колесо,
А вот купец, он одноглаз, на этой карте
Которая пуста, есть нечто, что он несет натужно на спине,
И это мне запрещено провидеть. Но я не вижу
Повешенного. Смерть от воды прекрасна.
Я вижу толпы, ходят там по кругу.
Благодарю. Коль с миссис Эквитон вам свидеться придется,
Скажите ей, что гороскоп я принесу сама -
Ведь в наши дни не помешает осторожность.

Поддельный Город,
В тумане темном, у зимы в начале,
На Лондонском мосту толпа течет, так много,
Не думал я, что смерть сгубила их, так много.
И вздохи, неглубокие, нечасто издавались
И каждый человек глядел себе под ноги,
На холм взбираясь и дальше вниз по Кинг Уильям стрит
И где Сент-Мери Вулнот не ложится спать,
Пока без эха не пробьют часы все девять.
И там увидел я знакомца, и прокричал: « Постой-ка, Стетсон!
Не ты ли тот, кто был со мной на флоте в Милах!
И этот труп, что посадил в саду ты прошлым летом.
Он дал ростки? И расцветет ли в этот год?
А может хлад внезапный растревожил почву?
О, придержи же Пса, хоть друг он человека,
А то ногтями сможет выкопать его опять!
Ты! ханжеский lecteur!—mon semblable,—mon frère!».


Оригинал:

https://www.poetryfoundation.org/poems/47311/the-waste-land
alsit

Р.Уилбер Черный ноябрьский индюк

Девять белых цыплят
Ковыляя, еще в пуху,
Тычутся в лузгу початков, камни, щепки
И всякую шелуху.

Уже преступая чуть
Огней запыленных пруд,
Радужный в тени, пока они один за другим
Его не зажгут.

Ни слаб, ни умен индюк
Шествует среди них
В лучащейся нищете цветущий, как
Мрачный туз пик,

Кортеж себе самому,
Помпезный в смерти итог,
Репетируя сдавленным зобом
Последний вздох.

Огромная туша плывет
С крестом лядвей под ней,
Как туча над бьющими ветками, мирное судно
Бурных морей.

Дрожат перья и гребешок,
Сталкиваясь второпях,
В холодном звуке ветра, уже лаская
Бумажный прах.

Костлявая голова
На клюке пастуха сидит,
Как маска святого, приобретая смутный,
Великолепный вид.

Так самки, за рядом ряд,
И их самцы в свой черед,
Закат за закатом с вульгарным счастьем
Приветствуют восход.

Оригинал:

http://voetica.com/voetica.php?collection=1&poet=44&poem=1389
alsit

Д. Левертов Эрос

Подобный цветочному
запах животного
в кудрявых волосах
бога –

не думай
что он как цветок
его атрибуты
чтоб искушать

тебя или
направлять голод
моли –
он просто
храм самого себя.

волосы и шкура
жертвенная кровь и цветы
на его алтаре

поклоняется ли молящийся
или нет.

Оригинал:
https://www.poemhunter.com/poem/eros-12/
alsit

К. Бачинский Элегия о лете.

Васильковые детские очи,
зрелость настурции.
День этот - корабль на пути к Индии,
корабль на пути к Турции.
Аллее снятся тени баобабов лип.
Балкон соседний - фуга Баха,
пейзаж ведущая к костелу,
под скрип колес неба – планет скрип.
Что осталось?
Могила глиняная пласта воспоминаний,
мертвый цветок с детскими щеками,
стишок мой, который я сжег, последний,
черная ветрянка его осталась снами.

Оригинал:

http://www.baczynski.art.pl/wiersze/146-W.html