Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

alsit

Р. ГРЕЙВС ВЕТЕРАН ИЗ ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЕГО

- Неужто Двадцать Третий, это он?
А мы вино глотаем, мой Страбон.
И бросив зелье, груб и краснонос,
Старик-центурион ответил на вопрос,
Ругаясь и пролив на стол вино,
- Нет! Двадцать Третий мертв давно.
Мертв в первый год, в тот чертовый поход,
Он мертв, он мертв, кто мертвых нам вернет?
Жаль? В Риме чтят таких лихих парней,
Но жалость нам с тобой куда нужней.
От стрел бельгийцев, галльского копья
Мы спасены, и живы ты и я.
Чтоб видеть до чего дошли уже
Неряхи, справные лишь в грабеже.
Больны, ворчим, забыли, как мечом.
Разить, и как стрелять, и что почем.
О, ляжки мощь, о, мускулов гряды!
Где это все? Взгляни на их труды!
Да стадо грязное уродливых свиней.
И это, Гракх, мой Легион? Вина скорей!
Страбон, - заметил Гракх – да что с тобой?
А Легион есть Легион. И не плохой.
Пусть рекруты грязны, и волчья сыть,
Чёрт! Ты не лучше, если будешь пить.
Они, Страбон, поверь, нужны живым,
А Легион есть Легион, пока жив Рим.
Из Галлии они же, и в своем уме,
Погонят Венцигториса к зиме.

Оригинал:

https://englishliterature.net/robert-graves/an-old-twenty-third-man
alsit

Р. Лоуэлл Вечеринка, выброшенная на берег

Можно скучать по Эмерсону, погруженному в Люминизм,
по его огромной прозрачной пустоте;
и по картине Фитца Хью Лэйна шхуна на якоре в Кастине
с ее яркими крыльями закреплёнными в топографической
простоте мира пересозданного как стекло.
Инструменты честная функция, и даже игрушки;
ты поражённый миниатюрными приборами, моторчиками
усаживаешь подучивать детей и родителей в твоем мусоре,
ты танцуешь как банка от пива, квершлаг, фигляр -
умник и слишком много затей для журчания нашего яхт-клуба,
После вечеринки, я слышу твою машину без глушителя
колесящую по городу десять двадцать прыжков в минуту –
городок слишком мал чтоб опоздать к девушке
или ему нужен томагавк для пробора.

Примечание:

Люминизм - в живописи это направление, придающее большое значение световым эффектам
alsit

Р. Лоуэлл Гейне, умирая в Париже

1


Каждое праздное желание умирает в груди
даже ненависть ко злу, даже к собственным
страданиям, не говоря уже о чужих.
Во мне живет смерть.
Занавес упал, пьеса завершена -
моя любимая немецкая публика уходит зевая…
эти добрые люди – они не дураки –
едят себе ужин и пьют себе вино
счастливо – поют и смеются, смеются…
Тот парень у Гомера был прав
он сказал, что жалкие живые филистимляне
в Штутгарде - на- Некаре счастливей, чем я,
золотоволосый Ахиллес, мертвый лев,
принц теней в преисподней.


2

Все дни мои счастливо счастливей ночей
когда б не тронул струны вдохновенья,
народ рукоплескал, мой вождь, восторг и пламя
пронзали тучу летнюю Германии моей .
Еще чуть тлеет лето, но урожай мой в закромах
и меч упрятан в мозг спинной
и скоро должно мне отречься от полу- богов
которым я в агонии обязан миром полу- восторгов.
Рука моя взмывает к их пределам на доминанте лиры,
бокал с шампанским вдребезги у губ моих…
Когда б я мог простить Аристофану
и автору книг Бытия их шутки, и он простил бы-
Боже, как нестерпимо страшно умирать,
И как уютны жизни в уюте гнезд земных!
alsit

Э. Паунд Гробница в Акра Саар

Никоптис, я твоя душа, я наблюдала
Пять тысяч лет, а мёртвые твои глаза
Не двигались, страсть без ответа,
И члены легкие твои, где билась я в огне,
Ни мной сгорали, ни каким бы -то шафраном.
.
Глянь, мягкая трава взошла тебе подушкой,
Тебя лобзая миллионом языков травы;
Не ты меня.
Я золото прочла на стенах всех,
И износила мысли на всех знаках,
Нет больше в этом месте новизны.

А я была добра. Закупорила я сосуды,
Что б мог, проснувшись, ты похныкать про вино.
И все твои одежды на тебе без складок.

О, ты неблагодарный! Как же я забыла!
- Ту реку даже много дней тому,
Река та? Но не юн ты был уже.
И три души пришли к Тебе –
И я пришла.
Я притекла к тебе, их отогнала.

Ведь я была близка с тобой, все знала о тебе;
Ужели не касалась пальцев и ладоней,
И не втекала я, текла в тебе до самых пяток?
Как я «вошла»? Была ли я Тобой?

И солнце мне покоя не дает,
И рваный мрак меня терзает,
И ты молчишь всегда, и день за днем
Не говоришь ни слова.

О! Я б могла уйти, и, несмотря на знаки,
На всю искусную работу на дверях,
Наружу чрез зеленое стекло полей….

Но как же тихо здесь -
Я не уйду.

Оригинал:

https://www.poemhunter.com/poem/the-tomb-at-akr-aar/
alsit

Р. Лоуэлл Кольридж

Стоит Кольридж, он сгорал ради друга…
Ливень теплый, я почти вдыхаю дождь,
Цокая от пожарного выхода до крыши
И вниз к подземному дворику. В апреле Нью - Йорк
благоухает вкусом к жизни. Кому… что?
Новое поколение юных видит
расстрельную команду, потом их кровь смывают с мостовой…
Бренди и опий Кольриджа,
его странствия олдермена к позитивному отрицанию –
его пассивное мужество суть паралич,
когда он стоит, как кегля под ударом,
стоя постоянно из - за сотни пугливых привычек…
большое мягкотелое растение с сердцевиной в нем,
власть без силы, самозванец поневоле.
alsit

А.Хаусмен Эй ты, кто еще жаждет


Эй ты, кто еще жаждет,
Готовый  заплатить,
Иди к запретным водам
И дух твой будет жить.

Иди к запретным водам,
Махнув через забор,
Сорви цветок немедля
Пока на похоть скор.

Увы, она не вечна,
Как небеса с землей,
Кто изопьет немедля,
Пока не мертв - живой. 

Июнь не спрячешь впрок ты
Зимою солнце для.
Тому, кто неба жаждет
Заполнит рот земля.


*
Исаия 55:1 |
«Жаждущие! Идите все к водам! Даже и вы, у которых нет серебра, идите, покупайте и ешьте! Идите, покупайте без серебра и без платы вино и молоко.

Оригинал:
https://www.poemhunter.com/poem/ho-everyone-that-thirsteth/
alsit

Дениз Дюамель Дно

Я перестала пить спускаясь с холма
к водочному магазину, когда два парня остановились
и попытались затащить меня в пикап. Я перешла улицу и побежала в другую сторону пыхтя
вверх по склону. Какой – то тип дал задний ход
и когда я не захотела с ним беседовать кинул в меня мешок с мусором из МакДональдса,
Не выпендривайся, сука. Я бросила пить
когда поняла, что сражаюсь с водкой у подножия холма
больше чем с тем ужасным
что могло случиться со мной
в кабине этого ржавого Шеви. Я бросила пить
до появления мобильников. Я бросила пить
после «Дней вина и роз». Я бросила пить
даже когда шла к «Призракам Эль Прадо»
и парень за кассой узнав меня
спросил, все ли со мной в порядке. Я не рассказала ему
что случилось, он ведь мог вызвать полицию
и мне пришлось бы ждать их
чтобы дать показания и отложить мой «Смирнофф».
Я бросила пить даже до того как глотнула последний раз
когда бежала вверх по холму сжимая горлышко бутылки.


Оригинал:

https://www.poets.org/poetsorg/poem/bottom

*
«Дни вина и роз» (англ. Days of Wine and Roses[1]) — чёрно-белый драматический кинофильм 1962 года, снятый режиссёром Блэйком Эдвардсом
alsit

У. Оден ЭПИТАЛАМА

Ты, кто вернулся вечером на узкое свое ложе,
В мыслях печальных имя одно повторять печально, и ты, тоже,
Кого еще никто не касался, и ты, бледный любовник, который рад
Этот дом покинуть утром, в поцелуях от макушки до пят,
Вы, юные мальчики, не старше четырнадцати лет,
Начинающие только понимать, что имеет в виду поэт.
Наполним шампанским бокалы, друзья, трезвыми быть нам сегодня нельзя.

Не школу или завод новый прославить, а по другой причине,
Сегодня мы песнь посвящаем женщине и мужчине.
О, повар, континентальным искусством блесни, наконец,
Празднуя соединение двух любящих сердец.
Слуги, будьте проворны и незаметны, вы, пажи, тож,
Славя бога, имя которого, изреченное, есть ложь.
Наполним шампанским бокалы, друзья, трезвыми быть нам сегодня нельзя.

Уже он явил нам ласточек, минувших лилий Сциллу,
Скользящими друг за другом под мостами Англии; применив силу,
Совершил кражу со взломом, найдя желанный пестик -
Освободившись от пыльцы назойливой над сверкающим предместьем.
Он ведет нас вверх по мраморным ступеням и по его велению
Души и тела сочетаются по красоте и вожделению.
Наполним шампанским бокалы, друзья, трезвыми быть нам сегодня нельзя.

Но не только это мы воспеваем, а любовь, ту, что свыше,
Пусть кота мурлыканье сегодня станет воплем на покатой крыше,
Пусть сын вернется вечером к маме, в окно глядящей с испугом,
Пусть викарий подталкивает юного хориста в темный угол.
И саду цвести этим вечером, как расцветает он раз в сто лет,
Пусть прислугу-за-все поймают на лестнице, исполняющую минет.
Наполним шампанским бокалы друзья, трезвыми быть нам сегодня нельзя.

И пусть хоть на час заключат перемирье враги,
Пусть дядя племяннику великодушно оплатит долги,
Пусть нервной хозяйке обед невкусный простится,
Пусть вора отпустит, поверив вранью, полиция.
Пусть избежит порки обычной мальчик, пойманный с сигаретой,
Пусть сегодня блядь даром даст то, за что платят звонкой монетой.
Наполним шампанским бокалы друзья, трезвыми быть нам сегодня нельзя.

Пусть срединной стране гарантируют к морю выход,
Пусть полуночник в лаборатории, для всеобщих выгод
Откроет, провода распутав, то чего не смог до сих пор,
Пусть астматичному клерку приснится ночью, что он боксер.
Пусть исполнится бессердечных мечта - страсть за страсть.
О, дай же малодушному, ну хоть на час, эту власть!
Наполним шампанским бокалы, друзья, трезвыми быть нам сегодня нельзя.
alsit

Э.Паунд Неподвижное Облако (из То - Им- Мея)

Влажное время весны, - говорит То-Им-Мей, - Влажное время в саду



I
Облака собираются и собираются
и дождь падает и падает,
Восьмой слой небес
все свернулись во мрак,
И тянется широкая, прямая дорога,
Я в комнате с видом на восток, тихой, тихой,
Я похлопываю еще один бочонок с вином.
Мои друзья отдалились или очень далеко,
Я склоняю голову и замираю.


II

Дождь, дождь, собираются тучи,
Восьмой слой небес – мрак,
Равнина превращается в реку.
«Вина, вина, вина, вот оно вино»!
Я пью у восточного окна,
Я думаю о разговорах и человеке,
И ни лодки, ни повозки в виду.


III

Деревья в саду моем, глядящем на запад,
взрываются новыми ветками,
Они стараются расшевелить свежие чувства,
И говорят, что солнце и луна еще движутся,
потому что не находят мягкого сидения.
Птицы порхают, ища отдыха на моем дереве
и думаю, что слышал, как они говорили,
И не то чтобы, что нет тут других людей,
Но нам нравится этот малый больше всех,
И хотя мы тоскуем по разговорам
Он не ведает наших печалей.

Тао Юань-мин (A. D. 365- 427)


Оригинал:
http://voetica.com/voetica.php?collection=1&poet=34&poem=1072
alsit

С. Плат Талидомид

О, полумесяц –


Полу - мозг, свечение -

Негр, замаскированный под белого,


То темное

Что ампутировано ползет и устрашает -


Паучьи, небезопасные.

Какая перчатка


Какая кожистость

Защитили


Меня от этой тени –

Неизгладимые бутоны.


Суставы на лопатках,

Лица, которые


Толкают в жизнь, волоча

Свисающие


Кровавые оболочки отсутствий.

Всю ночь я плотничаю


Творя место для моего дара,

Любви


К мокрым глазам и дешевому виски.

Белый плевок


Равнодушия!

Темные плоды вращаются и падают.


Стакан трескается,

Образ


Сбегает выкидышем, как падающая ртуть.



Оргинал :


https://allpoetry.com/Thalidomide