alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Category:

Б. Лесьмян Смерть Будды

У вод Хиранвати – на брегах стенаний в горе
Будда упал, отравленный мраком слепой хвори,
На ветке – птица, рядом ученики сидели,
И девушка, о которой никто не знал доселе.
Смерть в кольцах, свитых смертельно неподалеку
Ждала, как пес верный, кивка, незаметного оку.
Учил лизать цепь, оправлять ошейник при этом,
И смотрел, как ходила за ним во снах валетом.
И сегодня – хоть и кружился над общей бездной –
Не погладил ее, и не смотрел любезно ...

Много дерев у ручья, и – уходящие в дали,
Но еще больше цветов. И мотыльки летали.
И он сказал ученикам: «Ждал ли заране,
Что согрею смерть жаром воспоминаний?
Помню, как споро я оседлал Кантакху*,
Чтоб уйти из этого мира к иному праху, –
И я помню ночь в лотосах и сон мой с тоскою,
Когда серп луны всходил уже надо мною,
И глядел я душой, иллюзий уже бегущей,
В бездну цветения в октябре пуще и пуще.
Безумие времени вращалось в живице.
И озерность ничто притворялась водицей.
Цветы склоняли головки от лишней обузы
В тени бытия, в росе времени плелись узы.
Я, ища смерть по аромату их, уже скоро
Познал гордую гибель рта, груди и ладоней,
Чувствовал, что дух мой, пойманный в зелени бора,
Бесконечность смирит и чары на лиственном лоне…
О, уничтожить следы синих связей звездных!
Бежать ловких силков тайн пустых еще не поздно! 
Берега отчайний привычных из виду теряяя,
Умереть, пока смерть есть, пусть хоть такая!»

И смерть – слово: небытие, слова мчали мимо,
Принюхивались к добыче – для них, хранимой.
Змеилась тропа души к телу, где ее ждали.
Он подал знак. Смерть ушла. Мотыльки летали.

И спросил: «Что я видел в этом безумном беге
За небытием, не растраченном на том бреге?         
Видел Вечность в горах – в минуты жизни без веры,
В чарах молчания, смирившись с горем без меры,
Где в метелях возбужденные горностаи
Заплачут по мертвым – и сразу же убегая!
Видел, как обросший листьями до половины
Бьется с зеленью, изучая мира глубины,
Созданного назло его шуму, не в шуме мыслей, –
Листья опали с него – он сторонится листьев…
Видел еще, как труп горел до самого праха,
Как пепел принимает другую форму страха.
Был собакой я у ворот безвестного дома,
Девушкой преданной, плачущей так знакомо,
Тигром звали меня, или ладонью злодея,
Труп на длину ее с кладбища нес на ней я.
И борозды мертвых в небытие шли, чернели…
Куда бы ни шел – жизнь за мною, скуля, на теле
Что откусить ища, прилежно жирея тоже,
От нищеты человека до нищеты божьей.
Вотще хотел я бежать цепких кошмаров ночи:
Всюду она – опрежь времени – не быть не хочет!
В мякоти мрака жил, даже в бесплотном тумане,
Но и там что-то шевелится, шелестит и манит!
Сон вечный – в могиле времени трата это,
Потому что во всех закоулках света
Трупов не хватит мертвых и их блеклой тени,
Праха никчемного – без слез, бытия, сомнений!
Я начал бороться с прахом последним, как надо,
С этим шелестом, с шумом братским, с первого взгляда.
Рвал бытия оковы, кровоточили раны,
И обрел внезапно свободу в безднах Нирваны! ...
Я создал ее! В ней уместиться еще в силе!
В никому не известной небытия могиле!
В той темноте, где никогда не светает!
Во гробе, где бесконечность конец обретает!
Прежде чем лягу в нее, и кончится мое время
На этой земле, пусть смерть мне поддержит стремя.»
Сказав это, на слепую смерть глянул сурово,
А она – к нему, бледнея, на все готова,
И что-то в кустах придорожных мчало по следу.
А девушка, о которой никто не ведал,
Вскрикнула: «Не умирай!! Я ничего не значу
Для тебя во вселенной, но смотри, как я плачу ...
Не умирай! Раз в могиле еще не застали!» –
Он кивнул. Смерть ушла. Мотыльки летали.

Шептала она: «Поджимает время! Смерть – рядом!
Глянь в глаза мои мудрые, сумерек с их ладом –
Не умирай! Втуне ничто искушает тоже!
Нигде не найдешь его! В смерти продолжить должен!

Со мной к вечному горю, в безнадегу иную!
Лишь я для тебя изо всех сил существую...
Люблю силу духа —  лицо, что скорбями увито,
Хворь, что светится в глазах твоих ядовито.
Не умирай! Ласками отличу твое тело,
То, что нам станет нужным! Так ведь его хотела!
Утоплю я мысль в безумном восторге ночи,
Чтоб думать только о том, чего ты один хочешь ...
Склоню к твоему отчаянию белую шею –
Отчаяние мало что значит, сказать посмею.
Живи, пока мои руки белые на этом свете,
Два инструмента ласки и уста – вот и третий!
Никакая могила твою боль не затронет!»
И протянула девушка к нему ладони.
Протянула уста, время тяня, как в начале,
Будда кивнул. Смерть пришла. Мотыльки летали.

*
Любимая лошадь принца Сиддхарты, впоследствии Будды

Оригинал:

https://poezja.org/wz/Le%C5%9Bmian_Boles%C5%82aw/25789/%C5%9Amier%C4%87_Buddy
Tags: Лесьмян, переводы, польская поэзия
Subscribe

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею X

    Ты в ощущениях моих всегда, античный саркофаг, воспетый мною, и с песней, что в тебе течет весною, как римских дней блаженная вода. Или как…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею IX

    Того, кто лиру подхватил, теней печальных средь, их славить, если хватит сил, чтоб возвращенье зреть. И тот, кого вскормил лишь мак среди теней…

  • Р.М. Рильке Сонет к Орфею I. VIII

    Лишь жалобы в пространстве прославлений пройдут, где нимфа плачущих ключей следит за нашей чередой падений, что лучше видно со скалы. На ней врата…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments