Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

alsit

Э.Паунд Канто XIX

Диверсия? Да, он в Манхэттене ее содеял
В большой компании, и там они сказали:Невозможно
И он сказал:Имею я аж десять тысяч, чтоб поиметь их,
И поимею, а вы усе, чертяки,
Должны вложить их на куда возможно.
И так они сказали: Да не надо.
Тогда сошлись на половине миллиона.
И он имел дом элегантный на Гудзоне,
И на столе их все еще лежит патент, изобретенье.
И тут разгадка: он имел усе как это десять тысяч.
И престарелый Спиндер, там воздвигший обелиск
Готический в честь 1870, на Маркса жал мне и поведал
Историю «романтики его работы» -
Как он приехал в Англию, с товаром или что там
и продал там его.
И он хотел болтать только о Марксе, и я скасал:
А квак вы здесь скасались прямо сбоку
у Чамп Элиза? У Полей?
И как вам тут сидеть? И разве эти все парнишки дома
Все с вас не заберут? Как бросить это дело?
О, - он скасал, - я не одалжал совсем их денег…
Давно то было и когта та пришлось одалживать их денег».
Das Kapital он больше не помянут.
Как и кредит и как распределенье.
И он« так никогда не кончил книгу»,
Но был другой там малый, худой дантист и дипломат к тому же
Qui se faisait si beau.

Он там сидел, с профессором добрейшим,
И наверху еще один обрубок,
И был еще один пройдоха
В другом углу, читавший «Татлер»,
Не вверх ногами, но газету не листая.
И вот потом пошел я в спальню, а он сказал,
Обрубок т.е: « Все это истинно,
Но чувствам лишь подвластно,
Их не расторгаешь холодной сутью, как экономикой, приятель»,
И мы спустились прогуляться
И тот пройдоха сразу выглянул в окно.
И появилась улица « Дай -слопать -энтих»
подобная бульдогу в макинтоше,
О, Клио!
Потом неделю не работал телефон.

Ни разу Приншипа не видел, горбуна.
Никто не мог его завербовать, ну ни в какой стране,
И он сказал: да вот же справха от миня профессор,
И многие хотели сдаться,
Но вот когда им удавалось сдаться,
Трах русские стреляли пацанов, и им хотелось
Узнать, как сдаться.

А Влеттманн?... был он там, конечно, там он был,
И вот два месяца позднее, он поведал:
« Счастливые они – сказал он – ходили под окном
Те парни в два часа под утро
И пели, пели Hẻ Sloveny!».

Да, Влеттманн, и русские их всех не застрелили.
Рассказ с названием «Рожденье Нации»
И был еще там этот выскочка Ausstrrian
в петлице роза,
И как он выжил, черт его поймет.
во всем чертовски грязном деле.
Нахальный словно Христонос, в восторге от победы каждой бошей.
И нафта, иль что там применяли для подлодок.
Как то, что получали вот недавно, чтоб коноплю растить,
из Роттердама
Das thust du nicht, Albert?
Но были времена, сидели в креслах,
И все пропало, словно лавки сладостей на Невском.
«Что толку говорить, они революционеры,
Пока не встретят свой конец,
О, абсобашлилютно, дойдя в конце до самой точки.
Он управлял. Из поезда он управлял тут,
Или из трех, да прямо с рельсов,
И он опережал всегда дня на три всех лоббистов,
Хочу сказать на поездах он создал государство,
И лобби добиралось к ним, гарцуя.
И он сказал: Мобог, смешно чертовски,
Пол нефти мира и все же не хватает
Для паровоза государства!
И вот потом они трепались два часа.
И, наконец, сказал Стефф: Ребята покажите карту.
И принесли одну и Стефф сказал:
Что означают эти линии на карте? Да, эти линии прямые.
Дороги это. И. Эти линии,
Которые кривые? Реки.
И Стефф сказал: Принадлежит все государству»?
А через два часа с приказом вышел поезд –
Как нефть бурить, не конфискуя землю.

И Тонни Бэймонт так сказал однажды Стеффу:
Вы думаете мы руководим, так вам скажу я,
Купили шахту мы по закладной, но не платили,
И вы подумали, что мы тут управляем.

Пришлось мне самому туда поехать, а управляющий сказал мне:
Конечно, мы управляем, мы можем управлять,
Не продавать же этот чертов уголь.

Тогда сказал я - Х и Б. Центральный,
- вы говорите мы здесь боссы Х. и Б. Центральный?
И я сказал: Вы покупаете из нашей шахты уголь,
И годом позже они не покупали, и я тогда собрал директоров,
И вот директора сказали….да ладно, все равно,
Купить же уголь чертов до сих пор не могут.
И старичина Джим пришел через неделю, огромный жирный человек
С брильянтами, и он сказал мне :Мистер Баймонт
Вам следует просить два доллара наценкой
Са тону угля. И Х, и Б закупят уголь
У нас.

И вот сидел мой старичина,
А они сидели в креслах, согласно протоколу,
И рядом с ним племянник мистер Вюрмсдорф,
И старина Птирстофф, чтоб поддержать семейство,
Поддержка эта был оценена семейством в полной мере.
И он привез депеши из Санкт Петербурга.
И Вюрмсдорф их привез из Вены,
И знал он, и они все знали, и каждый тоже знал,
Что и другие знали, что все там знают, что он все знал.
И Вюрмсдорф лез как раз в карман,
Чтобы начать все это, и потом мой старичина
Сказал вот так:
Альберт, и все другое.
Те дни ушли, приятель, навсегда.

И десять лет прошло, все эти десять лет
И этих десяти уже мне не вернуть
Все эти десять лет, десяток лет солдатом у индийцев,
А ведь бывало время в Яше (Яссах), 14 девчонок в одну ночь.
Здоровых, но завшивленных девчонок? Ага, здоровых, но завшивленных девчонок.
И раз в Кашмире,
На барже куча бирюзы
В три фута высотой лежала,
И целый день они вели торговлю –
По десять шиллингов за камень.