Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

alsit

Ч. Симик Псалом -2

Ты долго не знал - что делать,
О Господи, с этими безумцами
Правящими миром.  Руки их длинны
И клыки их должно быть пугали тебя.

Один из них застукал меня со своей тенью.
Становилось прохладно. Я болтался
Меж ужасом и доблестью
В самом темном углу спальни сына.

Я искал тебе глазами. Тебя в кого я не верю.
Ты был занят украшением цветов,
Агнцы бежали за матерями,
Или возможно ты даже этого не делал?

Стояла весна. Убийцы были игривы
И радостны. И твои божества
Были на их стороне, чтобы убедиться
Что наши последние слова скажутся правильно.

Оригинал:

https://www.ronnowpoetry.com/contents/simic/Psalm.html
alsit

Д. Донн Блоха

Глянь на ничтожное в блохе, зане
Ничтожно то, в чем отказала мне.
Она обоих нас сосала для утех,
И наша кровь в ней смешана, что грех
Ты вслух не скажешь, что-то говорит,
Ведь не невинность потерять, не стыд.
      И счастлива она в предчувствии услад,
      Напившись крови от двоих подряд.
      А большее не можем, говорят.

Остановись, три жизни сбережешь,
И мы во браке, да простится ложь,
Эта блоха и ты, и я, и нам
Здесь ложе брачное и брачный храм.
Всем вопреки, в живом вдвоем сошлись,
В стенах гагата безопасна жизнь.
      И пусть обряд убьет, застав врасплох, 
      Самоубийство, жертвы запретил нам бог.
      Ведь три греха уже в убийстве трех.

Жестока ль ты, окрасив, не простив,
Свой ноготь в кровь ее невинности?
И в чем, помилуйте, блохи вина?
И капля крови то - всего одна.
Ты празднуешь триумф, и говоришь про нас
Что оба мы сильны и прежде, и сейчас,
     Что ж, верно, но пойми, напрасен страх;
     И честь, когда откажешь мне в сердцах,
     Утратим, коль с блохой смешаешь прах.

Оригинал:

https://www.poetryfoundation.org/poems/46467/the-flea
alsit

Вальжина Морт Ars Poetica

Не книги, а
улица открыла мне рот как ланцет врача.
одна за другой улицы представлялись
по именам национальных
убийц.
В Госархивах обложки
твердели словно струпья
на гроссбухах.

В моей квартирке
я соорудила себе
              отдельную комнату
населила ее
                        Калибанами
планов на будущее.

Будущее прибывает по расписанию автобусов
       от зоопарка к цирку, и какое будущее!
какое у тебя алиби для этих гроссбухов, этих улиц
этхи квартир, этого будущего?

В сумочке, содержащей –
        уже семь лет –   
                     свидетельство о рождении
мертвеца, моя бабушка
прячет – от меня –
шоколадки. Сумочка открыта как рот.
Ее замочек смотрит за мной
через дверь, через стены, через джаз.

Кто научил тебя пугать, сумочка?
Я целую твои замочек, я кляну твою суть.

Август. Яблоки. У меня никого нет.
Август. Спелое яблоко для меня – братец.

Для меня четырех-ногий стол –домашнее животное.

В храме Универсама
я стою
как свеча

в очереди к жрице кто блюдет
знание цен на сосиски, невинность
молочных упаковок. Мое будущее чуть меняется
после покупок необходимостей.

Будущее, пребывающее по расписанию городских автобусов,
улицы, представлявшиеся именами
национальных убийц.  Я соорудила себе
отдельную комнату, где память –
нелегал во времени – подчищает
после воображения.

В комнате где память расстилает постель –
белье затвердевающее как струпья
на матрасах – я целую

яблочки – моих братцев – я целую замки
наблюдающие за нами сквозь стены, сквозь годы, сквозь джаз.
шоколадки из сумочки в которой – сквозь семь войн –
свидетельство о рождении мертвого!

Обними меня, братец – яблоко.

Оригинал:

https://www.poetryfoundation.org/poetrymagazine/poems/151145/ars-poetica-5d8d0d0245370
alsit

Э. Паунд Логическое заключение

О Бог, О Венера, О Меркурий, покровитель воров,
Пошлите со временем, заклинаю вас, мне табачную лавку
С этими цветными коробками
Уложенными аккуратно на полках
И невидный фрагмент кавендиша
И махорку
И цветную Вирджинию
Невидную под цветными витринами
И весы
Не слишком засаленные,
И шлюх, забежавших перекинуться словом

и чуть поправить прическу.        

О Бог, О Венера, О Меркурий, покровитель воров,
Ссудите мне табачную лавку
Или возведите меня в любое ремесло,
Кроме это чертового ремесла писательства,
Где человеку нужны мозги человека все время.

Оригинал:

https://www.poemhunter.com/poem/the-logical-conclusion/#content
alsit

Р. Геррик К Антее

Антея, милая, когда в моей судьбе
Прожить после тебя хоть час, тебе,
Святому трупу, разожгу костер святой,
На урну возложу венец лавровый мой.
Потом, держа, что полагается в руках,
Как ране ленты праведные, прах
Я у кувшина преподобного почту,
Закончив так стенаний маету:
И трое нас будут лежать, тихи -
Антея, Геррик и его стихи.


Оригинал:

http://www.public-domain-poetry.com/robert-herrick/to-anthea-18620
alsit

Х. Плуцик Странный город


Странный город
У дороги прямой
Или кривой -
Встретимся там:

Как небо высок,
Ближе, чем ад,
Безумней пса,
Мрачней тени.

Под ночь я пришел
Так же как все -
Уиттингтон Ричард -
Жалости не ожидай.

Путь, как пунктир,
Закрыты врата,
Нет переправы,
И сучки лают..

Глянь-ка! Глянь-ка!
Вот книга лжи!
Разбит столп!
Хрипит пророк!

Любовь моя и я
Бежим, бежим,
От жизни, не от вины
Где убийца идет

В саду, оплетен
Ужасным числом,
Миф с механизмом
Сеют кошмар..

Беги! Беги!
Привод в цветке
Лопнет вот- вот.
Окна в огне

В доме черепа, там
Где гости и мышь
В страхе бегут
Гуртом в коридор.

Наконец, цитадель -
В прошлом ли, впредь,
Вне ли, внутри
Ныне ли, Здесь.

Но ведь- Тантал!
Входит фантом
В вечную вотчину -
Алтарь на горе.

*
Ричард Уиттингтон — английский средневековый купец, ставший прототипом известного персонажа английских легенд.

** см. также:
http://www.stihi-rus.ru/1/Bagrickiy/2.htm
alsit

Ч. Симик Космология Харона

Только с тусклым своим фонарем
Чтоб подсказать где он
И каждый раз гора
Свежих трупов для погрузки

И перевозки на другой берег
Где их ещё больше
Наверно он сейчас сбит с толку
Где какой берег

Наверно это не важно
Никто не жалуется когда
Он обшаривает их карманы
В одном корка хлеба в другом колбаса

Иногда но редко зеркало
Или книга которую он выбрасывает
За борт в тёмную реку
Быструю холодную глубокую

Оригинал:

https://www.poetryfoundation.org/poems/42949/charons-cosmology
alsit

Р. лоуэлл Duc de Guise

Ослабла хватка, вода так точит камень –
О, вечно юным быть среди друзей,
как тот, кто вглядывается вечно и украшает мир
с его убийцами и joie de vivre*, творя добро
в бесцельных и любовных связях...
герой неправильный, он, Генри, Duc de Guise,
Ахилл и Папа в лиге католической и близ
Блуа я видел склеп его, как балдахин провис -
пред тем как умер, испытав оргазм
и круглые глаза в истерике, в тоске,
бык одурманенный и выпасенный мозг,
подбрюшина обмякшая опухла,
как если бы беременным он был…кинжал
не может круг убийц прорвать.

*
радость жизни
alsit

Р. Лоуэлл Конец саги

Даже если они погубят весь мир
мы ответим так, что не расскажут эту повесть, -
кричала Кримхильда, - Если они взлетят
остудив доспехи, то нам несдобровать.
Когда великий чертог был сожжен, мы видели
их на коленях перед трупами, и как пьют кровь –
непривычные к такому питью, нашли, что она им по вкусу,
на жаре она казалась студеней вина.
Они пытались спасти друзей из огня,
Но те были так горячи, что пришлось бросать их.
- О почему мы так мокры от крови?
Beines brichts, Herzen nichts…."
Кримхильда, сидя верхом, смеялась, как онa умеет,
Дом сожжен, и все ее враги убиты.

*
Beines brichts, Herzen nichts – нем. Кости ломаются, сердца никогда.
**
Кримхильда (ср.-в.-нем. Kriemhilt) — главный женский персонаж средневековой поэмы «Песнь о Нибелунгах».
alsit

Р . Лоуэлл Бдение

Восторг голода в экстазе, кто не признает
разрыв безумной матки, как не веселие?
Вот лежим здесь, в жару или холод – жар стучится,
зима обмахивает окна инеем,
не лучшее время, но город бесплодный
причиняет зубную боль, чтоб убить людей
для их пользы и позволить миру жить без них,
зеленый год, зелёный год, пятая часть за мир,
теперь десятая или меньше Мы дышим, мы живём
ибо смерть наша бесполезна убитым или убийству
ибо окна захлопываются и дует ветер,
ибо деревья без листьев и ветки зелены,
на охотников охотятся… Зачем мы живем и дышим
тяжело, как кот, девять жизней прошло, что потом?