alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Category:

К семидесятилетию И. Бродского. (продолжение)




            Несколько лет назад была опубликована еще одна подобная статья . http://www.folioverso.ru/imena/6/11.htm, автор А. Машевский

На тот раз сравнивался вклад в русскую поэзию Бродского и Кушнера. Нам кажется, что можно провести некие параллели с предыдущим мнением. Оказалось , что А. Закуренко не одинок в своих претензиях. И то, что циничен, и то что тянет бесконечно стихотворение, и то что рассудочен, а не розово -возбудим, как гимназистка второго класса. И что тотальный скепсис. Будто вся концептуалистическая , ныне популярная поэзия не замешана на скепсисе В дискуссиях по поводу вышеупомянутых претензий со стороны Солженицына и Коржавина были многочисленные и достойные отклики . И И. Ефимов откликнулся. И великолепный Лосев тоже. Можно было бы просто сослаться на эту уже огромную литературу, но интересно проследить ход мысли умного человека и незаурядного поэта, каким Машевский действительно является. Пойдем по тексту. А заодно возвращая достоинство Кушнеру. Заодно узнаем много и о самом Машевском.

         

  

Машевский тоже пользуется довольно типичным полемическим приемом. Высказать некое очевидное ему положение , ( хотя очевидность его весьма спорна) и пропуская доказательство этой очевидности , высказать , как само собой разумеющееся , следствие. Полагая ,что это легитимное доказательство вывод из постулата, претендующее на объективную истину. Кроме того он , каким то непостижимым образом, выводы, сделанные на основании анализа двух стихотворений, распространяет на все творчество поэта. Конечной целью его является доказательство превосходства поэтики Кушнера в сравнении с поэтикой Бродского.    

«Здесь прервемся, потому что стихотворение очень большое и приводить его целиком невозможно. Но уже по первым двум строфам кое-что можно почувствовать. На что это похоже? На музыкальное произведение, поразительно искусно варьирующее одну тему. (1)Ледяной холод, одинокая птица. Набор символов очень прозрачен. Автор пишет о себе (2). Это его вынесло «потоком» собственного таланта(3) , самой речи в разреженное пространство ионосферы.»

1. Варьирование одной темы – характерная черта метафизической поэзии, но это можно отнести ко многим стихотворениям , многих поэтов. Не все стихи- сонет , развивающийся по законам триады. Разве что Машевский этот стиль Бродского , почерпнутый у метафизиков , отрицает в принципе.

2. Более чем странная претензия или ремарка. Всякий поэт пишет о себе, даже если стихотворение написано от третьего лица или сюжетно .

3 Здесь нам кажется , телега запряжена впереди лошади. Оценка уровня поэта в подобного рода трудах ( гений, талант, способный , много обещавший, посредственность итп) должна прозвучать в конце , на основе убедительных рассуждений . Но если ответ на задачу получен уже в начале, то ,конечно . Следует ожидать шпаргалок, чернил на коленках, подтасовок.

«Мир сузился до сверкающей инеем точки где-то высоко-высоко, далеко от людей с их ценностями, обычными, «теплыми» заботами. Из такой дали и не разглядеть:»

     Это саркастическое заявление претендует на мировоззренческое обобщение. Многие шедевры мировой поэзии именно потому и шедевры , что авторы их находятся на точках , доселе не покоренных поэтическими альпинистами. Но можно и отослать к классификации точек, на которых стоят историки   в «Этногенезе» Гумилева. Где утверждается обратное – мне сверху видно все. Нпр. что можно узнать о Пушкине, стоя с ним нос к носу и изучая его сексуальные отклонения , и что - « с высоты птичьего полета». Нпр. роль Пушкина в мировой поэзии и его влияние на нее. Но создается впечатление , что Машевский полагает ,что как русская литература вышла из Гоголевской гуманистической шинели , так она оттуда и не выходила и не должна выходить, удаляясь от людей , все еще согреваемых той самой шинелью. Даже несмотря на то, что от шинели ничего уже не осталось, как и от всей гуманистической амуниции. О чем сам Машевский читает лекции. Вот что пишет Кушнер –

«....А все-таки лесная дорога с ее запахами, бабочками, мухами, шумом листвы... ночной ветерок, залетающий в распахнутое окно... объятие в прихожей, прикосновение к щеке той, кто нам мил... Всё, что сквозит и пробивается к нам посреди земных забот и тягот»...

Очень близко к милым людям. Традиция жива. Никаких претензий в данном случае, все очень мило . Но может кому-нибудь из дома надо выйти? Не через окно только глядеть?

Сам Кушнер определяет свою поэтику (стиль ), как близкую сентиментализму, умилению перед всем, что живет и двигается. И мило. Но ,кажется , Машевский пытается изобразить из Бродского романтика.

«В сущности, мы имеем дело все с тем же лермонтовско-цветаевским романтическим героем (даже с трагической гибелью в конце стихотворения)».

     Помнится и у Шекспира –романтика все погибают, и у антиков – тоже мрут , как мухи. Зато у Бродского много в живых осталось . Горчаков, нпр. И МБ выжила . И сам Бродский, пока не умер. Но Жуков помер , действительно. В Державинской стилизации под классицизм....Ну ,опять же, наверно, Лермонтов чистый романтик. Но то, что Цветаева ,особенно вышедшая из возраста Орленка , целиком в романтизм вкладывается, это постулат весьма не очевидный... Вот и рассуждай о стилях...

«Новым здесь является, пожалуй, лишь то, что романтический герой Бродского «интеллектуализирован». « Это уже не пророк, не жрец, не демон, а думающий и, что важнее, рефлектирующий интеллектуал-отщепенец.» 1 Прежде всего, на уровне лексики. Бродский обожает всяческие вводные словечки, долженствующие свидетельствовать о происходящем процессе размышления: «поскольку», «итак», «засим», «однако» и т.д. (кстати, «и т.д.» – из этого же ряда). Моделирует размышление и интонация, медитативная, текучая...».

Раз такие дела , то надо говорить о разнице между интеллектуалом и и интеллигентом , но не будем. Русский человек разницы не понимает То что герой Бродского романтический – это , видимо, очевидное, проехали, пока вопросы не возникли. Переходим к невероятному. Интеллектуализм это синоним рационализма , врага поэзии мечтательной ( читай сентиментализма , Кушнера т.е. ) . Вот тебе и вода в ступе , из начальных списков и претензий. Понятно ,что интеллектуализм - грех смертельный . Но интеллектуализм Бродского дутый , примечает вдобавок Машевский , он его моделирует , прикрывает словечками (!)маленькими , как Кушнер , у тех , кто его облыжно порочит. А на самом деле – дурак дураком . Не пророк он, и даже не демон , наводящий ужас на российских поэтов. Хорошо и словечко –отщепенец, прямо для Фрейда. Можно же было сказать изгой, лишний человек , просто интеллигент , ибо рефлектирует. Но мастер слова отливает в бронзу и то что на душе , и то что в подсознании.    

«Интеллектуализм романтика неизбежно должен оборачиваться тотальным скепсисом, что мы и имеем у Бродского, в поэзии которого совсем не остается ценностей, за исключением разве что одной – самой поэзии, самой возможности говорить.»

Вот и еще одно обвинение из приведенного выше списка, скепсис. Но и про ценности - тоже странное допущение. Можно тома исписать перечисляя ценности Бродского, помимо собственно поэзии, хотя речь , действительно, высшая ценность среди прочих. Но ведь это единственное, что отличает нас от животных и плохих поэтов , не говоря уже о поэтах завистливых.

«Это становится особенно явным, когда наблюдаешь за изумительным словесным кружевом (почему-то напоминающем еще каменную резьбу), которое поэт любовно сплетает в каждом своем стихотворении.»

Каменную т.е . неживую...25 кадр, т.с. А вот аналогичное заявление учителя, Машевского , самого Кушнера.

«Головокружительные стихи, настоящее словотворчество. Несколько утомительное, БЕЗУСЛОВНО ИСКУССТВЕННОЕ , но ведь и несомненно искусное»

Не знаю, как тебе , читатель, но нам это очевидное заявление , пахнет чуть дурно.....своей безусловностью. И КМК не поставил....Вроде похвалил , но как-то и обосрал мимоходом.

« Это занятие настолько его увлекает и кажется настолько самоценным, что вообще не понятно, почему он когда-либо останавливается, почему стихотворение не продолжается вечно. Вот простейший пример – стихотворение «Облака». Стихотворение можно читать практически с любого места и в любой последовательности, как угодно переставляя строфы. Общий эффект не изменится:

О, облака
Балтики летом!
Лучше вас в мире этом
я не видел пока.

Может, и в той
вы жизни клубитесь
– конь или витязь,
реже – святой.

Только Господь
вас видит с изнанки –
точно из нанки
рыхлую плоть.
......................

Это от вас
я научился
верить не в числа –
в чистый отказ

от правоты
веса и меры
в пользу химеры
и лепоты!
......................

Ваши дворцы –
местности счастья
плюс самовластья
сердца творцы.

Пенный каскад
ангелов, бальных
платьев крахмальных
крах баррикад...
......................

Кто там, вовне,
дав вам обличья,
звук из величья
вычел, зане

чудо всегда
ваше беззвучно.
Оптом, поштучно
ваши стада

движутся без
шума, как в играх
движутся, выбрав
тех, кто исчез...

«Теперь можно попробовать прочитать, переставив местами колонки. Впечатление то же. Как работает Бродский с фонетикой – показывают выделенные места. Ясно, что подбор слов часто идет по звуковому принципу. Поэтическая ткань вовсе лишена динамики, но на каждом микроскопическом участке прекрасна.»

Здесь Машевский утверждает, что динамики в развитии сюжета не наблюдается,   что отдельные прекрасные строфы можно расставить в произвольном порядке без ущерба для стихотворения, что Бродский не владеет законами композиции. Возможно . В этом стишке. Лично нам так не кажется , в стихотворении развитие мысли явно. Следует ли из этого, что вся поэзия Бродского статична и ,что каждое стихотворение можно тасовать без ущерба для содержания? Как идет подбор слов при сочинении стихотворения , вопрос темный. Но если слова появляются по звуковому принципу , то - Счастье - то какое! Господь заговорил, подсказывая!

«Выше я говорил об интеллектуализме стихов Бродского. Они и в самом деле производят впечатление медитаций, что заставляет сближать их с метафизической лирикой, скажем, Тютчева или Баратынского. Здесь, однако, сразу всплывает принципиальное отличие: у тех – мысль показана в ее развитии и становлении, чему соответствует поразительный динамизм каждого стихотворения. Бродский же, в сущности, не мыслит, а за счет лексики и интонации симулирует процесс раздумий. Риторические вопросы, обращения, вводные слова создают речевую имитацию рассуждения. Это и не удивительно, поскольку, если все решено заранее (никаких ценностей, кроме самой возможности писать, нет), то и думать не о чем. Остается лишь варьировать единственный неутешительный жизненный вывод.»

Но здесь тоже варьируется та же самая малоутешительная мысль автора исследования. Спорный опыт прочтения Облаков действительно обобщен до всего творчества, как безусловная истина, вслед за искусной стилистикой построения фразы у основоположника школы, где учился Машевский ( см .выше) . Факт отсутствия мозгов у не мыслящего Бродского утверждается опять . Все - фальшь, искусно скрытая лексикой , интонацией , тропами, стилистическими приемами. Поэтический симулянт , безумец, гениально владеющий всеми поэтическими средствами, подобно дебилу , умеющему в уме 10 значные числа перемножать. Основан сей уничижительный портрет на исходных очевидностях – интеллект в поэзии есть зло, речь, как высшая ценность - полное жизненное фиаско в поисках ценностей высших.

  

«В цитировавшемся выше «Осеннем крике ястреба» мы встретились с потрясающим разнообразием лексики. Это и традиционно высокие слова и словосочетания – ад, звезды, эринии, алмаз, иней в серебре, – и бытовые – курицы променад, дым, поднимающийся из труб, – и техницизмы – алюминий, ионосфера. Объединить этот лексический «Ноев ковчег», не впадая в эклектику, Бродскому помогает некая равноудаленная от всех этих речевых пластов позиция наблюдателя».

