alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Category:

Д. Уолкотт ЛЕС ЕВРОПЫ

                                       Иосифу Бродскому

Последние листья падают, как с пианино ноты
и оставляют овалы, отдающие эхом в ухе;
в неловкой музыке застывают, леса зимние
похожи на пустую оркестровую яму, ряды их
линуют эти разбросанные манускрипты снега.

Медь инкрустаций лавра на дубе
сияет, хотя кирпичного цвета стекло над головой твоею
прозрачно, как виски, пока зимние вздохи
строк Мандельштама, которые ты произносишь,
восходят кольцами, как дым сигареты.

«И над лимонной Невою под хруст сторублёвый…».
под твоим языком изгнания, хрустящим под каблуком,
горловые потрескивают, словно гниющие листья,
Мандельштамовская фраза кружит, освещая
суровую комнату в бесплодной Оклахоме.

Это и есть Архипелаг Гулаг
подо льдом, где соль, минеральный источник
длинной Тропы Слез ручейков этих равнин
таких же твердых и открытых, как лицо пастуха
в трещинах загара и в стерне небритого снега.

Прирастая шепотом Съезда Писателей,
снег кружит, как казаки вокруг трупа
помятого Чокто*, пока не становится метелью
переговоров и белых листов, когда мы теряем
из виду человека как такового в судилище.

И каждую весну эти ветки заполняют полки,
как библиотеки, новыми опубликованными листами,
пока они не становятся макулатурой – страницы снега –
но, при нуле страданий наш разум
длится словно этот дуб с немногими бесстыдными листами.

Пока поезд минует измученные иконы леса,
ледяные покровы лязгают как товарные склады, потом шпили
замерзших слез, скрежещущий пар станций,
он выдыхал их одним зимним выдохом
чьи замерзающие согласные превращались в камень.

Он видел поэзию в забытых богом станциях
под облаками огромной Азии, в областях
которые могли бы проглотить Оклахому, как виноградину,
не эти привалы в прериях в тени деревьев, но пространство
такое заброшенное, что глумится над пунктами назначения.

Кто этот темный ребёнок на парапетах
Европы, глядящий как вечерний исток реки
соверны, отмеченных властью, не поэтами,
Темза и Нева шуршат, словно банкнотами,
потом черное на золотом, силуэты Гудзона?

От замерзшей Невы до потоков Гудзона,
под куполами аэропорта, станций с их эхом,
притоки эмигрантов, кого изгнание сделало
такими же декласированными, как банальный холод,
гражданами языка, который теперь твой,

и в каждом феврале, каждой «последней осенью»,
ты пишешь вдали от смолоченных жнецов,
укладывающих снопы, как девушки заплетающие косы,
вдали от русских каналов, дрожащих под ударами солнца,
человек живущий с английским языком в одной комнате.

Туристические архипелаги моего Юга
тюрьмы тоже, продажные, хотя
нет страшней тюрьмы, чем писание стихов,
но что такое поэзия, когда стоит она своей соли,

Ибо она фраза, котроую можно донести из рук в уста?

Из рук в уста, через столетия,
хлеб не черствеющий, когда системы плесневеют,
когда, в лесу с ветками из колючей проволоки,
заключенный ходит кругами, пережевывая слово,
фразу, музыка которой переживет листья,

и сконденсируется мраморным потом
на челах ангелов, и который не высушить,
пока Борей не потушит огни павлина,
медленно дующий от Лос-Анжелеса до Архангельска,
ибо памяти не понадобится повториться,

Испуганный и голодный, в божественной лихорадке
Осип Мандельштам дрожал, и каждая
метафора сотрясала его дрожью,
каждая гласная тяжелей межевого камня,
«К лимонной Неве под хруст сторублёвый…».

Но сейчас эта лихорадка суть огонь, чей свет
согревает нам руки, Иосиф, и мы бормочем, как приматы,
обмениваясь горловыми в этой зимней пещере
суровой хижины, пока снаружи стадами
мастодонты в снегу навязывают нам свои порядки.

*название индийского племени



Оригинал:

https://www.poemhunter.com/poem/forest-of-europe/
Tags: Уолкотт, переводы
Subscribe

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею X

    Ты в ощущениях моих всегда, античный саркофаг, воспетый мною, и с песней, что в тебе течет весною, как римских дней блаженная вода. Или как…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею IX

    Того, кто лиру подхватил, теней печальных средь, их славить, если хватит сил, чтоб возвращенье зреть. И тот, кого вскормил лишь мак среди теней…

  • Р.М. Рильке Сонет к Орфею I. VIII

    Лишь жалобы в пространстве прославлений пройдут, где нимфа плачущих ключей следит за нашей чередой падений, что лучше видно со скалы. На ней врата…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments