Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

alsit

Из А. Загаевского

Мистицизм для начинающих

День был кроток, свет дружелюбен.
Немец на террасе кафе
держал на коленях книжечку.
Удалось увидеть название:
Мистицизм для начинающих.
Сразу понял, что ласточки
пронзительно свища,
патрулируют улицы Монтепульчано,
и приглушенные разговоры испуганных путешественников
из Восточной Европы, называемой Центральной,
и белых цапель, стоящих – вчера, позавчера? –
в полях рисовых, словно монахини,
и сумерки, медленные и регулярные,
размывающие контуры средневековых домов,
и деревья оливковые на низких холмах,
зависимые от ветров и пожаров,
и голову Неизвестной Принцессы,
которую видел, восхищаясь, в Лувре,
и витражи в церквях словно крылья бабочки
окроплённые цветочной пыльцой
и соловья, который упражнялся в декламации
прямо рядом с автострадой,
это все было мистицизмом для начинающих,
вводный курс, пролегомены
к экзамену, который отложили
на будущее.

Воспоминания

Навести свои воспоминания
Сшей для них чехлы льняные.
Открой окна и отвори воздух.
Будь с ними искренен и никогда
не позволяй им узнать тебя самого.
Это твои воспоминания.
Подумай об этом, когда плывешь
в саргассовом море памяти
и уста твои зарастают морской травой.
Это твои воспоминания, которые
ты не забудешь всю оставшуюся жизнь

Оригиналы соответственно:

https://poezja.org/wz/Zagajewski_Adam/6826/Wspomnienia
https://stronypoezji.pl/monografie/mistyka-dla-poczatkujacych/
alsit

У. Оден Дувр

Крутые дороги, туннель в меловых отложениях, это подъезды.
Разрушенный маяк глядит сверху на рукотворный залив.
Побережье почти элегантно; у всего этого
Где-то вдали от моря есть отдаленный и грязный корень.
    Ничего не свершено в этом городе.

Крепость норманнов доминирует, залитая светом ночью,
Свидетельствует об интересе к своей обычной жизни:
Здесь обитают эксперты того, что нужно солдатам,
    И кем являются путешественники

Кого несут корабли сюда или отсюда меж маяками, охраняющие уединение залива,
Словно пара каменных псов, соперничающих с добропорядочными вратами.
Между волнорезами по-английски говорят правильно,
    А дальше атлас языков.

Глаза отплывающих мигрантов не отрываются от моря,
Воображая судьбы в безличных водах:
«Я вижу некое важное решение, принятое на озере,
Болезнь, бороду, найденную в постели Аравию.
    Няньку пораженную, Деньги.»

Красные после годов неудач или сияющие славой,
Глаза вернувшихся благодарят эти исторические откосы:
«Зеркало больше не может лгать и часы бранить;
В тени под тисом там, где играют дети,
    Все должно быть объяснено.»

Старый город с его упитанностью и георгианскими домами
Выработал обычаи даже в такие необычные моменты.
Клятвы, слезы, эмоциональные жесты прощания
Все привычно здесь, непримечательные действия,
    Как пахота или песня под мухой.

Солдаты в недурственной одежде заполняют пабы,
Розовые и глупые, как девушки из академий для высшего общества.
«Лев», «Роза», «Корона» не потребуют от них умереть,
Не здесь, не сейчас: всех их убьют в свое время,
    Будущее штатских нищих.

Над ними, дорогие, сияющие словно велосипеды богатых мальчиков,
Аэропланы жужжат в новом европейском небе
На краю его, что явно принижает Англию,
И приливы предупреждают бронзовых купальщиков стынущей звезды
    С ее полу завершённой историей

Высоко над Францией полная луна, холодная и взволнованная,
Словно одна из тех опасных подхалимок, которых мы любим повстречав,
И когда совершенно разбиты, она отвечает нам взглядом:
Ночь нашла много рекрутов, тысячи пилигримов,
    Мекка суть холод сердца.

Крики чаек на рассвете печальны, как труды наши:
Солдат охраняет путешественника, кто оплачивает солдата,
Каждый молится за себя одинаково. Тот, кто может быть героем.
    Не все из нас несчастливы.

Оригинал:

https://lyrics.lol/artist/21275-w-h-auden/lyrics/2144553-dover
alsit

из Иоанны Вихеркевич

*
слазим с дерева
на асфальтированную улицу
прямо под колеса
торопливого времени

убегаем ускользаем
топчем зеленые лужайки
совершенствуем побеги
лепим день творца руками
приближаясь к богам
усаживаемся в вымышленных пантеонах

со стен афинского Акрополя
римского Капитолия
иудейского Иерусалима
Закрытого Города
считываем естественную кончину

этот несправедливый мир
и не явлен путем натуральным
и не продлится вечно

*
память начинает рваться и выцветать
кого благодарить за следы
которые суть освобождение
не помним испуганной любви
ран рваных продранных смертельных
неисчислимых границ
войн не начатых
можно забыть в беспамятстве
дом, мяту, рой пчелиный
боль тоски и смерти
уродства и красоты
умирая стадами
это и есть цена мира

Мельница

Измельчается этот мир
в той же самой прогнившей мельнице

от пещер до небоскребов
чумными войнами
иллюзиями свободы
игрищ и хлеба
крик достигает крыльев
смятение хаос суматоха беспорядок,
беспорядок суматоха хаос смятение
свистит время
по мне
обо мне
мной
со мной
я
перемалываю в жерновах
знакомое смыслы
боюсь что придут
забирать
последнее зерно
веру в человека.


не творите из себя идиотов

не творите из себя идиотов
да снятся вам сны о величии
но делитесь величием глупости
не творите из себя лжецов
слова подобны потокам
теории льются водопадами
подумайте о правде
сдвигающей камень Сизифов
не творите из себя убийц
жнец сам выкосит урожай жизни
снопы достигают небес
уже давно
не ослепляйте себя
осиротите темные коридоры
ищите пути светлые
не творите из себя глухих
пень тоже иногда умирает
становится человеком.


Оригинал:

https://www.facebook.com/photo/?fbid=10216418691380123&set=a.1019243181615
alsit

З. Херберт Молитва господина Когито-путешественника

Господи
          Благодарю Тебя за то что сотворил мир  прекрасным и сильно отличным
а также за то что Ты позволил мне в неисчерпаемой
доброте Твоей быть в местах которые не были местами моей ежедневной муки

       - за ночь в Тарквинии где лежал на площади у колодца
и раскачивающаяся бронза возвещала с башни Твой гнев
или прощение

а ослик на острове Коркира пел
мне из своих непостижных мехов лёгких
меланхолию пейзажа.

и в грязном  Манчестере нашел людей  я
добрых и умных

природа повторяла свои мудрые тавтологии: лес был лесом
море морем скала скалою
 звёзды кружились  было так как быть должно-
IOVIS OMNIA PLENA

       - прости я думал только  о себе когда жестоко и неотвратимо они вращалась вокруг
меня как большие астрологические часы Святого
Петра в Бове

ибо был ленив рассеян слишком осторожен
в лабиринтах и гротах.

а также прости за то что не боролся как лорд Байрон за счастье народов покоренных а разглядывал только
восходы луны и музеи

Благодарю Тебя за дела по сотворению во славу Твою
ибо уделил мне частицы своей и в непомерном
тщеславии думал я что Дуччо ван Эйк
Беллини писали и для меня
   
а так  же за Акрополь который никогда не понимал
до конца терпеливо открывавший мне искалеченное
тело.

       - прошу Тебя воздай старичку седому
который непрошено приносил мне плоды своего
сада на выжженном острове отечества сына
Лаэрта.

а так же мисс Эллен с туманного  острова Мулл

На Гебридах за то что она приняла по-гречески  и просила чтобы ночью
я на окне
выходящем на Святого Иону ставил зажженную лампу
чтоб светила земные приветствовали друг друга


и всех тех кто мне указывал дорогу
        и говорили: като кири като

И чтобы взял под опеку Маму хорошего берлинского студента
из Сполете Спиридоне в Паксое который
избавил меня от затруднений а потом вдруг встретив
в Аризоне отвез к Большому Канону,
который подобен тысяче соборов перевёрнутых
с ног на голову

- позволь не думать о Господи о моих
последователях со слезящимися глазами серых и немудрых
преследователях
когда опускается солнце в море Ионическое воистину
непостижное

чтобы я понимал других людей другие языки другие страданья

но прежде всего чтобы был я скромным что значит тем
кто ищет истоки.


       Благодарю Тебя за то что сотворил мир  прекрасным и сильно отличным
и если это твой соблазн я соблазняюсь

навечно и без прощения

Оригинал:

https://fundacjaherberta.com/biblioteka-herberta/wiersze/modlitwa-pana-cogito-podroznika/
alsit

Э. Паунд Работа по эстетике

Совсем маленькие дети в заплатанной одежке
Пораженные невиданной мудростью
Прекратили играть, когда она прошла мимо
И прокричала с булыжника
Guarda! Ahi, guarda! Ch’ è be’ a!

Но через три года
Я услышал юного Данте, фамилия его мне неизвестна …
Ибо вот же они, здесь в Сирмоне, двадцативосьмилетние Данте
И тридцатичетырехлетние Catulli.
Выдался большой улов сардин,
И старики города
Паковали их в большие деревянные ящики
Для рынка Брешии, а он
Прыгал вокруг, хватая блестящую рыбу
И всем мешая.
Напрасно они кричали ему stafermo!
И когда они не позволили ему укладывать
Рыбу в ящики
Он гладил ту, что уже была уложена,
Шепча для собственного удовлетворения
Похожую фразу

Ch’ è bea

И вот тут я несколько сконфузился.

