alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

Очерки русской культуры Т.1 гл. 63

Тайна баллады Жуковского «Царь Эльфов» ( «Лесной Царь)


В статье М. Цветаевой http://www.kostyor.ru/student/?n=50 дана исчерпывающая характеристика разницы между переводом вольным и адекватным. Сказала, будто гвоздь забила. Самое интересное там то, что она определяет Жуковского, как поэта доброго, а Гёте – не очень. Или другими словами, что личность поэта сильно влияет на степень фальсификации текста. Фальсификация слово уместное здесь, если только нам интересно то, что написал Белинский - «В переводах из Гете мы хотим видеть Гете, а не его переводчика; если бы сам Пушкин взялся переводить Гете, мы и от него потребовали бы, чтобы он показал нам Гете, а не себя».
По поводу Жуковского, противореча Цветаевой и себе самому, Белинский  пишет :« "Жуковский необыкновенный переводчик, и потому именно способен верно и глубоко воспроизводить только таких поэтов и такие произведения, с которыми натура его связана родственною симпатиею" (VII, 207).
Тем не менее, в данном случае нас интересует совсем другое, а именно-  мысль, возникшая при чтении подстрочника Цветаевой, и никогда не приходившая ранее при чтении, действительно, замечательного стихотворения Жуковского по сюжету стихотворения Гёте. Более того, проведя какое-то время в поисках подтверждения этой мысли в русскоязычной сети мы не нашли никаких указаний, что кто-либо тоже задумался над тем, что же на самом деле написал Гёте. Хотя поиск по английским источникам мгновенно вынес на книгу:
Reading Goethe: A Critical Introduction to the Literary Work by Martin and Erika Swails. http://books.google.com/books?id=0AY1AE3zV6AC&pg=PA31&lpg=PA31&dq=erl+king+and+homosexuality&source=bl&ots=1cMUM1Sao6&sig=gXp44gztnP-Ncqui4jXUlbK-pI8&hl=en&sa=X&ei=lCnPU4nrLKS3igKny4CoCg&ved=0CEIQ6AEwBA#v=onepage&q=erl%20king%20and%20homosexuality&f=false ( стр.31 -32) , где описаны гомо-эротические коннотации в стихотворении Гёте. А поскольку персонаж стихотворения дитя мужеского полу, то вернее сказать гомо-педофильные.
Речь идет о следующих строчках:
„Ich liebe dich, mich reizt deine schöne Gestalt;
Und bist du nicht willig, so brauch’ ich Gewalt.“
Mein Vater, mein Vater, jetzt faßt er mich an!
Erlkönig hat mir ein Leids getan! —
Я люблю тебя, меня уязвляет твоя красота!
Не хочешь охотой – силой возьму! –
Отец, отец, вот он меня схватил!
Лесной Царь мне сделал больно. (подстрочник МЦ)


«Взять силой» - с точки зрения семантики определяет характер «любви» совершенно недвусмысленно. «Сделал больно» – точное описание возможного протокола в полицейском  участке после отвратительного преступления.
Остается спросить себя, почему до прочтения подстрочника Цветаевой мысль эта в голову не приходила.  Возможно потому, что, читая Жуковского, совсем не хотелось заглянуть в оригинал
Однако, посмотрим, раскрывают ли тайну стихотворения Гёте известные нам переводы, гдe, скорее всего, переводчики сразу поняли о чем речь…Исключая Жуковского.


"Дитя, я пленился твоей красотой:
Неволей иль волей, а будешь ты мой". –
Родимый, лесной царь нас хочет догнать;
Уж вот он: мне душно, мне тяжко дышать.

В. Жуковский

Красота здесь вполне может быть чисто эстетской, «мой» может указывать и на страсть к коллекционированию предметов красоты.   Дальше поэт, свидетель насилия, явно лжесвидетельствует. Естественно, из добрых побуждений.
Люблю тебя, сердцу ты мил моему;
Коль сам не пойдёшь, я насильно возьму».
Отец мой, отец, вот меня он схватил, —
Лесной царь, я чувствую, мне повредил!

А. Фет

«Насильно возьму» и «повредил» (если домыслить - что именно повредил) лексически вполне указывают на характер «любви». Жаль, что перевод не столь же популярен, как вариант Жуковского, несмотря на некоторую косноязычность.

«Ужален я страстью, любовью томим...
Охотой иль силой – ты будешь моим!»
– Отец, помоги мне! Склонясь надо мной,
Меня истязает Владыка Лесной!

М. Шехтман

Пожалуй, характер «любви» здесь передан, но лексика скорее романсово -женственная , Царь нарисован гомиком пассивным с элементами мазохизма.

Мой мальчик, красив ты мне на беду!
Не сдашься охотой — силком уведу!»
— Отец, он сдавил меня что есть сил!
Так больно Лесной Царь меня обхватил!

Ю.Лифшиц

И хотя этот автор утверждает, что переводил по подстрочнику Цветаевой, тайны здесь нет никакой, Царь охотится за антиквариатом. Но слово «уведу» скорее из воровского жаргона, «увести кошелек». Сдавил, обхватил … это пустословие, там где каждое слово на вес золота. Хоть у Гёте, хоть у Жуковского,

Ты, мальчик, достанешься мне одному!
Добром не захочешь – я силой возьму!
– Отец, он мне причиняет боль!
Меня схватил Ольховый Король!

Ю. Лукач

Если не считать смешного- « так не доставайся же ты никому»! Т.е. уверенности, что вокруг одни педофилы, претендующие на несчастного ребенка, то здесь переводчик , вероятно, понимает о чем пишет. Хотя последовательность действий обратная, схватил, а потом причинил боль.
Интересно, как бы это перевел Маршак…













Tags: Очерки о русской культуре, занимательная филология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments