Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

alsit

Р. Уилбер Маргиналии

Все концентрируется на полях, пруда поверхность
Для рыб рожденная и нас лежит
В обрезках ткани и в камчатом свете, где
Плывут листы кувшинок; там же
Мозаика из рыжих веток, недвижных листьев,
Воздушных пузырьков, и пены чешуя.
Впадая в сон (как будто лифт в ночи
Упал, пронзая яркий пол), мельком мы замечаем
Прекрасную отделку, слышим музыку небес,
Но это нас бежит, как на ночных лугах,
Когда сверчков дуэты затихают
Со всех сторон, и возносясь повсюду.

Наши сокровища центростремительны, и мы
Непреднамеренно сны окончательные измышляем,
А ведь они суть наши голоса, чей совершенный хор
Издалека плывет, водоворота избегая,
Нещадно напрягая паруса, к которому плывём
И маневрируем, торгуясь, в надежде мирно утонуть.

Оригинал:


http://www.amerlit.com/poems/POEMS%20Wilbur,%20Richard%20Marginalia%20(1956).pdf

alsit

Т. Транстремер Апрель и молчание

Весна лежит одна.
Бархатно-темный кювет
ползет рядом со
мной
без отражений.


Блестят только
желтые цветы.

Тень несет меня
как скрипку
в
черном футляре.

Все что я хочу сказать
сверкает недостижимо,
как серебро

в ломбарде .

Оригинал:

https://blackbird.vcu.edu/
alsit

У. Блейк Смеющаяся песня (Из Песней Невинности)

Когда лес, зеленея, смеется бойчей,
И рядом, смеясь, бежит с рябью ручей,
Когда воздух смешлив на шутки с умом,
И над шумом холмы смеются потом.

Когда в роще траве смешна эта блажь,
И кузнечик смеется, оживляя пейзаж,
Когда Мери и Эмили этой порой
Рты круглят, распевая «Ха-ха, и хой-хой»!

Когда птицы с раскраской смеются в тени,
Где столы наши с вишней стоят в эти дни,
Приходи, и возрадуйся вместе со мной,
В славном хоре пропой «Ха-ха, и хой-хой»!

Оригинал:

https://allpoetry.com/Laughing-Song
alsit

Ф. Лорка Песня о семи девственницах

                              (Теория радуги)

Певучи семь дев
непорочных.

(Дуга через все небо
узор заходящего солнца)

Душа семью голосами
семи дев непорочных.

(А в воздухе белом
семеро птиц огромных)

Умирают семь дев
непорочных

Ну почему не девять?
Ну почему не двадцать?

Река их уже уносит,
никто их уже не видит.

Оригинал:

https://www.lieder.net/lieder/get_text.html?TextId=61344
alsit

Ф.Лорка Песня всадника

Кордова.
Далёко и одинока.

Пони черен, луна громадна,
оливок в сумке седельной немало.
И хотя я знаю дорогу
никогда не видать мне Кордовы.

Через равнину, сквозь ветер,
пони чёрен, луна ала.
Смерть за мной наблюдает,
стоит на башне Кордовы.

Ай, как длинна дорога!
Ай, как добр мой пони!
Ай, меня смерть настигнет,
до прибытья в Кордову.

Кордова.
Далёко и одинока.

Оригинал:

https://trianarts.com/federico-garcia-lorca-cancion-de-jinete/#sthash.e1PjzGXR.dpbs
alsit

Ф. Лорка Песня божьей коровки

Божья коровка с гребенкой
в шелковом пеньюаре.

И смеются соседи
из последних окошек.

Божья коровка кудри
приглаживает на головке.

Кричат из дворов попугаи,
планеты и круговерти

Божья коровка бесстыдным
жасмином себя украшает.

Полдень становится странным
с гребенками и виноградом

Скандал уже созревает
словно зебра в полосках

Божьи коровки юга
уже распевают на крышах


Оригинал:

https://www.poemas-del-alma.com/cancion-del-mariquita.htm
alsit

М. Парлицкий Моя песня Господу

В страну, где похотливый ксёндз
не входит в комнату, где дети,
тоскуя по Тебе до слёз,
но за другую я в ответе.

В страну, еще где чужака
хлеб – солью повстречают стоя,
тоскуя по Тебе, пока
гоняют с криком здесь изгоя.

В страну, где хватит птицам гнёзд
после побед над короедом,
тоскуя по Тебе, всерьез
у нас политика ведь следом.

В страну, еще где не пустяк
закон, свобода для поэта,
тоскуя по тебе, и так
ЛГБТ сживу со света.

Тоскуя по Тебе, с тоской
учусь я жить к Тебе на взлете
но перемен не жду с Тобой
там, где лишь золото в расчете.


Оригинал:

Moja piosnka
Do kraju tego, w którym ksiądz
nie tyka chłopców i dziewczynek,
tęskno mi Panie, ale wciąż
inną do życia mam krainę.

Do kraju tego, w którym się
wita przybysza chlebem z solą,
tęskno mi Panie, chociaż wiem,
ż
e stąd go z hukiem wypierdolą.

Do kraju, w którym ptasich gniazd
nie niszczy się w walce z kornikiem,
tęskno mi Panie, bo ten nasz
prowadzi inną politykę.

Do kraju, gdzie szanuje się
prawa, wolności i poetę,
tęskno mi Panie, bowiem ten
oczyszcza strefy z LGBT.

Tęskno mi Panie, tęskno mi,
lecz uczę żyć się z tą tęsknotą,
bo się nie zmieni tu nic, gdy
liczy się tylko jedno - złoto.
alsit

Ф. Лорка Песня ноября и апреля.

      Облачное небо
глаза затянуло белым.

      Чтобы вернуть их к жизни
   цветок принесу тебе
           желтый.

      Но это все тщетно.
В них все остается белым.

      (А за плечами летает
    душа золотая всецело).

        И небеса в апреле
     глаза затянули синим.

       Я принесу тебе душу
          и будет то белая
              роза.

       Ведь не могу смешать я
            белое с этим синим.

           (А за плечами летает
        душа равнодушно, незряче).

Оригинал:
https://anavorona.wordpress.com/2015/12/03/cancion-de-noviembre-y-abril/
alsit

Т. Ружевич MONS PUBIS

той ночью приблизилась
война

было то на детской площадке
городского парка
развлечений портового города

заголовки в газета росли
час от часу
приказы были отданы
корабли двух сверхдержав
сближались

стриптиз а-ля париж
белое лицо
с вырезанными на нем
глазами губами

женщина
отдавалась
в этой комнате
всем

заголовки в газетах росли
приближалось уничтожение
музыка механическая
раздирала
в красном свете
раздевалась
светловолосая
высокая
женщина сбрасывала
отбрасывала
прозрачную рубашку
ее бедра светились фосфорным
светом
пальцами касалась губ

медленно раскрывала
губы
в облаке света
сложила руки
на лоне
водила руками
от ног до горла
и обратно

она отдавалась сама себе
она отдавала себя предметам

музыке
свету
падавшему на нее
перпендикулярно красный
небесно золотой
преследуя
охватывая
заключая
невиданную птицу
белого лебедя

ru­bor la­bo­rium

луч света
падал на открытое лицо
на губы
нес в себе
всех собравшихся
тут мужчин

сложила руки
на бугре Венеры

где мужчины
старые и молодые
в белых воротничках
в галстуках
зевая в ожидании
со стаканом в руке
с усмешкой
плыли
по длинным стройным пальцам
кончавшихся
рубинами серебром
когтями
когда спускались
в ve­sti­bu­lum va­gi­nae
женщины покрытой

облаком света
взрывалась губ краснота
в тишине раздавалась
душераздирающая
музыка

загорелся свет
женщина уходила
на мгновение распахнув
плащ
с усталой улыбкой
на лице между ног
исчезала за тяжелым занавесом


Оригинал:

https://poezja.org/wz/R%C3%B3%C5%BCewicz_Tadeusz/1208/Regio
alsit

Т. Элиот Четыре Квартета I

Бёрнт Нортон

τοῦ λόγου δὲ ἐόντος ξυνοῦ ζώουσιν οἱ πολλοί
ὡς ἰδίαν ἔχοντες φρόνησιν

— I. p. 77. Fr. 2.
Хотя мудрость принадлежит всем, многие живут будто она принадлежит только им

ὁδὸς ἄνω κάτω μία καὶ ὡυτή
— I. p. 89 Fr. 60.
Путь наверх и путь вниз суть одно и то же
                                                                     (Гераклит)


№1 из Четырёх Квартетов

I


Время настоящее и время прошедшее
Оба возможно представлены во времени будущем,
А время будущее содержится во времени прошлом.
Если все времена непреходящее настоящее
Значит все время не искупимо.
То, что может быть абстракцией
Остается вечной вероятностью
Только в мире предположений.
То, что могло быть и то что было
Ведут к одному концу, и он всегда пребывает.
Эхо поступи в памяти
По тропе, по которой мы не шли
К вратам, которые мы никогда не открывали
В сад роз. Эхо слов моих
Соответственно в твоих мыслях.
                                             Но зачем
Прах опускается на вазу с листьями роз
Я не знаю.
                        Другие эха
Заселят сад, и нам им следовать?
Скорей, сказала птица, найди их, найди их.
За углом. За первыми вратами,
В первый мир, и нам следовать
За обманом дрозда? В наш первый мир.
Там были они, горделивые, невидимые,
Двигавшиеся не касаясь земли, по мертвой листве
В осеннем тепле, в дрожащем воздухе,
И птица звала, отвечая на
Неслыханную музыку, таящуюся в кустарнике,
И невидимый быстрый взгляд скрещивался с ней,
Ибо розы выглядел как цветы, на них глядящие.
И там они были наши гости, званные и зовущие.
И мы двигались, как они, по образцу,
По пустым аллеям, в кружок самшитов,
Взглянуть на осушенный бассейн,
Осуши бассейн, осуши бетон, коричневый по краям.
А ведь бассейн был наполнен водой солнечной
И лотос рос, спокойно, спокойно.
Поверхность блестела сердцем солнца,
И они были позади, отражённые в воде
И облако прошло, и бассейн опустел,
Иди, сказала птица, ибо в листве резвились дети
Прячась в возбуждении, сдерживая смех.
Иди, иди, иди, сказал птица, человеки
Не выносят слишком много реальности.
Время прошедшее и время будущее
Что могло быть и то что было
Ведут к одному концу, и он всегда пребывает.



II

В грязи сапфиры и чеснок
Ось колеса забили, древо.
И проволоки голосок
В крови, где затянулся шрам
Простив все эти войны нам.
И танец по артерии до чрева
И лимфы циркуляция в поту
Угадываемы среди звезд и там
Где к лету спуск на это древо
Мы движемся, как ниже - древо
На узнанном листе в свету
И слышим там, где пол обмяк,
Под ним, как гончие и хряк,
Стремится к идеалу всяк,
К звездам, ибо согласье там.

И недвижный конец оси вращающегося мира. Ни плоть, ни бесплотность:
Ни от, ни до; в неподвижном конце оси - танец,
Но не покой, не движение. И не называй это постоянством,
Где прошлое сходится с будущим. Ни движения от, ни до.
Ни вверх, ни вниз, Кроме конца оси, неподвижного конца,
Где не может быть танца, и там только танец,
Могу только сказать, там мы были и есть, но не скажу где.
И не скажу, как долго, иначе это окажется во времени.
Внешняя свобода из утилитарного желания,
Освобождение от действия и страдания, освобождение от внутреннего
И внешнего принуждения, но окруженное
Величием разума, белый свет неподвижный и в движении,
Erhebung без движения, сосредоточенность
Без уничтожения, и новый мир
И старый творят явное, познаваемое
В совершенстве своего несовершенного экстаза,
В развязке несовершенного ужаса.
Но оковы прошлого и будущего
Вплетены в слабость бренного тела,
Защищая человечество от небес и проклятия,
То, что для плоти невыносимо.
                              Время прошлое и время будущее
Не допускают излишка разума.
Быть разумным означает не быть во времени
Ибо только вовремя может оказаться мгновение в саду роз.
Мгновение в беседке, где барабанит дождь.
Мгновение в продуваемом храме, идущем прахом,
Но запомнившись; вовлеченным в прошлое и будущее.
Только со временем можно победить время.


III

Вот оно, место неприязни
Времени ране и времени после
В тусклом свете: ни дневного света
Скрытой формы с прозрачным покоем
Превращающей тень в преходящую красоту
С медленным вращением постоянства
Ни тьмы чтоб очистить душу
Опустошая чувственное лишением,
Очищая привязанность от преходящего.
Ни множества, ни пустоты. Только мерцанье
Над напряжённым временем кишащем лицами
Отвлечёнными от отвлечения облачением
Полным иллюзиями и опустошённым от смысла
Отечного текущего не со рвением
Людей и клочков бумаги, закрученных хладным ветром
Дующим пред и после времени,
Ветр выходит и входит в больные легкие
Времени до и времени после.

Отрыжка больных душ
В стихший ветр, застывая
На ветру сметающем мрачные холмы Лондона,
Хэмпстеда и Клеркенвилла, Камдена и Патни,
Хайгэйта,  Примроса и Людгэйта. Не здесь,
Не здесь мрак, в щебечущем мире.
Сойди ниже, сойди только
В мир вечного одиночества,
Мир не мир, но в то что не мир,
Во внутренний мрак, лишением,
Всего вещественного
В осушение мира разума,
В эвакуацию из мира фантазий,
В бездействие мира духа;
Есть один путь и другой
Тот же самый, не в движении,
Но воздержание от движения; пока мир движется
Инстинктивно по щебенке
Времени прошлого и времени будущего.

IV

Время и колокол день в могилу свели
Черные тучи солнце уносят вдали
Взглянет ли подсолнух на нас, а вьюнок времен,
Виясь, поддержит нас ли,
Побег держа?      
     Тис
Пальцами хладными обовьет малых сих?
И когда зимородка крыло дрожа
Светом ответив свету, а он еще молчалив, он завис
В недвижном конце мира оси.


V

Миры в движении, музыка в движении
Только вовремя; но только живое
Может только умереть Словам после речи достичь бы
Молчания. Только формой, образцом
Могут слова иль музыка достичь
Покоя, как китайский кувшин в покое
Движется вечно в своем упокоении,
Не упокоении скрипки, пока ноты живут,
Не это только, но со-существование,
Или, скажем, что конец предшествует началу
И конец и начало всегда там
Прежде начала и после конца.
И все всегда теперь. Слова натягиваются
Растрескиваются и иногда лопаются под грузом
Под напряжением, падают, скользят, исчезают,
Разлагаются в образах, и не устоят на месте,
Не устоят в покое. Визгливые голоса
Ругаясь, дразня или просто болтая
Всегда атакуют их. Мир в пустыне
Больше всего атакуем искушением,
Плачущей тенью в погребальном танце,
Громким стенанием безутешной химеры.
  Деталь образца суть движение,
И конфигурация десяти звезд,
Желание само по себе движение
В себе самом не желаемое;
Любовь сама по себе неподвижна
Только причина и конец движения,
Вне времени и не желаемая
Исключая аспект времени
Пойманный в форме ограничения
Между небытием и бытием.
Неожиданный в столбе света
Даже если прах движется
Вызывая сдерживаемый смех
Детей в листве
Быстрый теперь, здесь, сейчас, всегда —
Смехотворное растраченное печальное время
Растягивается до и после.


Оригинал:

http://www.davidgorman.com/4quartets/1-norton.htm