Оригинал:

https://www.poemhunter.com/poem/the-study-in-aesthetics/
alsit

Р. М. Рильке Куртизанка

Солнце Венеции горит на волосах
и, как алхимик, золотое выплавляя
на выходе. И брови, как и вся я,
мостам подобны, что ведут, смолкая,

к глазам, минуя этот вечный страх
соитий тайных, и каналам скрытым вторя,
ведущих к измененьям вечным моря,
где волны падают, встают. И тот, кто вскоре

меня узрит, собаке позавидует моей,
на ней руке, не бывшей ни в чей власти,
той, что над углями не грелась, говорят,

неуязвима, в кольцах, каждый раз сильней –
И исчезали мальчики из всех династий,
как с губ моих прельщавших юных яд.

Оригинал:


http://www.zeno.org/Literatur/M/Rilke,+Rainer+Maria/Gedichte/Neue+Gedichte/Die+Kurtisane
alsit

Р. М. Рильке Сонет к Орфею I.XVIII

Ты слышишь Новое, Творец,
в шуме и дрожи?
Предвестники идут, венец
Твой славя тоже.

Мы вправду потеряли слух
во гневе ране,
и из машины этой дух -
Обетованье.

Взгляни, Машина:
как мчит она, готовя месть,
ломая тех, кого не счесть.

Лишая силы тех, кто есть,
но равнодушных уже днесь,
вези, служи нам.

Оригинал:

https://kalliope.org/en/text/rilke2001102318
alsit

Л. Глюк Эрос

Я придвинула стул к окну отеля – смотреть на дождь.

Я была то ли во сне, то ли в трансе —
в любви, и все же
ничего не хотела.

Казалось ненужным касаться тебя, видеть снова,
Я хотела только это:
комнату, волосы, звук падающего дождя,
час за часом в тепле весенней ночи.

Я не хотела ничего другого; я была совершенно удовлетворена
Сердце стало маленьким, немного надо чтобы наполнить его.
Я смотрела на плотное полотно дождя над темнеющим городом.

Тебя это не заботило. Я делала все то,
что делают при дневном свете, я оправдывала себя,
но ходила, как лунатик

Этого было достаточно и больше не вовлекало тебя.
Несколько дней в чужом городе.
Разговор, касание руки.
И потом я сняла обручальное кольцо.

Это было то, чего я хотела: быть голой.

https://readalittlepoetry.wordpress.com/2005/08/14/eros-by-louise-gluck/
alsit

Ч. Симик Кровать Генри Руссо

Я отнес свою кровать в лес
Как жизнь здесь спокойна,
Когда уже вышла луна.
Белый олень грыз мою подушку.

Ночная птица пела в руке
Волосатой обезьяны.
Это была райская птичка
Это была цыганка с мандолиной.

Пришлось с кроватью голому бежать,
Стучать во врата тюрьмы,
Просить темнейшую одиночку.
Они уступили, крысы и все.

Прелестная дочь палача
Пришла на цыпочках нанести визит.
Ведь снедь она опять принесла
Ее красота спеленала мои глаза.

С этим трюком не влезть в кровать
Извне на мотоцикле бессонницы.
Как женщина, идущая по Бруклинскому мосту,
Я нашел себя в кухне философа.

Как на полюсе, было бело и стоял мороз.
Снег падал в пустой сосуд.
Мне б использовать свору собак,
Враз вытащить кровать, кучей лунатики…

На ночных сеансах, где я нашел и себя
Дрыхли под экраном.

Оригинал:

https://www.poetryfoundation.org/poetrymagazine/browse?contentId=36334
alsit

Джеймс Тейт Пропавший пилот

моему отцу (1922–1944)


Твое лицо не сгнило,
как у других — второй пилот,
к примеру, видел его

вчера. Eго лицо каше-
образная масса: его жена и дочь
бедные невежественные люди, глядят

так, словно он соберется опять,
Его наказали сильней, чем Иова.
Но твое лицо не сгнило,

как у других — оно потемнело
и затвердело, как смоль;
черты преуспели в их

различиях. Если б я мог склонить
тебя вернуться хоть на вечер
из твоей маниакальной

орбиты, я коснулся бы тебя
изучал лицо твое, как Даллас,
твой хулиган пулеметчик, сейчас

глазами, покрытыми волдырями, читает
брайлевскую книгу. Коснулся бы
лица твоего, как равнодушный

ученый касается пергамента.
однако, испугавшись, я
открыл бы тебя и не

и не вернул; я бы не заставил тебя
глядеть на жену или Далласа
или второго пилота, Джима, Ты

мог бы вернуться на твою неустойчивую
орбиту, и я бы не пытался
понять до конца что

это значит для тебя. Все что я знаю —
вот что: когда я вижу тебя,
как видел по крайней мере

раз в год в моей жизни,
кружащего по пустоши небес,
как африканский божок,

я чувствую себя мертвецом, словно
я пятно на чьей-то жизни,
и что я должен следовать за тобой.

Моя голова задрана в небо,
но не могу оторваться от земли,
а ты снова проносишься мимо,

как факт, идеальный, и не желая
рассказать, что все хорошо
или что это была ошибка,

когда тебя поместили в тот свет
а меня оставил в этом; или что несчастье
поместило эти миры в нас.

Оригинал:

https://www.poetryfoundation.org/poems/47810/the-lost-pilot