Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

alsit

Е.Бишоп Кулик

Рев рядом с ним он принимает на веру,
и каждый, часто мир обречен дрожать, с тех пор как возник.
Он бежит, он бежит на юг, манерный, странный,
в состоянии контролируемой паники, Блейка ученик.*

Берег шипит, как жир. Слева прибой
Порывистой воды, приходит и уходит, нет дня,
чтоб не стекленел он над темной и хрупкой ногой,
Он бежит и бежит по воде, за пальцами лап следя.

- Наблюдая, скорее, пространство песка меж них,
где (каждая деталь важна) Атлантический дренаж
образует воронки. И когда он бежит
он глядит на песчинки. Мир наш

по сути туман.  И мир - минута тогда
огромная и чистая. Подъем волн
прилива, высок или низок. Не отличает он их.
Но клюв его внимателен, и занят он,

что-то, что-то, что-то ища.
О, птичка, одержимая здесь!
Миллионы песчинок, серые, черные, белы, желты, 
с кварцем розовым, аметистовым, зерен смесь.


*отсылка к известному четверостишью В. Блейка

To see a world in a grain of sand,
And a heaven in a wild flower,
Hold infinity in the palm of your hand,
And eternity in an hour.

В песчинке мир бы увидать
И небо в полевом цветке,
И минуте вечное сдержать,
И бесконечное в руке.

Оригинал:

https://faculty.arts.ubc.ca/kmcneill/BISHOP.HTM
alsit

Р.М. Рильке Сонет к Орфею 2.21

Пой, мое сердце, сады, которых не знаешь; будто бы ваза
с теми садами стоит, ясная, словно сама вода.
Воды и розы из Исфахана или Шираза -
пой несравненных, недостижимых, восторженно, славь их всегда.

И покажи, мое сердце, мне смоквы, созревшие там.
Что жизни важны, и чем верней – то моей.
И ты среди них, цветущих сплетней ветвей,
словно лицо подставляя грядущим ветрам.

И избегай всяких лишений, ибо заране
все уже решено за тебя: так предначертано - будь!
Шелковой нити вплетаться в ткани.

И с каким бы образом ты не сроднилось в поисках перемен,
(пусть испытав мгновения боли, неважно это ничуть)
чувствуй, что в нем славы достоин твой гобелен.

Оригинал:

https://kalliope.org/en/text/rilke2001102346
alsit

Р. М. Рильке Сонет к Орфею 2. 6

Сидящая теперь на троне Роза, как был строг
твой абрис в древности, сосуд с каймой.
Но ты для нас теперь цельный цветок,
предмет неистощимый и живой.

И в изобилии, когда снимаешь ты одежду за одеждой,
Ты телом кажешься предвестием надежд,
И всякий лепесток твой избегает ласки нежной
И отрицает надобность одежд.

Веками привлекали ароматы,
чьи имена нашли не кто-нибудь, а мы же,
и слава снизошла на них когда-то.

Но как назвать твой, роза, посоветуй нам.
И память возвратится к тем, кто выше,
кто может называть часы по именам.

Оригинал:

https://kalliope.org/en/text/rilke2001102332
alsit

Р. М. Рильке Сонет к Орфею I. XXII

Сила за всем – это мы.
Но времени шаг,
это такой пустяк
среди света и тьмы!

Все, что теперь второпях
прейдет, не пройдет и час;
раз пребывания страх
инициировал нас.

Отрок, следуй за мной:
отвага – не быстрота,
и не в полете прок.

Знай же – все суть покой,
свет и темнота,
книжный том и цветок.

Оригинал:

https://kalliope.org/en/text/rilke2001102322
alsit

Э. Паунд Любовная лирика (Из Египетского папируса)

I

Нырять и плавать с тобой
Дает мне шанс долгожданный:
Показать мой облик
Благодарному взгляду.

Мой купальник из лучшего материала,
Тонок он и прозрачен,
Теперь мокрый,
Заметь же его открытость,
Как он липнет.

Давай признаем, ты привлекательна очень.
Я уплыву, но вернусь скоро,
Плескаясь, болтая,
Нет причины избегнуть твоей компании.

Глянь! Красная рыбка мелькнула в моих пальцах!
Ее ты лучше увидишь,
Если окажешься рядом,
Ко мне ближе.


II

Ничто, ничто от любви моeй меня не отнимет,
стоящей на другом берегу.

Даже крокодил старый
Там на песке меж нами
Не разлучит нас.

Иду на него невзирая,
Уже по волнам иду я,
Любовь ее течет через реку,
Землей становятся волны,
Чтобы по ним я шел.

Река нам Волшебное Море.

III

Видеть ее
Видеть ее уже близко
Ее красоту такую
Услада моему сердцу.
И время отнять не сможет
То, что она принесла мне.

IV

Когда она зазывает
Мне раскрывая объятья
Я чувствую себя как путник
вернувшийся из страны Пунт.

Все превратилось - разум и чувства -
В сильные ароматы.

Когда она растворяет губы,
Голова легка и пьян я без пива.

V

Если б я был одной из ее женщин
Всегда к ней близко,
Никогда бы не отлучился,
Мог бы видеть ее тело,
Восхищаясь eго
Сиянием
Всецело.

Если б был ее прачкой, хоть месяц,
Отмыл бы своими руками
Ароматы, приставшие к платью.

Но согласен на меньшее все же -
Стать кольцом, на пальце печатью.

VI

Обед. Тебе уходить время?
Боюсь, что тебе хозяйка только твое чрево!

Спешить зачем? Покупать одежду
В этот час? Пустое все это,
Покрывал на моем ложе нам хватит.

Ты жаждешь?
Вот же моя грудь,
Набухшая.

VII

Любовь наполняет тело,
Как вино наполняет воду,
Если смешать их.

VIII

На цветок лотоса она похожа,
Плодам подобны ее груди.

Лицо ее подобно капкану в лесах Меро.
И я, дикий гусь, бедняга
Дикий гусь, бедняга, слетаю,
Чтоб заглотнуть наживку.

IX

Бежит река в ритме гребцов
В Мемфис, на плечах у меня тростника связка,
Мемфис известен, как «Жизнь двух Владений».
И скажу я великому богу Птаху
«Истины бог, дай мне возлечь с любовью моей ночью».

Ах! Только мысль превращает в вино реку,
Вино мне в голову бьет,
Птах в камышах обитает,
Богиня Сехмет берега украшает цветами.
Бог Нефертум в лотосе лучший бутон.

Мысль о красоте моей любимой
Словно заря,
Освещая небо,

На горизонте стоит город Мемфис.
Любимой моей жертва
Чаша плодов для Птаха
Бога с блестящим лицом.

X

К черту ее! Я домой отпрошусь по болезни!
И она будет среди моих соседей.
Когда обнаружат меня.
Интересно, как она поступит,
Когда придут доктора и удивятся.
Ибо знает она о моей болезни
Больше, чем они.


XI

Любимой крепость с дверями двойными.
Широко открыты.
Сейчас, когда она кипит от злости,
Хотел бы быть там стражем,
Чтобы словами хлестала.
Так я смогу слышать, когда она кипит от злости,
Как сорванец, в щель глядящий в страхе.

XII
Он:
Я плыву на «Царе Моря»,
Потом войду в Гелиополиса фарватер:
Цель моя место с шатрами
У входа в гавань Мерты.
Спешить надо!
Без отдыха  возбужденно
Сердце мое бежит к молитве,
К молитве Ра, богу солнца,
Пусть сохранит в дороге,
Тогда я смогу увидеть,
Как идет она рядом с рекою.

Она:
Когда ты здесь у Мерты,
Словно уже в Гелиополисе оказаться.

Мы вернемся в сад заросший…
Руки мои заполнены цветами.

Гляжу на мое отражение в пруду спокойном…
Руки мои заполнены цветами…
Вижу, как ты подкрадываешься сзади
Поцеловать меня в шею
Волосы мои тяжелы от благовоний.

Когда ты меня обнимаешь,
Чувствую, что словно принадлежу Фараону.



Примечание:

Это первое стихотворение из книги «Любовная лирика Древнего Египта» с двойным авторством, самого Эзры Паунда и Ноэля Стока, исследователи творчества Паунда полагают, что его перу принадлежит только этот «перевод» или фрагмент книги. И, как всегда в случае Э. Паунда, это не перевод, а оригинальные стихи по мотивам.


Оригинал:


http://caesar3.heavengames.com/cgi-bin/forums/display.cgi?action=ct&f=1,5511,1225,all
alsit

Л. Глюк Три стихотворения

Всенощная

В твое затянувшееся отсутствие ты разрешаешь мне
пользоваться землей, предполагая
прибыль на вложение. Обязана доложить,
что потерпела неудачу, особенно
в рассуждении помидоров.
Думаю, мне не следовало воодушевляться
их выращиванием. Или тебе следовало воздержаться
от ливней, холодных ночей столь частых
здесь, пока в других местах
двенадцать летних недель. Все это
принадлежит тебе: с другой стороны,
я посеяла семена, видела, как первые побеги,
словно крылья, разрывали почву, и это было мое сердце
погубленное грибком, черные пятна так быстро
умножаются на грядках. Я сомневаюсь
что у тебя есть сердце, в нашем понимании
этого термина. Ты, кто не отличаешь
живого от мертвого, кто, следовательно
невосприимчив к предзнаменованиям, ты может и не знаешь
какой ужас мы несем, лист в пятнах,
багряные листья, падающие с клена
даже в августе, в ранних сумерках: Я отвечаю
за эти лозы.