    

В этом пассаже Машевский продолжает свои фокусы. Достоинства непостижимым образом превращаются в недостатки. Общеизвестно, что гениальность Шекспира или Пушкина еще и определяется расширенными словарями   обоих. В случае Шекспира это даже послужило основанием для сомнений в том , что это один человек сотворил. Этот «лексический ковчег» обычно отмечается , как один из признаков гениальности Бродского. Но и в случае , нпр , Пастернака никому в голову не придет осуждать его знаменитое смешение просторечия и возвышенной лексики , как и широкий спектр заимствования словарей из далеких областей. Как и у «романтической» Цветаевой Такое может прийти в голову только закоренелому романтику.. Вообще , привнесение бытовой или анти-романтической лексики в лексику романтическую или даже в символизм считается одним из признаков модернизма . Во всех ли стихотворениях Бродский равноудален от малых нас? Всегда ли он стоял рядом со своим главным Читателем, где он стоит сейчас? Будут ли там же стоять Кушнер и Машевский? И на памятнике Бродскому в его окружении эти два будут представлены в качестве кого?

«И в самом деле, если пытаться точнее дать характеристику его поэзии, придется говорить о визионерстве (не вкладывая, впрочем, в это понятие никакого отрицательного смысла).»

Какого рода эта характеристика , уже понятно. Но Машевский, исчерпав скудные и одиозные аргументы, завершает фальцетом. Ибо помимо положительного смысла в это понятие ( визионерство) он вкладывает смысл сомнительный. С одной стороны , всякая настоящая поэзия - визионерская . В том смысле , что эквивалент Откровения. Читатель сразу попадает туда , куда ведут тома рациональных рассуждений. Всякая плохая поэзия визионерской считаться не может, ибо приводит туда , где уже натоптали. На наш взгляд, классический и высший случай визионерской поэзии в этом смысле в русской литературе– Мандельштам. Но по формальным признакам визионерство , как стиль или метод, это поэзия собственно религиозная , псалмотворчество нпр. , или использующая сугубо религиозную лексику и тематику. Чистый случай – З. Миркина. С оговорками – Шварц и Седакова.

«Между тем, Бродский выполняет великую задачу по сближению русской и западноевропейской (прежде всего, англоязычной) поэтических традиций.»

Хорошо это или плохо? Если великая – то да, хорошо. И Золотой Век и Серебренный   только этим и занимались . Но ниже Машевский скажет:

«Если Бродский решает задачу по «скрещению» русской и английской поэтических традиций, то область приложения творческих усилий Александра Кушнера – выявление и оживление всех потенций, всех внутренних ресурсов отечественного стиха. Поэту каким-то чудом удалось соединить виртуозное варьирование классическими размерами с современной разговорной интонацией, с естественным человеческим голосом.»

Как-то вдруг получилось , что ставить великие задачи не так уж хорошо, заодно намекнув , что Бродский классические размеры с разговорной интонацией не соединял , даже матерясь , и голос его бесчеловечен...ибо Кушнеровского чуда не случилось.

Но удивителен и такой панегирик

«Кушнер всегда остается в стихах самим собой. Его поэтика узнаваема и «прилипчива»; начинающие авторы, сами того не замечая, поддаются ее обаянию, не понимая, чем приходится платить за подобную классичность и кажущуюся простоту.»

Поэтика Кушнера прилипчива , ибо узнаваема. У него свой голос есть , что уже отличает поэта первостатейного.  Но сколько эпигонов у Кушнера , а сколько у Бродского? Дальше идет разбор творчества действительно замечательного поэта Кушнера. Где много сказано верно и справедливо . И Машевский блистателен в своем интеллектуализме. Однако предварительное опускание одного Гения до уровня параши , еще не делает талантливого и, возможно, лучшего из нынешних, еще дышащих , поэтов гением равноценным . Не лучший способ возвеличивания. Медвежья услуга Кушнеру.

Tags: Бродский, Метафизика, критика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments