alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:
  • Mood:

Очерки русской культуры Т. 1 глава 1

Сойдутся ли Запад и Восток?

Или о природе творчества и мировоззрении Р. Киплинга, и о проблеме перевода языка одной культуры на язык другой.


1

  
Скажем сразу, что эти заметки  не имеют отношения к теории перевода. Безусловно, никакие теории не могут сделать текст художественным, сделать его фактом литературы. Это статья культурологическая. О том, что, зачастую, одна культура не понимает другую, не столько из-за незнания, сколько, видимо, по причине глупости или самовлюбленности. Или культурной ксенофобии. Или из-за комплекса неполноценности, как при всякой  ксенофобии. И просто заменяет одно мировоззрение другим. Или полным хаосом вместо мировоззрения. Почему-то  чужая культура переводчиков интересует редко. «Хорошие русские стихи» – критерий хорошего перевода с иностранного языка, хорошие стихи, где возможны невозможные слова, выражения и образы, где даже, порой, рифмуется полная бессмыслица ( не путать с нонсенсом в детской поэзии абсурда )

        Может, читатель совсем читать разучился?  Может, дело в том, что переводчики сами плоть от плоти читателя своего и переводят так, чтобы читатель этот так и остался за добровольно опущенным  Железным Занавесом? Зачем? Не хочется верить в очередной заговор и манипулирование мозгами. Некоторое время назад  был опубликован перевод стихотворения Киплинга , певца Британского империализма. Кто же не знает, что империализм – это плохо, что Британский, что Советский? А вдруг это не так? И все дело в том, что произошло лингвистическое недоразумение?

        Вот, как автор перевода,  поэт С. Александровский описывает свои художественные принципы:

        С. Я. Маршак однажды совершенно серьезно сказал, что, переводя Сонеты Шекспира, писал, бывало, по-русски один катрен, "закрывал остальное рукой" (sic! Только, я думаю, он просто-напросто книгу закрывал) и работал дальше, – и потом сопоставлял: а насколько полученное таким способом развитие русского образа совпадает с оригинальным? Вот, у кого нужно бы учиться подходу к делу... Одна беда: С. Я. мог себе и не такое позволить, а мы, грешные, вынуждены работать с известной оглядкой. Иронии в этих словах искать не нужно: я очень люблю С. Я. и как поэта-переводчика, и как оригинального автора.

        Сразу скажем, что очень не любим С. Я., как поэта-переводчика и оригинального автора (исключая, конечно, детские стишки, до определенного предела Мистера Твистера и, возможно , самые ранние), и полагаем, что полученное таким образом никак с оригиналом не совпадет, разве что по метрике и рифменной схеме. Но о сомнительном качестве переводной работы Маршака написано уже много, где довольно убедительно показано, что, скорее всего, С. Я. сфальсифицировал и Шекспира, и Бернса, да и по большей части все остальное. Исключая редкие удачи в отдельно взятых строфах или строчках. Как , например Шалтай Болтай  ( образец идеального перевода)  или Финдлей Бернса. И его собственное поэтическое мировоззрение давно уже никому не интересно, в отличие от тех, кого он переводил. И славой он обязан только читателю, интеллигенту в первом поколении. Или уже в третьем. Кроме шуток.

Многие переводчики полагают, что подстрочников не существует, поэтому они их ненавидят весьма, надеясь на то, что читатель языка оригинала не знает и купит все, что ему предложит  переводчик. В таком случае интересней рассмотреть перевод,  как оригинальные стихи.  И можно было бы не  приводить подстрочник, если бы то, что написал Киплинг , не имело  отношения к проблеме возможности демократии на постсоветском пространстве. Или к образованию других политических форм, например, просвещенной монархии, или исламской республики в ее православном варианте. Ибо Киплинг, как нам кажется, в обсуждаемом стихотворении излагает разницу  между Империализмом Британским и Империализмом Советским. Потому что Империализм, помимо того, что грабит колонии, исходя из основной человеческой мотивации – жадности, еще и несет в колонии определенные ценности, и тогда возникает сомнение – действительно ли жадность является основной ценностью и в этом ли смысл Империализма (Глобализации на современном языке). Достаточно сравнить не только два текста, но и  системы ценностей,  несомые  народам колоний и ценности эти,  не понимаемые  никак.   Так что позволим себе привести подстрочник, несколько литературно адаптированный. Естественно, с определенной точностью. Вот что написал Киплинг - империалист.


        Рабы по найму.


        О, славны охраняемые высоты,
        Где хранимые души обитают,
        Устранившиеся от наших грубых наслаждений –
        В высях, за пределами, вне… –
        Их дух раскачивает великолепную арку *–
        Предписывает наиболее истинную точку зрения
        Они ручаются за все здесь происходящее
        И без сомнения их слова истинны.



*  учитывая многозначность слова arc ( дуга,  мост, радуга, свод небесный, ковчег)  эту  строчку можно трактовать по разному, но, скорее всего , автор протестует против  стагнации Небес.

        А мы, рабы своего времени,
        Под грузом грязи и опасности
        Наследники высокомерия, отсрочек,
        Союз ни во что не верующих –
        Наши нужды, в самом деле, ищут
        И,  найдя, нанимают на работу
        Людей, которые тоже не способны выполнить работу,
        За которую они получают плату.

        Из кузниц и ферм, шахт и парламентов (судов),
        Конторок, алтарей, отдаленных застав
        Мельниц, сената, армии, кассы, окопа.
        Железной дороги, стада, трона –
        Плач мироздания доходит до небес,
        От одного века до другого, обманутого –
        Пошлите человека, который может выполнить работу,
        За которую он получает плату!

        Слова не помогут приобрести остроумие,
        Даже одаренный всем дурак,
        Слишком слаб чтоб выйти на арены, жить на них, и уйти.
        Оттуда, где он не может властвовать.
        Под солнцем мы не находим никого,
        Кто бы мог умиротворить наше зло, кроме человека,
        Который может выполнить работу,
        За которую он получает плату!

        Когда во врата Тяжелых времен и Усталости
        Входит значительное Событие –
        Простое, необходимое и достаточное, здравое –
        Результат исполненной работы –
        Которая была свершена, но привела к результату, который не мог предсказать
        Ни святой, ни мудрец,
        Но только человек, кто ее совершил
        За плату, которая соответствовала работе.

        Поэтому Судьба должна склониться перед ним
        (и все отжившие старые ценности)
        Поэтому ему Власть (Парламент?) должна сопутствовать,
        Помимо того, что то же самое должны
        Делать короли.
        Каждый на своем месте, по праву, (чувству справедливости), а не по рождению (льготам)
        Должен управлять своим наследием,
        Люди, которые просто делают работу, за которую им платят.

        Не стоит презирать бездельников, слоняющихся по улицам, или
        Завоевывать их расположение,
        Их высшие достижения (зениты) сравнимы с их утренними прогулками – ни холодно, ни жарко.
        Но каждый оплаченный час накапливает капитал, –
        Сравнимый с их незапятнанным мужеством – их,
        Равных людей, кто исполняет работу
        За которую они получают плату,
        Людей, подобных Богам (см. первую строфу)
        За которую они (Боги) получают плату –
        Начинают, продолжают и завершают работу,
        За которую они получают плату.


        Ибо здесь Киплинг, собственно говоря, и формулирует определенные ценности, вернувшись после ежедневной обязанности подстригания пресловутых лужаек, лет 300 уже. Начав с сарказма и сатирического обличения общества, но и отсылая к традиции, он,  к середине стихотворения , становится вполне серьезен. Рабы на зарплате у него не только пролетариат (включая люмпен), но и весь британский народ, включая королей. Не говоря уже о тех, кто в небесах. Классового подхода советской школы он не знает. У него другие ценности и задачи. То, что однажды и недолго в русской традиции формулировалось, как человекобожество. Но исключая элемент ответственности. В том числе за адекватность перевода. Культуры разные, потому и вкусы разные. Видимо, поэтому творчество переводчика близко его читателю, все дело во вкусе, а вкус воспитывается культурой. Осталось заметить, что в списке работников Киплинг не указал наемников, которые спасли мир за плату. Это за него сделал Хаусмен, принадлежа к той же, все еще не известной на Востоке вплоть до Урала, культуре. Ибо она еще не переведена на языки восточные.

А. Е . Хаусмeн     Эпитафия армии наемников

В час, когда твердь дрожала земная
И содрогалась небесная твердь,
Эти наемники, плату взимая,
Следуя долгу, встретили смерть.

Плечи под небо подставив стояли -
И устояли устои земли,
Бог пренебрег -
a они удержали,
И мирозданье за деньги спасли.



        Посмотрим же теперь, в какой системе ценностей написано совсем другое стихотворение, поскольку даже беглый взгляд позволяет сказать, что к оригиналу оно никакого отношения не имеет. Либо переводчик просто ничего не понял, либо закрыл первоисточник, сразу прочитав заглавие и следуя методе Маршака.

        Мздоимцы

        Название часто ключ к стихотворению, заданная интонация. Если Киплинг  прибегает к оксюморону, поскольку рабам зарплату не платят, то, вероятно, он имеет в виду совсем другую плату, воздаяние, быть может. Как бы то ни было, переводчик  выбирает в качестве ключа совершенно неуместное слово, как нам кажется, поскольку в современном языке, а не на языке душ, давно смеющихся над нами с небес, это слово означает – взяточники. Следовательно, в стихотворении будет обличаться коррупция, продажные чиновники. И пред нами предстанет гражданское творение. Несомненно, близкое сегодняшним проблемам в России. То есть  осовремененное.
   
Блаженны люди, что с высот

        Сразу возникает вопрос, что это за люди такие, а если Киплинговские души, то не мертвые ли они? Посему доверяя профессиональному переводчику, приходится предположить, что люди здесь - наши земные соотечественники, а высоты, это вершины гор, откуда одухотворенные горцы презрительно взирают на прокисший мир. А если без шуток, то высота, заданная Киплингом здесь скукоживается до высот, занятых потенциальными читателями этого Киплинга новоявленного. Человеком, усредненным до подобного рода поэзии. Что сразу же и подчеркивается просторечием – убийственные затраты, лексикон возмущенной тратами супруги.

        На дольний мир глядят,
        Не зная низменных забот,
        Убийственных затрат!
        Их разум светел искони,
        Всегда возвышен дух –
        Так сами говорят они,
        Чтоб мы вострили слух.

        И тут попытка передать сарказм превращается в развязность. Вострить можно лыжи, топоры и перья, что и делает здесь поэт, но, заинтересовавшись оборотом речи , автор этих строк заглянул в сеть и вытащил стихотворение однофамильца замечательного поэта Майкова.

        Как по ночам оттачивали стили,
        Вострили слух и улучшали вкус!
        Как забывали о постылом быте,
        Как сгоряча судили о труде!

        Не перевод ли это из Киплинга?  Суждение о труде.  Впрочем, процитированные строки были опубликованы на  стихи . ру, самом обширном собрании графоманов всей Руси. Тем не менее, не совсем ясно что «так сами говорят они». То ли они сами о себе говорят, что дух их возвышен, и поэтому нам надо слух вострить, то ли они просто косноязычны.

        А мы – мы, пасынки судьбы,
        В грязи влачим деньки:
        Мы – сплошь нахалы, сплошь рабы
        И сплошь еретики.
        Вседневных нужд никто не чужд –
        Положена всегда
        Работнику за честный труд
        Условленная мзда.

        Псевдо-Киплинг переходит к описанию погрязшего в грехах человечества, искусно вставляя внутреннюю рифму и перепрыгивая стилистически и лексически от дола к высоткам. Если мы – пасынки судьбы, то кто же ее сыновья родные? Не те ли, кто предлагал вострить слух? Странно, что сюда затесалось слово еретики рядом со словом «нахалы». Еретик – это вполне положительный тип, в обличительном стихотворении особенно. Еретиками были самые ценимые историей люди, двигатели прогресса. Ирония здесь передается тоже не уважительно – деньки. По отношению ко времени. Видимо, поэт хочет сказать, какие времена, такие и стихи. Какое отношение имеют 4 последние строчки к предыдущим совершенно не ясно. Обличительная интонация, осуждающая нахалов, резко сменятся деловым подходом к трудовому кодексу.

        Нам нужны мельник и матрос,
        Кузнец и рудокоп,
        Столяр, солдат, каменотес, –
        Мудрец и остолоп (??!)
        Весь род людской вопит с тоской:
        «И где же я найду
        Способного на честный труд
        За праведную мзду?»

        Так кто же нужен нахалам и рабам? Выясняется, что нужны многие из списка Киплинга, куда заодно затесался остолоп. Поэт в русском варианте ограничивается пролетариями, военными и одним мудрецом. Во весь род людской не включенных. Не будет же матрос вопить с тоской, где найти матроса за праведную взятку? Впрочем, и в древней Греции за людей считали только болтунов на майдане ихнем. И поэтов, конечно. Но хороших.

        Уменье рук, иль блеск ума –
        Источник всяких благ.
        А расстараться задарма
        Согласен лишь дурак.
        Никто бы нас вовек не спас –
        И бросил в час беды! –
        Когда б ему за добрый труд
        Не посулили мзды.

        И тут русский поэт, полагая , что продолжает иронизировать, выдает совершенно циничную фразу. Но позвольте, неужто никто никого никогда не спасал, иначе, чем за взятку? И в мире не осталось альтруистов? И какая связь первых 2-х строчек с последующими? «А» указывает на противопоставление – чему?

        Среди забот, лишений, мук –
        Рождается Итог:
        Он – чадо разума и рук,
        Усилий и тревог!
        Сколь разных сил Итог смесил –
        И каковы плоды!
        Но всем работникам за труд
        Не пожалели мзды!

        Чадо, рожденное от четырех родителей, это уже нечто противоестественное. Пред нами предстает некий совершенный Итог, праздник плодородия, где всем работникам и остолопам вручают заслуженные взятки. Но обличительная интонация давно забыта, сменившись на сострадание к праведным труженикам, эксплуатируемым щедрыми предпринимателями, навострившими слух к этому месту в сюжете.

        Вовек работнику не пасть,
        В любые времена!
        Превыше королевской власть
        Работнику дана:
        Себе престол он приобрел
        С богами наряду! –
        И все вершит извечный труд
        За праведную мзду.

        Куда может пасть работник, то уму не постижимо. Но если память не изменяет, то в первой строфе описывались какие-то люди, чей разум светел искони (извечно т. е.), взирающие с высот на юдоль лишений и мук, где обретаются угнетенные труженики. Извечный труд по замыслу русского поэта, видимо, противопоставляется теперь извечному разуму и возвышенному духу, тех, кто подстрекательски призывал вострить слух и топоры. В этой возвышенной строфе, гимне пролетарию, уравненному с королем и богами. Постепенно вырисовывается идеология подтекста и поэта. И логика, если она присутствует здесь хоть в какой-то мере. Образная, естественно.


        Ему средь городских сует
        Слоняться недосуг:
        Замены труженику нет –
        И равных нет вокруг!
        Он бережет и час, и год,
        Живя с собой в ладу…
        Хвала свершающему труд
        За праведную мзду! –
        Нелегкий, честный Божий труд
        За праведную мзду:
        Непрекращающийся труд
        За праведную мзду!

        Здесь поэт, наконец, конкретизирует, где находится средоточие греха, а именно, в городе, поэтому остаются праведными только каменотесы из Божьего пригорода, что несколько идет вразрез с марксизмом в его самом вульгарном представлении, но отсылает уже к явному почвенничеству. Исключая автора из числа гражданских поэтов, мы ошиблись в предварительной оценке стиля. Но все отчетливей проступает интонация Маршака, живя с собой и читателем в ладу, детки в клетке. Не видать вам просвещенного капитализма с такими поэтами. И демократии не видать, как своих навостренных ушей.

       Позволим
себе процитировать в качестве постэпиграфа или эпитафии мнение профессионалов, которых трудно обвинить в зависти к гениям или пиаре.


http://magazines.russ.ru/inostran/2009/2/ho6-pr.html ( Иностранная Литература 2009.2)


        Я купил вчера в книжном магазине "Фаланстер" два тома, которыми необычайно гордится их составитель, Евгений Владимирович Витковский, – "Семь веков английской поэзии" – и увидел там колоссальное количество новых для себя имен. Я посмотрел, что сделали эти авторы. Я понимаю, что это книги не для чтения, а, скорее, справочники, и говорить о “сквозном” высоком качестве перевода просто не приходится. Но когда видишь рядом со ставшими классическими текстами Штейнберга, Левика или сидящего здесь Кружкова… в общем, когда видишь то, что видишь, – понимаешь, что в нашем деле наметился некий кризис. Конечно, любая децентрализация ведет к снижению требований: какому-то издателю понравилось – и поехали, давай в печать…

        До чего же деликатный комментатор... Однако один из участников дискуссии, Кружков,  явно нервничал...  Но ведь и наш переводчик С. Александровский один из авторов справочника.


Оригинал:

The Wage-Slaves (1902)
Rudyard
Kipling


OH GLORIOUS are the guarded heights
Where guardian souls abide –
Self-exiled from our gross delights –
Above, beyond. outside:
An ampler arc their spirit swings –
Commands a juster view –
We have their word for all these things,
No doubt their words are true.

Yet we, the bondslaves of our day,
Whom dirt and danger press –
Co-heirs of insolence, delay,
And leagued unfaithfulness –
Such is our need must seek indeed
And, having found, engage
The men who merely do the work
For which they draw the wage.

From forge and farm and mine and bench;
Deck, altar, outpost lone –
Mill, school, battalion, counter, trench,
Rail, senate, sheepfold, throne –
Creation’s cry goes up on high
From age to cheated age:
“Send us the men who do the work
”For which they draw the wage!”

Words cannot help nor wit achieve,
Nor e’en the all-gifted fool,
Too weak to enter, bide, or leave
The lists he cannot rule.
Beneath the sun we count on none
Our evil to assuage,
Except the men that do the work
For which they draw the wage.

When through the Gates of Stress and Strain
Comes forth the vast Event –
The simple, sheer, sufficing, sane
Result of labour spent –
They that have wrought the end unthought
Be neither saint nor sage,
But only men who did the work
For which they drew the wage.

Wherefore to these the Fates shall bend
(And all old idle things –)
Wherefore on these shall Power attend
Beyond the grip of kings:
Each in his place, by right, not grace,
Shall rule his heritage –
The men who simply do the work
For which they draw the wage.

Not such as scorn the loitering street,
Or waste to earn its praise,
Their noontide’s unreturning heat
About their morning ways;
But such as dower each mortgaged hour
Alike with clean courage –
Even the men who do the work
For which they draw the wage –
Men, like to Gods, that do the work
For which they draw the wage –
Begin – continue – close that work
For which they draw the wage!
Tags: Очерки о русской культуре, занимательная филология
Subscribe

  • Х. Р. Хименес Звучащее одиночество

    Пауки древних мелодий, как они дрожали восхитительно на цветах, вянущих годами… стёкла, пронзенные луной, во сне мечтали о венках дрожащих с бледными…

  • Ф. Лорка Романс призванного на суд

    Пара Эмилио Аладрену Бессонно мое одиночество! Глаза ничтожны на теле а у лошадки огромны, не смыкаются и ночами и даже туда не смотрят, где сон…

  • Из И. Викхиркевич

    Иммунизированные Проходит чрез сердце стадо слов топочут и топочут стараюсь выдавить слезу а они тонут в безразличии Краткая история стыда в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Х. Р. Хименес Звучащее одиночество

    Пауки древних мелодий, как они дрожали восхитительно на цветах, вянущих годами… стёкла, пронзенные луной, во сне мечтали о венках дрожащих с бледными…

  • Ф. Лорка Романс призванного на суд

    Пара Эмилио Аладрену Бессонно мое одиночество! Глаза ничтожны на теле а у лошадки огромны, не смыкаются и ночами и даже туда не смотрят, где сон…

  • Из И. Викхиркевич

    Иммунизированные Проходит чрез сердце стадо слов топочут и топочут стараюсь выдавить слезу а они тонут в безразличии Краткая история стыда в…