Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

alsit

Р. М. Рильке Сонет к Орфею I.XX

Что предложить тебе, Господь, скажи,
ты, ухо давший твари под конец?
Я вспоминаю день весной, в тиши
в России, вечером - и жеребец…

тот, белый, прискакавший второпях
с обрывком привязи на бабке
пастись в ночи, но одному, в лугах,
и грива в полном беспорядке

о шею билась в такт, и в кураже,
с галопом грубым несвободных чувств
в крови коня, набухших там уже.

Он ощущал пространство, златоуст,
и пел, что слышал в цикле скрытом саг
Твоих.
                    Я ж: образ предлагаю так.

Оригинал:

https://kalliope.org/en/text/rilke2001102320
alsit

Т. Боровский Молитва о спасении души Кальтенбруннера

Творец, здоровья пошли Кальтенбруннеру,
с кровоизлиянием в мозг лежит он
в госпитале американском.
Господи, не мучь Кальтенбруннера
призраками людей, избитых палкой
не дай ему обезуметь.
Боже, не секи Кальтенбруннера
Гнева Огненной Розгой.

Ты, который высший порядок
установил на земле и на небе,
в туманностях галактик
и в мистических ядрах атомов,
ты давший клыки и когти тиграм
яд гадам
разум человеку,
Ватикану – Капитал,
Капиталу – Ватикан
а демократам бомбу атомную
на Хиросиму и Нагасаки –
дал власть и Кальтенбруннеру
ибо всяка власть от Бога,
но не судят тебя в Нюрнберге,
соучастника всех преступлений.

Боже, не предавай соучастника,
прости соучастнику
безразличному, неумелому бандиту,
облегчи ему муки,
верни здоровье,
пусть процветает
и полнится человеческой радостью.

Вложи ему Евангелие в руки,
может еще помыслит,
может к Тебе вернется
слугой покорным.
Ибо будет в небесах ликование великое
в виду обращения грешного Кальтенбруннера
больше чем в случае шести миллионов задушенных евреев
и двадцати миллионов застреленных
                                                         христиан
которые были праведны…

Оригинал:

http://dobre-wiersze.blogspot.com/2011/01/tadeusz-borowski-modlitwa-o-zbawienie.html
alsit

Джудит Мок В СИБИРЬ

В поезде воспоминания мои написаны на окне
Может никогда мне лбом не коснутся холодного стекла
Или глаза не увидят пейзаж каким он был
Нарисованный на пустоте, бегущей мимо…
Как быстро падает снег, как долго он спокоен…
Постучи по березам и серебро запоет в листьях
Родители и сестры играют в мяч мягкими руками юности
Мама изображает привидение развешивая простыни
Когда позднее цветение весны проливается на нас дождем
И сотни звезд прилеплены к нашим вечерним небесам
Mы убежим от моря на бесконечном, желтом берегу Юрмалы.
В величественном деревянном зале блистающая толпа в послесвечении концерта.
Мы шпионили за музыкой, тонкие ноги дрожали, когда нас ловили.
Как твое имя спросил человек с фалдами.
Осип, мое имя Осип Мандельштам, помню, я ответил, когда он схватил меня за ухо.

Оригинал:


https://newreviewinc.com/dgudit-mok/
alsit

У. Йейтс. Те образы

Что если предложу уйти
Из разума пещер?
Туда, где свет и ветер.
И мыслят не вотще.

Я никогда не предлагал
Идти в Москву иль Рим
Отринь ярмо труда, иди
В дом к Музам, сразу к ним.

Те только образы ищи,
Смирить их не хотя,
Где лев - и рядом дева,
Где шлюха, и дитя.

Меж небесами и землей
Найди орла и впредь
Приветствуй эти пять,
Они Муз заставляют петь.

Оригинал:
https://steemit.com/william/@joseph/those-images-by-william-butler-yeats
alsit

Д. Апдайк Санкт-Петербург

Акры золотого листа, крылаты
хвостами белок, дворцы поднятые
из руин для продажи туристам. Церкви
свободные от пользы марксизма
бараки, музеи атеизма или
оранжереи картошки и богов
державы вещают снова воскресенье
Христа в мраморе, малахите, свечах.

Петр Великий вместе с грязью болот
жив в потоках камня мостившего
жестокие улицы итальянской
пастелью и помпезностью колонн.
И сапожки статных охотниц там,
где их бабки грызли хлеб блокады.


Оригинал:

https://books.google.com/books?id=TkO4MVy_MNUC&pg=PA73&lpg=PA73&dq=st+petersburg+acres+of+gold+leaves+updike&source=bl&ots=GVjZI_-Sgm&sig=DDGAv2XlwLwI2edit5t4K-ywXZ4&hl=en&sa=X&ved=0ahUKEwiT5qHf9vbWAhVJzWMKHbmsA78Q6AEILjAB#v=onepage&q=st%20petersburg%20acres%20of%20gold%20leaves%20updike&f=false
alsit

Ш. Хини Чехов на Сахалине

Пожалуй, что «отдаст он медицине долг»,
Но не сейчас - у океана коньяку чуток
Спиной ко всем, кто с ним на этот раз.
И голова плыла свободно, как troikas

Тюмени, и он видел пустоту
Лет тридцати своих и на версту
В себе, и сам он чистая вода
Байкала с палубы паровика.

Москва уже, как юность, вдалеке
А он кто сам на вкус, на языке -
Спиртное озадаченных коллег,
На каторгу отправленное в снег

Рожденному когда-то под прилавком?
Но хоть вину знал цену. В камилавке
Певец под образами звуком вознесен
Не был счастливее, чем от стакана он

Согретом, словно бриллиант согретый
На декольте, прельстившем весь салон,
Недостижимом на развязной этой.
Под солнцем полночи остыл стакан.

Когда он вышел и стекло – об камни
Как цепь острожника тот зазвенел.
Это тревожило. И месяцами он
Грузом свободы слышал этот звон,

Ища мелодию – и не трактат, не тезис -
И порки избежал. И выдавить надеясь
Раба кровь шел, еще рабом, один
За вором тенью через Сахалин.

Оригинал:

https://books.google.com/books?id=6cVXAgAAQBAJ&pg=PA203&lpg=PA203&dq=Seamus+Heaney+So,+he+would+pay+his+'debt+to+medicine%E2%80%99&source=bl&ots=CqyAzSti0x&sig=pt0zWpW6XS06Ito4GkpnmFdKuFo&hl=en&sa=X&ved=0ahUKEwj219PDr5rSAhXCslQKHSEfAKwQ6AEIIjAB#v=onepage&q=Seamus%20Heaney%20So%2C%20he%20would%20pay%20his%20'debt%20to%20medicine%E2%80%99&f=false