Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

alsit

Ч. Милош Трактат Теологический ( продолжение)

13. Вряд ли удивят эти рассуждения

Вряд ли удивят эти рассуждения,
ибо первородный грех непонятен, но немного
проясняется, если мы предположим, что Адаму
лестно было стать властителем всех видимых
творений, и все творение, желая быть с ним,
свело их вместе, надеясь спасти их от смерти.

Но не сбылось это, и сам он потерял бессмертие.

Похоже на то, что Первородный грех это
Прометеева мечта о человеке, существе таком
одаренном, что силой ума своего
он может сотворить цивилизацию и найти лекарство
от смерти.
И что новый Адам, Христос, воплотился и умер,
чтобы избавить нас от прометеевой гордыни.

И с которой, по общему признанию, Мицкевичу приходилось
туго.

14. Что-то родилось

Что-то родилось той ночью
Что освободило нас от власти дьявола.
Колядка
Любой, кто считает порядок нормальным
если в нем торжество сильных, смерть слабых и конец жизни
со смертью, принимает дьявольское господство.

Христианство не должно притворяться дружелюбным
миру, если мир видит в нем грех похоти, то есть
Универсальную Волю, как называл грех великий философ
пессимизма Шопенгауэр, и кто в христианстве
и буддизме нашел общую черту - сострадание к
жителям земли, юдоли слез.

Тот, кто верит в Иисуса Христа, ожидает
Его прихода и конца света, когда протонебо и
протоземля минуют и смерти больше не будет.

15. Используем религию

Используем религию из жалости к людям.

Они слишком слабы, чтобы жить без божественной опеки.

Слишком слабы, чтобы слышать костодробительные вращения
адских колес.

Кто из нас смирится со Вселенной без
единого голоса

Сострадания, жалости, понимания?

Человечность означает полную обособленность посреди
галактик.

Достаточная причина, чтобы возводить с другими
храмы невообразимого милосердия.

16. На самом деле

На самом деле ничего не понимаю, есть только
экстатический наш танец, частица огромного целого.

Рождаются и умирают, а танец не прекращается, прикрываю
глаза, защищаясь от толпы, бегущих на меня
образов.
Возможно, я просто симулирую жесты, и слова, и
дела, задержанный в отведенном мне загоне
времени.

Homo ritualis, и осознавая это, я выполняю то, что
предписано мастеру-однодневке.


17. Почему бы не признать

Почему бы не признать, что не продвинулся  я
в религиозности, оставшись в пределах Книги Иова?

Исключая то, что Иов считал себя невиновным, а я
во всем винил свои гены.

Не был невиновным, хотел быть невиновным, но нет,
не мог.

Переживал ниспосланное несчастье без проклятий
Богу, с тех пор, как я научился не проклинать Бога за
то, что он сотворил меня человеком, а не иначе.

Полагаю, несчастье было наказанием за мое существование.

Днем и ночью задавал Богу вопрос: Почему?
До конца не уверен, что понимаю
Его смутную отповедь.

18. Если бы не

Если бы не обладал обширными знаниями о том, что
называется высокомерием, гордыней или тщеславием,

мог серьезно отнестись к финалу этого представления
не столько с падением занавеса, сколько с громом
небесным.

Но комедия этого представления не имеет себе равных,
и смерть кажется непомерным наказанием
для несчастных кукол, за их хвастовство
и сомнительные успехи.

Думаю об этом с грустью, видя себя среди
участников развлечения.

Кроме всего, признаюсь, мне трудно поверить в душу
бессмертную.

19. И все же, умирать надо

И все же, умирать надо.
Смерть огромна и непостижима.
В День поминовения душ мы тщетно хотим слышать голоса
из темного подземного мира, Шеола, Аида.
Играем кроликов, не подозревая, что они погибнут
под ножом.
Когда сердце останавливается, ничего не происходит,
говорят мои современники, пожимая плечами.

Христиане потеряли веру в строгого Судию,
который приговаривает грешников к котлам кипящей смолы.

Я получил пользу от чтения Сведенборга,

и которму не грозит приговор свыше.

И души мертвых притягиваются к душам подобнмым, словно
магниты.

Это их карма, как у буддистов.

Чувствую в себе столько нераскрытого зла, что не
исключаю, что попаду в ад.

Наверное, это будет ад поэтов,

То есть тех, которые стремятся к совершенству

кто ставил превыше всего свои обязанности супругов, отцов,
братьев и сограждан.

20. Граница

Снилась мне труднопреодолимая граница,
но переходил я ее довольно часто, несмотря на охрану
государств и империй.

Сон смысла не имел, и на самом деле был о том, что
все хорошо, пока не пересечешь границу
без принуждения.

С этой стороны - зеленый пушистый ковер, а с той -
верхушки деревьев тропического леса, и парим
над ними мы, птицы.

С другой стороны - ничего нельзя
увидеть, прикоснуться, услышать,
вкусить.

Отправляемся туда нехотя, как эмигранты,
не ожидающие счастья в далеких краях изгнания.

21. И наконец

И, наконец, должен представить себя, как
наследника лож мистических,
а также, как человека,
отличающегося от легенды о нем.

Якобы счастливом ребенке, которому нравится
притворяться в долгой и трудолюбивой
жизни.

На самом деле все было совершенно иначе,
но из гордости и стыда я воздержался от
признания.

В школьные годы жестокости игр, я познал, что
неспособен к борьбе и рано начал воспитывать в себе
вытесняющий  вызов.

Позже я испытал настоящие, а не воображаемые
трагедии, и которые перенес тяжело, ибо
чувствовал себя невиновным.

Я научился терпеть страдания, как бывает
у инвалидов, и что читатели редко могли
почерпнуть из моих сочинений,

Только мрачные интонации и склонность к
обособленности, почти манихейской вариации
Христианства могут направить на путь истинный.

Следует добавить, что этот человек запутался в истории
Двадцатого века, в абсурде
Деяний его и в рядах, выживших чудом.

Как будто понадобился заместитель
и Господь Бог попросил меня завершить работу.

И я много работал и алкал величия, не достигнув его,
проводил время всуе.

Иногда находил величие в других, никогда
в себе, был благодарен за дар участия
в чудесном божественном замысле для смертных.

22. Должны понимать

Должны понимать людей слабой веры.

Я тоже сегодня верю, а завтра не верю.

Но мне хорошо в молящейся толпе.
Потому что они верят, помогая мне поверить
в их существование, существ немыслимых.

Помню, они были созданы ненамного быстрее, чем
силы небесные.
С их уродством, признаками практичности, они
чисты, в их гортанях пульсирует, когда они поют,
пульс наслаждения.

И особенно перед статуей Девы Марии, да,
именно такой, как казалось ребенку в Лурде.

Естественно, я настроен скептически, но одновременно
пою, преодолевая противоположности
меж религией частной и религией обрядов.

23. Прекрасная Дама

Прекрасная Дама, Ты, которая являлась детям в Лурде
и в Фатиме.

Больше всего, говорит дитя, его поразила
Твоя невыразимая красота.

Как будто хотела напомнить им, что красота - одна из
ипостасей мира.

Что и я могу подтвердить, ибо был в Лурде,
паломник в пещере у шумной реки и с чистым
небом над горами, где виден край луны.

Стояла, говорит дитя, у деревца, но
ноги Твои поднимались
примерно на десять сантиметров выше его
лица.

Тело было призрака, нематериальной материи, и
можно было видеть пуговицы на Твоем платье.
Просил Тебя о чуде, но уже понимая,

что оно из страны, где Твоя святость
укрепляет национальные заблуждения и прибегает к
Твоей защите, языческая богиня, при вторжении
врага.

Мое присутствие там было смущено
долгом поэта, который не должен
льстить народным идеям,

Но кто хочет оставаться верным Твоему не безупречному намерению

являться детям в Лурде и Фатиме.

*«Ревностный литовец» - масонская ложа, основанная  в честь Екатериной Великой

Оригинал:

http://www.tygodnik.com.pl/kontrapunkt/60-61/traktat.html
alsit

Пророчество Розанова (лето 1912 года): Европейская цивилизация погибнет от сострадательности.

Европейская цивилизация погибнет от сострадательности.
Как Греция — от софистов и Рим — от «паразитов» (прихлебатели за столом оптиматов).
Механизм гибели европейской цивилизации будет заключаться в параличе против всякого зла, всякого негодяйства, всякого злодеяния: и в конце времен злодеи разорвут мир.
………Так что собственно (погибнет) не от сострадательности, а от лжесострадательности… В каком-то изломе этого… Цивилизации гибнут от извращения основных добродетелей, стержневых, «на роду написанных», на которых «все тесто взошло»… В Греции это был ум, σωφια, в Риме — volo, «господствую», и у христиан — любовь. «Гуманность» (общества и литературы) и есть ледяная любовь…
Смотрите: ледяная сосулька играет на зимнем солнце и кажется алмазом.
Вот от этих «алмазов» и погибнет все… лето 1912 года. «Опавшие листья»
alsit

Ну ладно, Сталин, Берия, запой

Originally posted by elesin at Ну ладно, Сталин, Берия, запой
Ну ладно, Сталин, Берия, запой.
И очередь за курицей для черни.
Но Трамп-то чем вам нравится? Ковбой,
Как Рейган он, и бяка, словно Черчилль.

Абама – тот все время приседал,
Хотел с большевиками тихой неги.
А Дональд – он и варвар и вандал.
И бабу гонит яростно с телеги.

Ну ладно, толерантны вы, как вошь,
Ну ладно, холокост вам слаще меда.
Но Трампа не задушишь, не убьешь,
Он сам, как синагога для народа.

А впрочем, что я? Память же у вас,
Короче, чем у крысы или мухи.
Сейчас он друг, а завтра пидарас,
И виноват, как водится, в разрухе.

Ну что ж, вам поделом и по делам
Воздастся. Но, боюсь, не очень скоро.
И вы опять пошли к чужим столам
Погавкать… Изумительная свора.
alsit

ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА

Originally posted by margovsky at ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА
«Рав Шмуэль бар Бисна не стремился в Маргуан. Не пил он там ни вина, ни браги. Потому что вино там из чего? Из того, что придется. А брага из чего? Из того, что найдется». Эта цитата из Талмуда («Авода Зара», 30б) отсылает нас в древнейший из известных городов Средней Азии. Бактрийско-Маргианский археологический комплекс - одна из цивилизаций бронзового века. Приведенный отрывок - самое раннее свидетельство о евреях в Средней Азии, он относится к первой половине 4 в. н.э. Речь в нем идет о кошерности вина и браги, употребляемых иудеями Маргуана. Маргуан - это расположенный на Шелковом пути город Мерв близ современных Байрам-Али и Мары в Туркмении. Рав Шмуэль бар Бисна – аморай из пумбедитской академии в Вавилоне. Его поездки в Мерв, видимо, имели деловой характер и были связаны с торговлей. Из-за удаленности от Вавилона, евреи Мерва не были сведущи в Галахе в достаточной мере, чтобы приготовляемые ими напитки рав Шмуэль мог считать кошерными.

Collapse )