Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

alsit

Луиза Глюк Ночная миграция

Это мгновение когда вновь видишь
красные ягоды горного праха
в темном небе
ночной миграции птиц.

Больно даже подумать
что мертвые их не увидят
все это на что можно полагаться,
все что исчезает.

Что тогда делать душе чтоб утешиться?
Я говорю себе может ей больше
нет нужды в тех наслаждениях;
может достаточно просто не быть
трудно это представить.

Оригинал:

https://poets.org/poem/night-migrations
alsit

Р.Уилбер Ежевика для Амелии

Окаймляя лес, аллеи, заборы собой,
Старые кусты везде оживают опять,
Их листья тянутся веерами по пять
Из клубков, согнутых этого года лозой.

Светотень ежевичная везде у стены
И цветы, ведь апрель уже не у дел,
Пятилепестковые ростки, белы, как мел
И вместе держатся и также разбросаны,

Словно звезды, о них поведали нам,
Что они быстро разбегаются прочь,
И, говорят, может наступить ночь
Останется мрак, на него и глядеть глазам.

Для перемен великих я еще не готов,
Но увижу, как август будет подгонять
Темные ягоды, дикие, можно ждать,
Что созреют они на месте цветков.

Наступит момент, тут ухо держи востро,
Спасти бы от птиц, не со своего плеча
Нужна одежда, чтоб пачкать, кровоточа,
И внучка - болтать с ней, набирая ведро.


Оригинал:

https://ronnowpoetry.com/contents/wilbur/Blackberries.html
alsit

Р. М. Рильке Ты заранее

Ты заранее
потерянная любимая, та которая никогда не приходила
и я не знаю, какой звук близок тебе.
Не пытаюсь встретиться с тобой, когда набегает волна узнавания. Все возвышенное
говорит образами во мне, далекий услышанный ландшафт,
города и башни и мосты и не –
ожиданные повороты в пути
и могущество богов
когда-то проросших в странах:
все имеет значение для меня,
тебя, ускользая, рядом.

Ах, ты - суть сады
ах, на которые глядел
с надеждой. Открытое окно
в сельском доме - и ты прошла почти исчезнув
воображая, что мы рядом. Я отыскивал переулки
по которым ты шла не сворачивая
и временами зеркала в лавках
испытывали головокружение из-за тебя и испуганно
отталкивали мой испуганный образ. – Кто знает, может та же
птица пролетела мимо нас
вчера, одинокая, вечером?

Оригинал:

http://www.rilke.de/gedichte/du_im_voraus.htm
alsit

Из Г. К. Честертона

Осел

Когда рыбы летали, и ходили леса,
А смоква венчала терн,
В минуту, когда кровава луна,
Я был явно рожден.

С головой безобразной и дурно крича,
Прядая ушами, явился я
На неизвестно на чем скача,
На беса пародия.

В лохмотьях преступник на этой земле,
О извращенный расчет,
Избитый, голодный, смейтесь, я нем,
Храню мой секрет еще.

Вы дураки! Был счастлив на ней
И час жестокий тот не избыт,
Ведь крики росли меж моих ушей,
А ладони - раньше копыт.


Элегия на деревенском кладбище

У тех, кто работал для Англии,
Есть дома в могилах приют:
Птицы и пчелы Англии
Вкруг крестов там снуют.

Но те, кто сражался для Англии,
За падающей звездой,
Увы и увы для Англии
Далеко в могиле простой.

А те, кто правят в Англии,
Сошлись в конклавах страны,
Увы и увы для Англии
Еще не погребены.

Оригиналы соответственно:

https://www.poetryfoundation.org/poems/57420/elegy-in-a-country-churchyard

https://www.poetryfoundation.org/poems/47918/the-donkey
alsit

Е.Бишоп Кулик

Рев рядом с ним он принимает на веру,
и каждый, часто мир обречен дрожать, с тех пор как возник.
Он бежит, он бежит на юг, манерный, странный,
в состоянии контролируемой паники, Блейка ученик.*

Берег шипит, как жир. Слева прибой
Порывистой воды, приходит и уходит, нет дня,
чтоб не стекленел он над темной и хрупкой ногой,
Он бежит и бежит по воде, за пальцами лап следя.

- Наблюдая, скорее, пространство песка меж них,
где (каждая деталь важна) Атлантический дренаж
образует воронки. И когда он бежит
он глядит на песчинки. Мир наш

по сути туман.  И мир - минута тогда
огромная и чистая. Подъем волн
прилива, высок или низок. Не отличает он их.
Но клюв его внимателен, и занят он,

что-то, что-то, что-то ища.
О, птичка, одержимая здесь!
Миллионы песчинок, серые, черные, белы, желты, 
с кварцем розовым, аметистовым, зерен смесь.


*отсылка к известному четверостишью В. Блейка

To see a world in a grain of sand,
And a heaven in a wild flower,
Hold infinity in the palm of your hand,
And eternity in an hour.

В песчинке мир бы увидать
И небо в полевом цветке,
И минуте вечное сдержать,
И бесконечное в руке.

Оригинал:

https://faculty.arts.ubc.ca/kmcneill/BISHOP.HTM
alsit

Р. М. Рильке Сонет к Орфею 2.17

Где, в каких увлажнённых блаженно садах, в каких поверьях
меж нежно сорванных лепестков, на каких деревьях
странные фрукты утешения уже созревают? Эти
лакомые, из тех, что можно найти на лугах, истоптанных в свете

твоей нищеты. Иные знаменья время от времени
тебя заставляют подумать, а как же велик этот плод
исцеляющий, о кожице его слабой, садовом племени,
и не как птицы в своем безрассудстве, но и ревность там не живет

червей земляных. Разве вкруг древ тех Ангелы только летают, а не
садовники странные растят их совсем не спеша и в тайне,
древа те, что для нас лишь мнимость?

Нам ли дано ими владеть, мы ведь призраки, тени им,
те, что взрослеть торопятся с увядшим своим поведением,
чтоб разрушить их летнюю невозмутимость?

Оригинал:

https://kalliope.org/en/text/rilke2001102351
alsit

Р. М. Рильке Сонет к Орефею I.XXVI

Но ты, богоподобный, ты, и до конца поющий,
когда к тебе слетал весь рой отвергнутых менад,
порядком крики ты глушил, прекрасный еще пуще,
из разрушения взошла строением игра на новый лад.

На голову и лиру не пришелся ни один удар,
когда они кружили, отдохнув лишь на мгновенья,
бросали в сердце острые каменья,
смягчившись, камни принимали слух твой в дар.

Но месть не утихала, и поражения твои без счета,
пока в камнях и львах задерживались звуки,
в деревьях, птицах. Там, где поешь еще ты.

О бог потерянный! Ты бесконечным следом стал!
Хоть и растерзанный, развеянный на муки.
Мы сами слух теперь, природы мы уста.

Оригинал:

https://kalliope.org/en/text/rilke2001102326
alsit

Р. П. Уоррен Снегопад

Белизна молчания, в молчании эскадронов, эскадронов
Мягких копыт, ни скрипа стремян, ни блеска стали -
На моем западном холме белая кавалерия идет,
Марать последний умирающий румянец очертивший откос.
Был ли слышен горн? или только ветер в ветках сосен?
Какая музыка существует в мире, которую нам не дано слышать?

Проходят годы и всегда есть что вспомнить, забыв первый
Новый зеленый побег в зеленом торфе, объявившем
О старом земном слабоумии; первый
Свист черного дрозда и дроздов – белобровиков, уже прибывающих,
Без числа кипящих музыкой и спермой,
Первый раз, когда твое юное лицо, полыхало стыдом и отворачивалось,
Словно вжималось в частокол забора
И ты прижимала свои обнаруженные вдруг груди, чтоб затвердели.

Старюсь припомнить ее имя. Как же ее звали?
Стараюсь припомнить блеск ее глаз, очаровательную глупость.

Подумай, как медленно было то полдневное летнее волнение –
Словно волнующаяся лоза, яблоко, слива – когда ты лежал один на холме
И только чистая опалесценция небес
Наполняла глаза и сердце, и все что надо было знать
Это безголосость, в которой ты лежал. Но
Полдни заканчивались. Вспомни руку,
Которую ты потом держал в тени под буками
В час, когда уже птицы никого не зовут,
Помни. помни «до свидания» на железнодорожной платформе – и
До Свидания ускользает как змея маленьким клубком.
Ибо мир широк у него много фаз и лиц
И в конце каждого лета – осенний плод.
В каком году ты познаешь плод, который ты сам?

Осенняя ветка сгибается под весом глянцевая и красная.
Обильная виноградина кровоточит на языке, сок и мякоть
Ищут темного наслаждения горла. Ты ходишь снова там, где опадают каштаны,
И мечты, годами защищавшие тебя, дитя, счастливы опять.

Далеко к северу в Вермонте
Клены горят последним золотом. И когда листья падают, серея,
Уступы гор возвышены. Олени
Кормятся, где могут. Медведь
Скоро уснет без сновидений. Банальный
Снег кружит там, соглашаясь на дело, и ветер
Поднимается. Облаченные в белое
Южнее, два штата под ним до самого Пролива,
Где, когда идешь по песку, покрытому коркой соли,
Снежинки умирают на илистой почве бухты,

И ты не помнишь, какой год был первым,
Ибо много лет прошло. Но снова к холмам
Идет молчание мягких копыт, кружащие эскадроны.
Вымолачивая последние угольки дня, и ты

Стоишь во мраке белизны
Что и есть совершенство Бытия.

Оригинал:

https://www.antichay.com/pages/books/8761/robert-penn-warren/snowfall  
alsit

Р. М. Рильке Тайная Вечеря

Они сошлись, дивясь и сбиты с толку
вокруг него, и кто решал какой
путь уведет от них, и с кем он мог быть только,
кто рядом с ними ходит, как чужой.
Он одиночеством объят сейчас,
оно наставит и на низкое деяние;
ему опять идти в оливах, как и ранее,
а кто любил его, его покинут враз.

И приведя их к вечере, к разлуке,
(так птиц сгоняет выстрел от докуки)
он от хлебов их отгоняет руки
словом своим: они ж опять в нужде
летят к нему над круглым их столом 
и ищут выход. Там, где он уже везде,
как сумеречный час, уже во всем.

Оригинал:

https://www.textlog.de/17644.html
alsit

Р. Уилбер Любовь марионеток.

Когда еще мир весь дремал в цветке,
Инстинкт деревянный свел их рядом,
С мистический кровью накоротке,
Впали в объятья, стекленея взглядом.

Апрель, не готовый стоять на своем,
Метил сезон, опережая вести,
Уступали чувствам без чувств вдвоем
И разлетались больше, чем были вместе.

Но где летали? В этот шторм, он с ней,
В некой стеклянной сфере, и, походя,
Мёрзли, когда плоть становилась теплей
В бездыханной спешке к тупику похоти,

Где лишь мостик пройти и впасть в покой,
Предвидя, как домик заносит вьюга,
Где томится, и никто не найдет другой, 
Идеальная, чуть дыша, супруга.

Метель закончилась, светлели глаза,
Они устали, но ненасытны, лежа;
Зачем на чертах за слезою слеза,
Пока не станут они не похожи?

Один покой влечет другой искони,
Словно их души трещали в плаче,
Не найдя облегчения для тел, они
Поклялись делить хоть общие удачи.

Обнялись неуклюже они еще раз,
Пустота пустоте звенела друг в друге.
Настроив ручьи нежней, чем сейчас,
И птицы взорвались во всей округе.

Оригинал:

https://thevalueofsparrows.wordpress.com/2018/10/17/poetry-loves-of-the-puppets-by-richard-wilbur/