Оригинал:

. https://poets.org/poem/vespers?mc_cid=293e0ce601&mc_eid=11b98d8749

Заутреня

Прости меня, если скажу, что люблю тебя: сильный
всегда лгал, ибо слабый всегда

гоним паникой. Я не могу любить
то, что не могу постичь, а ты не явил,
в сущности, ничего: похож ли ты на боярышник,
всегда тот же самый в том же месте,
или ты больше бегония, нелогичная, сначала выпуская
розовый шип на откосе позади маргариток,
а через год порфироносная в розарии? Видишь ли,
это не приносит нам пользу, это молчание способствует вере
в то, что ты мог бы быть всем, бегонией и боярышником,
уязвимой розой и несговорчивой маргариткой – нам остается думать
что тебя возможно и нет. Это ли то,
что ты хочешь заставить нас думать, объясняет ли это
тишину утра,
то что сверчки еще не трут крылышки, что коты
не дерутся во дворе?

Оригинал:

https://voetica.com/voetica.php?collection=2&poet=659&poem=6943

Вечерняя молитва

Больше, чем меня, вполне вероятно
ты любишь зверей полевых, даже
вероятно, само поле, в августе испещрённое
дикорастущим цикорием и астрами.
Я знаю. Я сравнивала себя
с теми цветами, их диапазон чувств
много уже и не оставляет потомства; также с белыми овцами
серыми на самом деле. Я уникально
приспособлена славить тебя. Тогда почему
мучаешь меня? Я изучала арнику,
лютик, защищенный от травоядных стад
своим ядом, это боль -
дар твой, чтоб сделать меня
сознающей твою необходимость, как если бы
я обязана нуждаться в тебе, чтобы боготворить тебя
или ты покинул меня
ради этого поля, стоического ягненка
серебряного в сумерках: волн дикорастущих астр и цикория
в голубом и синем, раз ты уже знаешь,
как похожи твои одежды на него.
alsit

Ч. Милош Не более

Обязан поведать, как поменял я
Взгляд на поэзию и как это случилось,
Представляю себя одним из многих
Купцов и ремесленников Японской Империи,
Сочинявших стихи о цветках вишен,
О полной луне и хризантемах.

Если бы мог венецианских куртизанок
Описать, как они на дворе веткой дразнят павлина
И из ткани шелковой, из жемчужной ленты
Вылущить тяжелые, красноватые груди
След на животе от затянутого пояса
Хоть бы, как шкипер галеона видел это,
Приходя в порт с грузом золота,
И в то же самое время описать их бедные кости
На кладбище, где врата лижет грязное море,
Слово скрепить сильнее, чем последним гребнем,
Который, гния под плитой, один и ждет света.

Тогда не сомневался бы. Из сопротивляющейся материи
Что извлечёшь? Ничего, красоту разве.
И тогда нам хватит цветка вишни
И хризантемы, и полного месяца,


Оригинал:
https://literatura.wywrota.pl/wiersz-klasyka/39974-czeslaw-milosz-nie-wiecej.htmlr
alsit

С. Тисдейл Пусть будет все забыто

Пусть будет все забыто, как цветок, забыто,
  Забыто, как огонь, сиявший золотом подчас,
Пусть будет все забыто навсегда, навечно,
  Ведь Время добрый друг, оно состарит нас.

А спросит кто, скажи – все, все забыто,
  И вспомнить не могу.
Как тот цветок, и как огонь, и как шаги украдкой
  На позабытом мной снегу.

Оригинал:

https://www.poetryfoundation.org/poems/46013/let-it-be-forgotten
alsit

М. Павликовска – Ясноржевска Молитва

О поцелуе, который в небе
С душою сирени, с душою жасмина!
Крови бессонного звездного сына!
О поцелуе, который в небе!

О сущности мыслей и действий причине!
О вожделении, души моей хлебе!
Страсти ветров! Сказке жасминов!
О поцелуе, который в небе!

Вянут быстро улыбок попытки
Краска с них ищет излиться где бы,
И в амарант превратив маргаритки -
Тогда сыграешь на скрипке мне снова,
Запрешь меня в вечности чуждой слову
О поцелуе, который в небе!

*
Амарант - ботаническое название (греч. αμάρανθος) происходит от греч. α- — не, μαραίνω — увядать и ανθος — цветок, и буквально означает «неувядающий цветок»


Оригинал:
https://literatura.wywrota.pl/wiersz-klasyka/24890-pawlikowska-jasnorzewska-maria-modlitwa.html
alsit

Э. Паунд Девушка

Древо вошло мне в ладони,
Сок всходил ко мне в руки,
Древо росло в груди
Кроной вниз
Ветки росли из меня, словно руки.

Древо – ты
Мох тоже ты
Ты фиалки с ветром над ними.
Дитя – вот такое высокое - ты
И все это прихоть для мира.

Оригинал:

https://www.poemhunter.com/poem/a-girl/