alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Category:

Сильвия Плат и разбойники


В контексте разговоров о готовящемся насилии (книги) над Сильвией Плат со стороны  уже пресловутого  в этих записках поэта и переводчика Яна Пробштейна, замeтим,что  в Лит. Памятниках уже вышла книга  растлителя европейской поэзии В.  Бетаки.  http://www. ozon. ru/context/detail/id/4088411/ и переизданная рядом других издательств.  Можно было не возвращаться к творчеству благородного старца, знакомого нам по переводам из Киплинга и Фроста и ограничится краткой рецензией умного читателя:
Бумагина Светлана (24 года) все отзывы

Переводы просто убогие! Во-первых - это не стихи, во-вторых - Бетаки так и не понял, про что вообще Плат (и зачем) писала.  Один кокетливо-некрофильский перевод Lady Lazarus чего стоит! Всё равно,  что переводить стихотворение Гуглом. . .  Да ещё и в серии "Литературные памятники"! Хотя бы честно на обложке написали: "Сильвия Плат в исполнении Бетаки".  Фтопку (нечаянный каламбур) вместе с Паулем Целаном Белорусца!

Лучше не скажешь, но рыская по сети,  мы натолкнулись на обсуждение перевода из Плат в исполнении того же старца:

http://davidaidelman. livejournal. com/1401815. html

Такое впечатление, что поэт Бетаки никогда не слышал обвинение в графомании, и посему искренне возмущен.  К тому же надо добавить, что автор поста, Давид Эйдельман, известный израильский политолог и сам не чужд поэзии, кропая стишки значительно хуже Бетаки, ибо у того к стишкам прилагаются замечательные фотографии, по крайней мере. (http://tarzanissimo.livejournal.com/).  Речь шла о переводе «Луна и Тис», совершенно безумном даже для дилетанта или старца с деменциией.  Но может это был плод несварения желудка и остальное имеет хоть какую–то художественную ценность? Выберем наугад пару стишков и почитаем саму Плат,  ибо мне отмщение и аз воздам за дискуссию по ссылке выше. ylvia
http://astrosun2. astro. cornell. edu/~deneva/plath. htm htt
Elm

I know the bottom, she says.  I know it with my great tap root;
It is what you fear.  I do not fear it:
I have been there.

Вообще говоря, называется стихотворение  - Вяз, причем в оригинале он женского рода, известная ситуация с сосной на севере диком и пальмой на юге.  Посему  переводчик обозвал перевод Ивой, а чтоб понятно было несмышлёному читателю, добавил, что речь пойдет о душе.  И надпись написал:

Я знаю глубину.  Я в неё проникла
Корнем.  Но ты боишься глубин.
А я не боюсь – я там была, я привыкла.

Плат рифмовать умела, а если не рифмовала, то у нее были  некие основания.  В любом случае,  Бетаки срифмовал, но не туда и плохо.  Это рифмовка дилетантская.  Но вот, как перевести слово bottom? Если речь о глубинах земли,  то так и надо сказать.  Словарь  дает много значений, вплоть до задницы.

 Ибо существуют  корни и в воде у бледных спирохет и водорослей,  подобных таким стишкам.  Для выбора точного слова  надо прочесть следующую строфу.


Is it the sea you hear in me,
Its dissatisfactions?
Or the voice of nothing, that was you madness?

Т. е

Ты слышишь во мне  море,
Его недовольство?
Или голос небытия, ты на этом была помешана?

Или, другими словами,  слово глубина здесь не годится, ибо никак не должна давать возможную ассоциацию к морским глубинам.  Тогда первая строфа должна звучать достойно классика:

Я знаю суть, сказала она
Я знаю ее моим огромным стержневым корнем,
Этого ты  боишься.
Я не боюсь этого,
Я там была.

И перевод становится осмысленным даже у Бетаки здесь:

Может, во мне ты слышишь море?
Неудовлетворённость его? Или верней,
Голос пустоты, твоего сумасшествия

Хотя есть лишние слова, и не замечено слово was.  Это композиционная ошибка.  Но это нюансы.  Хуже то, что дальше начинается полная ахинея:

Любовь это тень.
Как ты можешь лгать и после - плакать.
Слушай – это ее копыта – она исчезла, как лошадь.

Бетаки, ничего не понимая, пишет:

Любовь – только тень.  Ну не плачь по ней!
Послушай: её копыта всё тише,
  Она ускакала – табун коней.

Не иначе как с бодуна  он решает рифмовать верлибр и появляется табун, это любовь то – табун! Читая это стихотворение, не следует забывать, что  речь идет от имени Вяза, т. е.  Ивы с душой в переводе.  И тут воображение Плат и Бетаки явно скачут в разные стороны.

Всю ночь я буду скакать так, стремительно,
Пока твоя голова не окаменеет, а подушка не станет клочком дерна,
Отзываясь эхом, эхом.

Выясняется,  что дело происходит во сне, и Вяз образ Любви.

Всю ночь вслед за ней буду скакать… Ты услышишь –
И голова твоя станет камнем,
Останется эхо, эхо, эхо…

У Плат дерево превращается в коня, у Бетаки происходит раздвоение личности.


Or shall I bring you the sound of poisons?
This is rain now, the big hush.
And this is the fruit of it: tin white, like arsenic.


И тут мы позволим себе догадку, что слово sound это не звук, а поскольку был разговор о море, то переводится это как  пузырь (IV [saund] / 1) пролив, канал 2) плавательный пузырь (у рыб) Syn: swimming bladder), тогда не надо ломать голову над звучанием отравы.  Хотя может это звучит дождь, если именно он здесь - отрава.   Вопрос спорный.

Поднести ли тебе (плавательный )пузырь отравы?
Идет дождь, вал дождя,
И результат его – жестянка белая, как мышьяк.

Но нашего поэта уже несет, завывая.  По принципу – в огороде бузина, а в Киеве дядька.  А ведь рифмовать не надо, пиши себе свободно.

А хочешь услышать, как звучит отрава?
(Это не я, это ветер, ветер!)
Это не яд – капли дождя…

Т. е.  чушь полная.

Я страдала от жестокости закатов,
Иссушенная до корня,
Мои красные волокна сгорели и торчат комком  проволоки.

Лир.  герой это дерево!  Со всеми его атрибутами.  Кора, корни, древесные волокна, но поэт разоблачает Плат и пишет:

Я пережила не один закат,
Я до корня опалена,
Красные нервы горят и торчат

Рифма там есть ( me /surgery), но в другом месте.  Как и Пробштейн,  этот тоже полагает, что неважно где.

Я разбита на куски, летящие вокруг, как биты,
Ветер неслыханной жестокости
Не пощадит безразличия, я должна вопить.

Вообще говоря, это позиция поэта, отрицание пофигизма, но что американцу хорошо, то русскому смерть.

Я разрываюсь на куски,
Они разлетаются во все стороны,
Ветер такой – не перенести
И я не в силах не закричать.
Луна безжалостна, она меня тянет,
Она – жестокая и пустая!

Т. е . если Плат кричит, то добрый старик, увенчанный сединами, кричать не в силах, посему он жеманничает ( см рецензию выше- кокетливо)

Луна она тоже безжалостна, она грубо потащит
меня, ее сияние опустошенное обжигает меня,
или, возможно, это я ее тащу, поймав.

Мужественно грезит Плат в образе Вяза, а...

Нет, надоело читать эту поэтичную чепуху, желающие могут сами сравнить оригинал и песни Бетаки…
Но наводит на грустные мысли фамилия редактора Лит . Памятников, которая редактировала,  если редактировала,  это убожество - Е. Халтрин-Халтурина….


Tags: Киплинг, Сильвия Плат, занимательная филология, критика
Subscribe

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею 2. 22

    О, несмотря на судьбу: великолепие изобилия бдением нашего бытия в парках бьет чрез край стократ - или как у людей из камня рядом с завершением под…

  • Р.М. Рильке Сонет к Орфею 2.21

    Пой, мое сердце, сады, которых не знаешь; будто бы ваза с теми садами стоит, ясная, словно сама вода. Воды и розы из Исфахана или Шираза - пой…

  • Р. М. Рильке Дуинская элегия IX

    Ну почему, когда доходит дело до нашего бытия, тогда лавр, который чуть темнее, чем остальное зеленое, чуть волнистый на каждой стороне листа (как…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments