alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Реальности и иллюзии А Цветкова.

В контексте экспансии оголтелого либерализма и борьбы за права любого человека,  включая зверей, нас привлекла статья известного поэта и мыслителя А.Цветкова.

Прочтем ее с нота бене.

Алексей Цветков / 21 сентября

Прогресс: иллюзия и реальность

Весь наш язык, а стало быть и картина мира – сплошная цепь метафор, это известно любому лингвисту. Одной из таких метафор является и история человечества, по крайней мере та ее часть, которая зафиксирована после изобретения письменности или даже дописьменная на том ее отрезке, который сумела реставрировать археология. Историю мы обычно представляем себе как некое течение, это метафора речного русла с его возможными рукавами и притоками. Изъяв из этой метафоры составляющую времени, историю можно разделить на бесконечное число синхронических срезов, в одном из которых мы все в данный момент находимся – по-английски он парадоксальным образом именуется current events, то есть «текущие события», а по-русски, за неимением лучшего термина — политическая ситуация. Я хочу попытаться сравнить два таких среза, не обязательно их датируя, хотя грамотный человек без труда поймет, о каких идет речь.

С этим нельзя не согласиться, тем более, что автор  реабилитирует «политику» , включая ее в равноценные события, намекнув , что английский язык в этом контексте умнее русского, где политика слово грязное.

В



первом случае мы имеем ситуацию, когда часть цивилизации в период своего резкого культурного упадка отправляет волны массовых ополчений ради завоевания мест и объектов, которые она полагает своими религиозными святынями и которые в этой точке времени расположены на территории другой части цивилизации, переживающей культурный расцвет и отличающейся сравнительной веротерпимостью. По пути эти волны разоряют многие из собственных сравнительно зажиточных городов и сел, учиняют массовые еврейские погромы с огромным количеством жертв, а также захватывают столицу дружественной и близкой по вере империи, оказавшей им немалую помощь. В результате святыни таки удается на короткое время завоевать, попутно утопив некоторые из них в крови, без разбора религии, пола и возраста.

Видимо,  мы грамотны недостаточно, ибо на ум приходит только эпоха крестовых походов,  периода веро-не-терпимости, в эпоху  до всеобщей секуляризации.  Но уже понятно, что в культуру  религиозные святыни не входят. Или они таковыми не являются, поскольку часть цивилизации «полагает», но ошибается. Или,  другими словами, если мы угадали эпоху, Гроб Господень или сам Господь  не святы  для диких орд крестоносцев и пославших их растленных Пап. Тут мы имеем дело с хроноцентризмом, переносом некоторых современных ценностей на другую эпоху, непонимание мышления человека религиозного атеистом или агностиком.   Последняя фраза стилистически несколько неграмотна, посему лингвисту ничего сказать о ней нельзя. Пол имеют святые мученицы и каменные бабы, святые мощи не имеют национальности.

Во втором случае первая из двух упомянутых частей цивилизации, с трудом преодолев свое кровавое братоубийственное наследие, достигла невиданной в истории степени материального, технологического и, не побоюсь этого слова, духовного расцвета — в том смысле, что ее лучшие умы и сердца пришли к выводу, что человеческое достоинство не является функцией религии, этноса, пола или цвета кожи. Тем временем другая часть уже столетия пребывает в состоянии глубокого кризиса и дезориентации, в связи с чем там раздаются призывы к реваншу и реставрации былого величия, но поскольку реальных сил для этого крайне мало, экстремистские элементы прибегают к тактике террора — в основном против собственных единоверцев, но также и против соперников.

Мысль  выше уточняется – в духовность включены материальный и технический прогресс, и заявление,  что достоинство никак не связано с нравственностью , моралью,  десятью заповедями, к примеру , законами Моисеевыми. С остальными тремя упомянутыми категориями они действительно не связаны, но у чернокожих Африки до сих пор есть культ Вуду, и о человеческом достоинстве  там вряд ли что либо слышали, ибо понятие это чисто европейское, а на Востоке его заменяет стыд, как известно. Возможно, что упомянутые умы совсем не из лучших. Сомнительно и утверждение, что реальных  сил мало, достаточно включить ТВ. И посмотреть что происходит в Сирии или Ливии. Заодно утверждается, что вообще –то другая хороша, но вот экстремисты…. Это верно,  но  что –то слишком много экстремистов.  Когда произошло 9/11 , мусульманское население  городка Фримонт в  Калифорнии праздновало это в полном составе, вполне добропорядочные граждане США. Такое же было и в Нью Йорке, где живет  наш поэт  с 2009 года,  в некоторых районах.

Мои попытки навести тень на плетень наверняка мало кого обманывают — всем понятно, что в первом случае речь идет о противостоянии западной и исламской цивилизаций в эпоху крестовых походов, а во втором — о том же противостоянии в его сегодняшней модификации. Вопрос в том, изменилось ли что-либо фундаментально и в какую сторону. Описанные отношения разных культур и цивилизаций следовали стандартному шаблону на протяжении больше части известной нам истории: какая-нибудь одна одерживала верх, подминая под себя все сопредельные, а временами просто их уничтожая физически, даже поголовно, как предписала в случае амалекитян Библия. Ассирия похоронила Элам, Вавилон подмял Ассирию, Македония положила конец многотысячелетней культуре Египта и сама вскоре рассыпалась на куски, а большую часть этих кусков подобрал и сплавил в единое целое Рим. Именно на территории бывшего Рима образовалось противостояние, о котором я сегодня веду речь — часть его владений отошла Западу, другую вобрал в себя исламский мир.

Все верно, мы угадали.   Автор справедливо пишет -  то,  что происходит сейчас , было много раз.   И упомянул грозного Бога иудейского , требовавшего от блудливого человечества своего  исполнять религиозные законы Свои. Интересно , что появилось слово –фундаментально.  Видимо, это значимое слово. 

В сущности, мы здесь не видим ничего нового по сравнению с практикой, скажем, муравейников или термитников, ведущих борьбу не на жизнь а на смерть за территории и торжество собственного престола, точнее собственной генетической линии. Если вести всерьез разговор о ценностях, «признаваемых» муравьями или термитами, то таковой является только одна, генетический код, официальным носителем которого является матка сообщества. Ясно, однако, что к людям это плохо применимо, большинство из нас давно простилось с племенной структурой социума, и, скажем, у православного серба и боснийца-мусульманина наверняка гораздо больше общей наследственности, чем у марокканца и индонезийца, хотя оба — мусульмане. На протяжении всей нашей истории мы грабили и убивали друг друга во имя ценностей, которые мы считали типично и исключительно человеческими, разного рода религиозных и национальных идей. Фактически это был все тот же кодекс родного муравейника за вычетом матки и ее генетических сокровищ.

Тут все верно, хотя возникают скорбные мысли о социальном дарвинизме вульгарных материалистов, разбавленных прогрессом генетики.  Но с племенной структурой простилось не так уж много человечества. Даже поэты некоторых сообществ или социальных сетей живут чисто на тейповой основе. Но тут религиозных мотиваций автор не отрицает.

Но сравнительно недавно у нас возникла другая ценность, вызывающая сегодня массу разногласий и имеющая, может быть, больше критиков, чем сторонников: идея прогресса. Она чревата большим замешательством отчасти потому, что речь идет о двух совершенно разных понятиях: с одной стороны о несомненном технологическом рывке, полетах на Луну, межконтинентальных лайнерах, вездесущих айфонах и айпэдах, а с другой — о нравственном совершенствовании общества, о признании неотъемлемого достоинства человеческой личности и ее права на свободу и автономию перед лицом государства и социума.

Это глубоко неверно, идея прогресса возникла довольно давно. Как утверждал один из лучших умов человечества, Томас Манн, идея прогресса возникла в тот момент, когда наш еврейский праотец вышел из Ура. Именно тогда патриархальное  восприятие времени (кольцевое, т.е). когда всякое изменение прошлого  чревато гибелью, сменилось на прямолинейное,  вплоть до ленинской спирали, и возникла эсхатология, вплоть до построения рая на земле в одной отдельно взятой стране, но это прогресс чисто духовный, с разрешением на Страшном суде. Китайцы модернизировали экономику, изобретя порох и колесо  в то же приблизительно время, в контексте тех прогресса,   но это никак не отразилось на их восприятии времени. Идея автономии личности появилась тоже давно, лет 500 назад, но только в Европе, одновременно с гелиоцентрической системой, и обязана она этим тоже диким фанатикам Лютеру и Кальвину, прежде всегоЗаодно тогда же возникла идея технического прогресса , если верить  одному из лучших умов - Максу Веберу, а не поэту Цветкову. Это связно с идеями приоритета рационализма над поэзией.

Поскольку самолет или айфон — вещи материальные и наглядно соответствующие своим функциям, большинство споров вызывает как раз вторая концепция прогресса, критики которой иногда считают достаточным попросту напомнить нам о холокосте. Но холокост, увы, скорее относится к первой категории: ни одна цивилизация в мире до недавних пор не обладала нужными технологиями для столь массового истребления людей, хотя практически все охотно пользовались теми, какие были в наличии. В исторической перспективе удивительно скорее наше возмущение холокостом, хотя и запоздалое и не у всех искреннее.

Нам – означает, что автор придерживается второй концепции, человека нравственного, но безбожника,  и он связывает Холокост с технологиями, как явный прогрессист , считает убитых евреев поштучно. Это ли не духовный прогресс?! О философии Т.Адорно здесь не место говорить. Но интересно,  у кого возникают возражения против его знаменитого высказывания?

Для завершения моей мысли мне пора обратиться к самым что ни на есть животрепещущим событиям, к историческому срезу недельной давности. Бездарный видеоклип, снятый анонимным провокатором, привел к массовым волнениям в мусульманских странах и трагической гибели американских дипломатов. В этой связи мне пришлось услышать разные мнения, в том числе и призывы размазать все эти остатки былой исламской славы по стенке, благо у США для этого хватает технологических возможностей.

Если не ТВ, то клипы, как оказалось,  автор смотрит. Клип, действительно , бездарный , как танец Пуссей Райот во храме. Хорошо, хоть не свальный грех в музее. Интересно также то, что погибший посол был проводником миролюбия в регионе, за что боролся, на то и напоролся. Технологические возможности у США есть, но 300 спартанцев однажды остановили Ксеркса со всеми его слонами,

 (когда помстилось тем тремстам,
в горах остановившим Ксеркса,
что кубок жертвенного сердца
20 наполнит музыкой Тристан,...
Г. Марговский)

ибо побеждает дух, а не оружие, а дух нынешнего Ксеркса ослаблен идеями,  изложенными в статье нашего поэта.  Хотя раньше за убийство посла объявляли войну и размазывали без восстановления экономики врага, но то во времена крестоносцев еще ценивших свою цивилизацию и веру , хотя оруженосцы ехали на ослах.

Оставлю за скобками чисто прагматические последствия такой акции — например, тот факт, что в результате подобной акции энергетические нужды Запада будут целиком отданы на откуп России и Венесуэле, и наверняка сторонники каленой метлы не имели этого в виду

Сказав «оставим прагматику», наш прагматик ее не оставил и стал рассуждать о нефти. Сторонники действительно не думают о нефти, они думают о гибели христианской цивилизации и о ее духовных ценностях

. В целом это призыв следовать вековой практике человечества, кодифицированной в изречении Максима Горького: «Если враг не сдается, его уничтожают». Нередко, впрочем, уничтожают и когда сдается, и даже не обязательно враг, вспомним хотя бы Катынь.

Это типичный шулерский трюк дурной публицистики. А если отнести изречение Горького  к немецко-фашистским захватчикам? И Катынь тут ни при чем.  Американское правительство или Израиль никак не сопоставимы с ГБ Сталина. А мусульмане не безвинные польские офицеры или враги народа и их жены. В голове нашего поэта полная сумятица.

Но подобный откат к ценностям термитника, или даже национализма и религии, сегодня приемлем не для всех. Это очень слабый залог прогресса — морального, единственного, которому я не откажу в таком названии. Но залог очевиден хотя бы в том, что электорат США, как бы он ни был поляризован сегодня, никогда не даст президенту санкции на подобные меры.

Это верно, не даст, да и нынешний ( писано в 2012 году , ныне президент глобализацию отменил АС) президент разделяет взгляды высоко нравственного поэта Цветкова, как бывший разделял взгляды Н.Щаранского о принудительно –исправительной демократии.   http://www.lebed.com/2005/art4227.htm

В ком мы видим сегодня врага? В Тунисе, Ливии и Египте, странах с весьма шаткими постреволюционными режимами, впервые в истории этих стран пришедшими к власти в результате демократического процесса? Реакция против кощунственного видеоклипа нашла себе выражение в действиях обезумевшей толпы, а инстинкты толпы всегда сводятся к наименьшему общему знаменателю, наиболее радикальной ее части. Куда важнее, что правительства Туниса и Ливии немедленно выразили сожаление по поводу случившегося, хотя аналогичной реакции Египта пришлось подождать.

К толпе  поэт себя явно не причисляет ибо прогрессист и образован вельми, хотя выражает взгляды иной толпы не в меньшей степени, и инстинктов он лишен, а ведь  толпа безмозглых либералов , к которой он принадлежит,   лишена инстинкта самосохранения , включая инстинкт самосохранения всей цивилизации прогрессистов.

Когда-то враг был для нас явлением собирательным, это были «они», немцы или японцы, мы не пытались войти в их обстоятельства и предпочитали истреблять поголовно. Сегодня мы уже постепенно отличаем хотя бы стариков, женщин и детей от комбатантов. И мы начали сомневаться в своем праве объявлять неприятелем любого человека на основании места рождения, родного языка и религии. И если не все наши неприятели сумели к настоящему времени встать на эту точку зрения, то ведь потому мы и считаем ее достижением прогресса, не так ли? Более того, главное в ней, что она не содержит механизма торговли: ты мне, а я тебе. Человеческое достоинство независимо от рыночных отношений.

Это и есть изложение вульгарного либерализма в одном абзаце,   хотя противоречит сказанному выше.  Да и рыночные отношения не ругательство, разве что для совкового интеллигента.  Или Ислам враг тотальный , или  надо отделять террористов от иx мам. Еще либералы утверждают , что мамы входят в рыночные отношения со зловещими манипуляторами, и продают детей за деньги, дабы стали святыми ( см выше). Или изложение идеи кризиса Гуманизма, когда врага надо возлюбить, пожертвовав собственными детьми , во имя слезинки чужого. Выбор  тяжелый. Но радикальный либерал не колеблется. Правда , поэт говорит –мы . допуская что  мы считаем иначе. Это  политкорректный плюрализм,  релятивизм нравственного. Но славно, что опять прогресс связан с нравственностью, вопреки утверждению поэта выше, хотя многие лучшие умы утверждают, что человек ничуть не изменился за последние 6000 лет. За исключением эксперимента по созданию нового человека в 20 веке в двух странах. 

Беда, но вместе с тем и правда, заключается в том, что никакого встроенного механизма прогресса в истории нет, в ней вообще нет встроенного механизма, и у нас нет гарантии, что завтра мы не окажемся в ситуации того же Рима, который не спасла ни военная, ни экономическая мощь, даже технологические открытия вроде водопровода и канализации, бетона и дорожного строительства были надолго утрачены одичавшими наследниками империи, муравьи в этом смысле куда практичнее. Единственное, что возвышает нас над дальними шестиногими родственниками — это способность различать в другом равного себе, даже если он не нашего генотипа и не из нашего муравейника. Эту способность еще легче утратить, чем водопровод или айфон, и мы, как уже доказали крестовые походы, не обрели особой гарантии в евангелиях. Это единственная ценность, за которую каждый из нас отвечает лично. Гарант прогресса — это мы сами, другого никто не назначит.

Непонятно при чем тут встроенный механизм, видимо, речь пошла о категорическом императиве, но причем тут прогресс?  Сравнение с Римом уместно, именно это и происходит  по всем признакам, включая идеи  эссеиста, характерные для римлян 1 -3 веков. Остальное пустая риторика.  Звери тоже различают генотипы, и зайцы не паруются с мухами дрозофилами.  Однако,  Евангелия еще остаются неким гарантом, ибо ничего больше у муравейника Европы нет в качестве нравственности, сколько не пляши во Храме, обличая тотально Путина, РПЦ,  институт брака,  запрет на свальный грех прилюдно , фаллос на городом, если это , конечно, не признаки Возрождения древних языческих обрядов, а поэт Цветков тогда предтеча нового Шекспира или Содома.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments