alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Category:

Очерки русской культуры т. 2 глава 11

Как поэт Цветков покрыл «Бурю» Шекспира мглою, рецензия

   В лекции о Шекспире У. Оден говорит,  что именно «Буря» сделала гениального Барда поэтом великим, потому что в этом шедевре Шекспир создал миф,  как Данте и Сервантес, и к перечислению добавляет Фауста, Дон Жуана и Шерлока Холмса… (http://www.w-shakespeare.ru/library/lektsii-o-shekspire30.html).
    И, действительно, пьеса стала широко «цитируемой», достаточно вспомнить «Море и Зеркало» самого У. Одена или шедевр П. Гринуэя «Книги Просперо», квинтэссенцию еще сравнительно молодого вида Искусства – кинематографии, возможно лучший фильм за всю историю кино. А мифы и есть краеугольные камни цивилизации, нравственные образцы, которыми мы мыслим, соотнося свои жалкие жизни с идеалами. И тогда или им следуют, или их разрушают, навязывая в извращенном виде другой культуре, что зачастую и происходит при переезде на мулах Просвещения. Но не так, как когда Пушкин прививал Байрона русскому романтизму или Бродский метафизику Донна русскому модерну.
   Появился новый перевод этого бессмертного произведения, на этот раз пера А. Цветкова, поэта если не гениального, или выдающегося, но и не из множества стихоплетов, владеющих версификацией. Вероятно, он знаком с предыдущими попытками переложения «Бури» на русский язык и потому затеял непосильный труд.

   Всю эту «интерпретацию» разбирать дело пустое, но можно наугад выбрать что-нибудь из начала, середины и финала, благо финал написан в рифму, а тут Цветкову и карты в руки. Будем надеяться, что не краплёные.

  Для удобства наших читателей приведем то, что там написано на самом деле умелой рукой:

CENE I. On a ship at sea: a tempestuous noise
of thunder and lightning heard.
Enter a Master and a Boatswain
Master
Boatswain!
Boatswain
Here, master: what cheer?
Master
Good, speak to the mariners: fall toit, yarely,
or we run ourselves aground: bestir, bestir.
Exit
Enter Mariners
Boatswain
Heigh, my hearts! cheerly, cheerly, my hearts!
yare, yare! Take in the topsail. Tend to the
master's whistle. Blow, till thou burst thy wind,
if room enough!


А именно:

Капитан
Боцман!
Боцман
Здесь, капитан, как поживаете (арх. выражение в оригинале)
Капитан
Хорошо, созови моряков, не отвлекайся, проворней
А то мы сядем на мель, шевелись, шевелись.
Уходит
Входят матросы
Боцман
Эй, милые, веселее, веселей, милые!
Проворней, проворней, уберите топсель. Слушайте свисток капитана, 
Дуй, ветер, пока ты не лопнешь, если хватит сил. (или места в легких).

Вот что пишет англоязычный комментатор:

The basic meaning is clear in that he is telling the storm to blow until it blows itself out. In addressing the storm, however, the Boatswain uses ‘thou’, thus indicating his
familiarity with storms and suggesting that all will be well. (тут все понятно, боцман обращается к буре на «ты», сообщая матросам, что он хорошо знаком с бурями и все будет ок). Ибо Шекспир здесь ухитряется много чего сказать, описав домашнюю обстановку на судне и характер увальня боцмана.  Комментатору понятно, но переводчику вряд ли…Он явно полагает, что британский флот сборище грубиянов.

Акт I Сцена 1

Шкипер
Боцман!
Боцман
Да, хозяин. В чем дело?

Вот почему хозяин? Когда в оригинале явно два раза написано шкипер (капитан)

Шкипер
Ну-ка, зови матросов. Да живо, а то налетим на мель. Давай, шевелись!

Боцман
А ну, молодчики, живенько у меня! Давай, давай, забирай топсель!
Слушай шкиперову дудку - дуй пока ветер не разорвется,
хватило бы места.

Тут Цветков просто не врубился в сказанное и сказал полную чушь.

А вот Донской отделался нескольким словами, не сильно напрягаясь: 

Капитан
  Боцман

Боцман
Слушаю, капитан.
Капитан
Зови команду наверх! Живей за дело, не то мы налетим на
рифы. Скорей!.. Скорей!..

Но напоминает «Одесский пароход» Жванецкого. Тоже ведь по нему кино сняли, но пошловатое

Вот же бездарнейшиий, но всеобъемлющий лауреат переводчик Кружков худо-бедно перевел же:

Капитан. Боцман!
Боцман. Я здесь, капитан.
Капитан. Кликни матросов, и поживей, пока мы не врезались в берег. Каждый миг на счету.
Входят матросы.
Боцман. Эй, ребята, шевелись! Топселя долой! По команде – разом – навались! Только бы от берега отвернуть, а там дуй, ветер, пока у тебя дуделка не лопнет!

И оживил просторечием характер боцмана, но, как всегда, предпочел собственные стишки оригиналу. Вот зачем здесь столько отсебятины?  Чувствуется, что корабль перевода затонет и отплыв от берега вольностей.

   Не будем обсуждать монологи Ариэля в стихаx, нпр. такой:

ARIEL'S song.
Come unto these yellow sands,
And then take hands:
Courtsied when you have and kiss'd
The wild waves whist,
Foot it featly here and there;
And, sweet sprites, the burthen bear.


дабы не разразиться критическим штормом, но то, что не зарифмовано, пожалуй.

ARIEL

You are three men of sin, whom Destiny,
That hath to instrument this lower world
And what is in't, the never-surfeited sea
Hath caused to belch up you; and on this island
Where man doth not inhabit; you 'mongst men
Being most unfit to live. I have made you mad;
And even with such-like valor men hang and drown
Their proper selves.


Или

Вы, греховная троица, кого Судьба,
Которая оркестровала этот низкий мир
И то что в нем, никогда не пресыщенное море
Заставило вас отрыгнуть; и на этом острове
Где никто не живет, вы средь людей
Наиболее не подходите к жизни. Я свел вас с ума,
как храбрецов в безрассудной доблести безумия, которые повесили и утопили
Свои души.
(смздесь - shakespeare-navigators.com/tempest/TempestText33.html)

Это ли не Буря духовности?

А как это переводит бездуховный радикальный либерал Цветков?

Вы трое — грешники, и вас Судьба,
Посредством сил, что в этом нижнем мире
Орудуют, подговорила море
Швырнуть на берег острова, который
Безлюден. Из числа людей вы меньше
Других достойны жить. Я вас лишил
Рассудка, вешаться удел безумцев
Или топиться.

Это ли не штиль полного непонимания природы творчества Шекспира и всей его блистательной эпохи?

    Не лучше справляется и Кружков:

Вы – грешники! Вот почему Судьба,
Что правит нижним миром, повелела
Волнам вас поглотить и вновь извергнуть
На сей безлюдный брег. Вы недостойны
Жить средь людей. Ага! Вас проняло!
В подобном положенье даже трус
Повесился бы или утопился.


   Общий сюжет изложен, но куда делась Шекспировская элоквенция и на «сей» раз?
Столь же лапидарен и Донской, которого сей Кружков видимо и переводил, вместо Шекспира, чтоб сильно не заморачиваться:

                   Преступники вы трое, и судьба,
                   Которой в этом мире все подвластно,
                   Велела ненасытной бездне моря
                   Извергнуть вас на сей пустынный остров:
                   Вы недостойны жить среди людей.
                   Я на безумие вас обрекаю.

   Однако, пора к финалу. Что скажет нам Просперо?

Теперь, когда мои чары разрушены
Нет у меня больше прежней силы,
Она сейчас слабее слабых. И теперь, воистину.
Или арестуй меня или
сошли в Неаполь. Сделай меня ничем,
раз я получил герцогство
и помиловал предателя, обитая
на этом голом острове твоим заклятием.
Но освободи меня из своих оков
Приложи к тому добрые руки (прояви милость т.е.)
Спокойным дыханием твоим мои паруса
наполни, или мое предприятие окончится неудачей, а суть его была – радовать.
Теперь я хочу, чтоб духи вошли в силу, искусство (их) приводило в восторг,
А мой конец – в отчаянии,
Пока его не облегчит молитва,
Которая проникает так глубоко, что поражает
Самое милосердие и освобождает его от грехов,
Как и тебя оправдают в преступлениях,
Выдай индульгенцию и мне.

 Взамен предлагается плясовая версия, как полное издевательство над стилем и смыслом, бессмысленные стихи, которые сам Цветков, буде он их автором, не в жисть бы не написал, ибо уродливей и придумать не можно…

Чары прежние постылы,
Есть лишь собственные силы.
Но они невелики,
Вашей тверже власть руки.
Поскорей в Неаполь шлите
Мое мне герцогство верните.
Всех простил я, не виня,
Не покидайте здесь меня.
Свободу дайте мне от пут,
Чтоб напрасным не был труд,
Чтоб мой проект не погорел:
Я всем лишь радости хотел,
Но больше магии ни капли,
И сам я с бедой управлюсь вряд ли.
Ждет конец меня прискорбный
Без молитвы чудотворной,
Чтоб во всех сердцах плескалось
Сострадание и жалость.
Вам грехи простятся все,
Отпустите их и мне.

И ведь английский учил в Америке, но язык повернулся сказать – проект…

А какого мохнатого шмеля представил Кружков на этот раз?

Распались чары колдовские,
И мне послушные стихии,
Увы, уж не послушны боле,
Былой волшебник – в вашей воле.
Простив и зависть, и измену,
Всему на свете зная цену,
Я одного теперь желаю —
К родному возвратиться краю.
Но чтоб спасти меня отсюда,
Особое потребно чудо,
Его вы сотворите сами
Ладонями и голосами.
Пусть ваши крики одобренья
Надуют парус возвращенья,
И я покину этот голый
Безлюдный берег невеселый.
Утратив силу чародея,
Стою я, сердцем холодея.
Молю, не пожалейте пыла,
Чтоб небо грешника простило.


Узнаете чей это голос?

…Увы, уж не послушны боле,
Былой волшебник – в вашей воле…
Но я другому отдана
И буду век ему верна.

  И Просперо становится «лишним человеком» на этом Острове. Если не в малиновом берете. Странно, что Григорий Михайлович не написал литературоведческий труд о совпадениях в «Буре» и в «Евгении Онегине». Или написал?

   Право же насколько же милей простодушный Донской, все перепутал, но простим ему даже «добрые рукоплесканья Моей ладьи», сокрытый двигатель его:

                        Отрекся я от волшебства.
                        Как все земные существа,
                        Своим я предоставлен силам.
                        На этом острове унылом
                        Меня оставить и проклясть
                        Иль взять в Неаполь - ваша власть.
                        Но, возвратив свои владенья
                        И дав обидчикам прощенье,
                        И я не вправе ли сейчас
                        Ждать милосердия от вас?
                        Итак, я полон упованья,
                        Что добрые рукоплесканья
                        Моей ладьи ускорят бег.
                        Я слабый, грешный человек,
                        Не служат духи мне, как прежде.
                        И я взываю к вам в надежде,
                        Что вы услышите мольбу,
                        Решая здесь мою судьбу.
                        Мольба, душевное смиренье
                        Рождает в судьях снисхожденье.
                        Все грешны, все прощенья ждут.
                        Да будет милостив ваш суд.

Эту троицу никакой суд не оправдает!

Источники:
*
https://predanie.ru/book/218153-burya-per-grigoriy-mihaylovich-kruzhkov/#/toc35
**
http://lib.ru/SHAKESPEARE/burja.txt
Tags: Очерки о русской культуре, Шекспир, занимательная филология
Subscribe

  • Из И. Викхиркевич

    Иммунизированные Проходит чрез сердце стадо слов топочут и топочут стараюсь выдавить слезу а они тонут в безразличии Краткая история стыда в…

  • В. Шимборска ФОТОГРАФИЯ 11 СЕНТЯБРЯ

    Спрыгнули с горящего здания - один, два, еще несколько выше, ниже. Фотография задержала их при жизни, и теперь прячет над землей к земле каждый еще в…

  • В. Шимборска Террорист, он наблюдает.

    Бомба взорвется баре в тринадцать двадцать. Сейчас у нас только тринадцать шестнадцать. Кто-нибудь может еще войти. Кто-нибудь выйти.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments