alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Category:

К семидесятилетию И. Бродского.




Недавно в одном представительном издании была напечатана статья заслуженного учителя России А. Закуренко "Два образа пустоты. Георгий Иванов, Иосиф Бродский"
 (работающая ссылка  http://old.trediakovsky.ru/content/view/60/41/)


Позволим себе привести здесь отзыв на нее, опубликованный там же.

Письмо – отзыв автору.

Сужу я поэта отнюдь не по государственным границам, а исключительно по метафизическим, то есть, как призывал Пушкин, по тем же законам, который сам поэт и создал.(АЗ)

"Драматического писателя надо судить по законам, им самим над собой ПРИЗНАВАЕМЫМ". (А. Пушкин)


Боюсь что Ваш корреспондент из дискуссии под статьей, высказал не все претензии, или высказал те, которые Вы ожидали. Мне же кажется, что основная претензия может быть
в том, что судите Вы вопреки тому, что сказали, а я вынес в эпиграф. Тем более, что Пушкин сказал нечто другое. Потому что Ваша статья удивительным образом напоминает неоднократно помянутую работу Солженицына о Бродском, когда он судил его поэтику не по законам самого Бродского или по законам той поэтики , которую ИБ представляет, а по законам эстетики, или даже этики, своей собственной , а именно , он поставил в вину Бродскому , что тот не почвенник. Только Солженицын был более конкретен и о гносеологии и метафизике не рассуждал. Это если резюмировать его претензии. Потом тот же подход применил Коржавин в своей уже совсем позорной статье. Там он требовал от ИБ быть поэтом шестидесятником, вплоть до гражданской поэзии, т.е стать самим Коржавиным и потягаться с ним на этой почве. ( Коржавин , как известно, умница и человек глубоко порядочный) Т. е. Вы судите первого русского полноценного поэта - метафизика ( я имею в виду школу , а не метафизику вообще, которой , в сущности, является любой поэтический текст высокого качества, ибо не физика или гражданские стихи, и уж точно не религиозная лирика ) .
Посему Вы выдвигаете ряд положений, вроде бы очевидных , и на них строите рассуждения и
сопоставления. И прежде всего, как мне кажется, Вы сопоставляете несопоставимое - ИБ и Иванова. Или уж совсем невозможное - ИБ и прекрасного поэта Стуса. ( Бродский если и предпочитал ямбы, то явил и другие метры , не в меньшей степени, чем Стус. Впрочем, я не считал. Так ли уж это важно, даже если ямб и Пушкину надоел. ) Что зачинает Стус, и почему Бродский статичен в отличие от динамичного Стуса , мне не понятно. Напротив, Стус вполне в традиции качественной советской поэзии и Солженицыну он бы понравился. ( Я высоко ценю поэтику Стуса, но не настолько высоко , чтобы согласиться с Вами). Статичность ИБ– упрек часто выдвигаемый , вплоть до В. Соловьева с супругой ( писатели которые) но в чем эта статичность, не объяснил никто. Следующий шаг обычно, обвинение в цинизме. Мне не хотелось бы опровергать многие Ваши доводы, приводя цитаты из самого Бродского, это слишком долго , но притянутое за уши или общие места , я отмечу.


"Есть тип писателя, чья поэтика сущностно проявляется именно в сопоставлении – сопряжении ли, противовесе ли. Есть одиночки – их художественные миры самодостаточны, законы, по которым действуют механизмы поэтического высказывания, не требуют дополнений из иных художественных систем".

Я таких не знаю. За исключением поэтов, для которых другой поэзии кроме собственной не существует, поскольку они только что обнаружили , что можно писать в рифму. Но и эти складываются в группы. Графоманов. Литература – обитаемый остров. Любого можно сопоставить с любым. Даже ИБ с Евтушенко.


"Сделав громкое заявление о том, что он первый после длительного перерыва стал писать о душе, Бродский тем самым вывел себя из советской традиции (хотя следует понять, что это высказывание носит интенциональный характер, а не объективный культурно-исторический), то есть предложил судить себя по законам русского досоветского и внесоветского поэтического ландшафта".

А почему собственно досоветского ?
Вы же обещали судить не по границам. Внесоветское, это не только до 17 года. Это еще и вне русского ландшафта . Вот и судите его из ландшафта Донна, Одена и Фроста. На русской поэзии свет клином не сошелся. Как и на православной почве. О душе перестали писать довольно давно , и не только в России. Да и душа у ИБ, скорее , метафора , чем атрибут не телесного.

"Бесспорно, статус этот был усилен в эмиграции, но именно здесь и таится парадокс – в эмиграции Бродский ну никак не подходил на роль первопроходца – после Бунина и Мережковского, Ходасевича и Иванова; собственно, и после, и на фоне русской литературы в изгнании более не могло идти речи о первородстве на употребление слова «душа». Да и пограничная ситуация переставала быть привилегией поэтики будущего лауреата. Что же оставалось?"

Поскольку предыдущий посыл уже оспорим, то последующий тоже не бесспорен. И никакого парадокса нет.
Лексика последующей фразы выдает. Смотрите - первородство ( Библейские трюки , Исав и аналогичные лукавые игры библейских персонажей ), потом - привилегия, будущий лауреат, (намерение) что оставалось (делать ) ! –все это довольно нелицеприятное описание психологии творчества в погоне за нобелевкой.. фи , Александр, некрасиво это, Коржавиным запахло. Пограничная ситуация звучит у Вас, как доходное место....


"Именно в эмиграции и в сопоставлении с русской зарубежной литературой особо проявились черты советского мировоззрения, как в области идеологии, так и в смысле поэтических приемов и методов. Произошла двойная рокировка: оттуда Бродский казался своим, отсюда – чужим, после отъезда там он стал чужим – здесь своим".


Абзац неряшлив и смысл его трудно воспринимаем, но в чем проявились черты и в каких приемах и методах? О какой идеологии идет речь , когда нет поэта более далекого от идеологий , чем ИБ?
Кому он казался своим оттуда, до отъезда? ЦРУ? Кому чужим –после ? Довлатову, Ефимову, Лосеву, Полухиной, Кузьминскому, Уолкоту , Стрэнду ? Или тем профессорам и коллегам, которые не приняли его поэтики и переводов ? ( см статью Полухиной в Стороны Света №9). С какой литературой следует сопоставлять? Со стихами Набокова? С Ивановым? Вот Вы и сопоставляете. За рубежом никому это в голову не пришло.

"Особенно ясно эта двуликость поэтики Бродского видна в сопоставлении с поэзией Георгия Иванова, поэтическая судьба которого изменялась еще более радикально – от акмеистической эстетики, но без акмеистического логоса, в России – к экзистенциональному отчаянию и отказу от эстетизма, к выходу за пределы любых школ, к последнему обнаженному смыслу слова – в изгнании".

Это красивое описание прекрасного поэта Иванова, хотя непонятно как можно быть в эстетике без логоса , и как можно быть поэтом без эстетизма ( эстетики),
и что такое последний смысл слова . Вы же здесь не собирались ставить Бродского на одну доску с его многочисленными эпигонами, надеюсь? Там , действительно, нет ни эстетики , ни этики. Эпигоны зачастую статичны и циничны. И почему Вы не заметили бесчисленных образцов экзистенциального отчаяния в поэзии ИБ? Но оскорбить ухитрились и в этом абзаце – двуликость, качество не из лучших. На Родине не врал, а за границей –продался и юлил. Соловьев с Клепиковой тоже полагают, что с отъездом гений скуксился. Когда супруги отдыхали от писания биографий генсеков. .Уже здесь ясно , что судейство будет не честным.

"И тот, и другой – поэты и эмигранты, но один всегда (а особенно за пределами Отечества) – о России, другой и в России – о другом мире".


И вот основное положение.
Точное определение метафизической поэзии в частном случае. Писать поэту русскому следует только о России. А не о другом мире , что и есть предмет метафизики. Причем, писать надо патриотично. Т.е любить Родину. Можно и странной любовью. Но непременно. И , вероятно , коли русский, то уж непременно православный, лучше воцерковленный, не дай Б-г лютеранин , как Мандельштам там, или Тютчев. Хотя даже основатель религии призывал то ли эллинов любить, то ли иудеев, то ли Отца своего , то ли Троицу , непонятную даже Донну, первому метафизику , от которого ИБ и произошел.

"Ужас перед небытием [1]
и ужас перед уничтоженным бытием [2] не равны друг другу. И хотя защитой от ужаса и там, и там становится ирония: «хорошо, что нет царя» – «там, как в аду, но более хреново», – у Иванова ирония возникает как невозможность не быть серьезным в мире уничтоженных ценностей, у Бродского ирония вполне в духе романтиков – всего лишь фигура умолчания, маска, скрывающее истинное лицо говорящего".


Ужас, он и есть ужас , даже если не уничтожения бытия , а тебя самого. Но ,поклонник и защитник метафизики, Вы метафизику у Бродского отвергаете, царь –это временное, физика т.с., ад – это вечное , мета. Романтик ли Бродский или модернист, вопрос отдельный. Но сказав А , скажите Б . Каково же истинное лицо говорящего , дорогой инквизитор ?


"И тот, и тот – сплошные цитаты, игры смыслом, аллюзии и реминисценции, но опять же у Иванова – это осколки былой роскоши, это отсылы к уже невозвращаемому раю, у Бродского же это культурные коды, игра ума, разминка поэтических мышц".

Ну да , невозвращенный рай –это Россия, а Бродский в Россию обратно не хотел, обидевшись, что родителей не выпустили. И вообще патриотом не был географии. Или был патриотом другой – бесконечной. Удивляет
другое. Разминка, не прыжок, не рекорд. Получается, что до последних смыслов лауреат так и не дошел, по мнению патриота географии не метафизической. Бродский пишет умом, Иванов – реминисцирует душой , права на которую заявил Бродский. Оба играют смыслами, но Иванов без ума. А Бродский с умом. Сомнительный комплимент Иванову. Намечена также мысль, что в число культурных кодов аллюзии и реминисценции не входят....


"Отношение к пустоте – у Иванова к ней пришло время, страна, народ, язык, сам автор,
это конец падения, это рукотворный ад (распад атома), у Бродского – путь обратный, от пустоты – к полноте, вернее, к поиску полноты, увы, редуцированной культуры и безкультурия. От полноты к пустоте и от пустоты к попытке полноты".

Т.е. все таки Иванов стоит над развалинами и оплакивает пустоту, (характерно упоминание народа) , у него пустота не метафизический код , а Бродский пустоту заполняет , вернее, только пытается , ибо не заполнил ведь, разминаясь. Оксиморон тоже характерен. Путь к полноте бескультурья. А что он должен (кому , народу народническому? ) был заполнить, какую культуру? Солженицына? Но Вы ответите на этот вопрос, утверждая свою конкретную культуру, как единственно возможную безапелляционно.

"Важно, что возведший в онтологический статус форму, поклонившийся языческому идолу эстетики Набоков,
не принял ни одного, ни другого".

Но Набоков известен некоторой экстравагантностью мнений. ( вагант же) Но Ваше заявление об идоле формы , не менее экстравагантно.


"Оба отрицают самоценность эстетики и оба эстеты. Но для Иванова отрицание эстетики есть акт экзистенциального опыта отчаяния, у Бродского же это следствие метафизического опыта страха. Один пытается вырваться из объятий языка, другой в них стремится, но язык они понимают по-разному. Иванову язык мешает, как мешает верить в Христа боль Освенцима и Аушвица. Другой припадает к бесконечности языка, чтобы спрятаться в ней от знания о случившемся".


Мне не известно отрицание ИБ самоценности эстетики , это в принципе невозможно для поэта . Но известно , что эстетику поэт ставил выше этики. Что делает фразу совершенно бессмысленной.
Вдобавок Бродский оказывается трусом. Ссылка на Освенцим вообще эстетически неприлична при сравнении двух поэтов. В подтексте получилось , что один из них сбежал в метафизический Ташкент. Ох , не любите Вы Бродского.. За что?
Сейчас Вы расскажите.

"Знают ли Россию, чувствуют ли? Бродский знает так же, как любой советский интеллигент – через русскую классику и кино, по большому счету Россия для него закрыта и ее тысячелетняя культура – фигура умолчания или объект для насмешек. Бродский – певец империи, все, что раньше Петра – мертво для него. Ни жития святых, ни духовная, ни светская литература, ни Аввакум, ни Нестор, ни все в послепетровский период, продолжающее прошлое – для него не существует. Античность ближе Бродскому, чем Русь времен Владимира и Ярослава, Ивана Калиты и Алексея Михайловича. Народный дух, песня, фольклор, карнавальная культура – лубок («се вид отечества…»), православие – топоры и бороды, а не глубочайшая духовная культура от отцов Церкви до русского религиозного возрождения ХХ века («входит некто православный» – вот парадигма русской веры); и если у Иванова лубок превращается в трагедию богооставленности, то у Бродского трагедия пустоты превращается в лубок".

Вот оно. Во –первых , Бродский не советский интеллигент, образован хорошо и вины перед народом не чувствует, ( по определению Гумилева Льва). Нигде он русскую культуру не высмеивает.
Русская культура не сводится к Нестору и Аввакуму только. Это тоже точка зрения почвенника, к которому Бродский не сводим. Несводим он и к западникам. Но и неправда. Послепетровский период существовал , и Кантемир для ИБ существовал и Тредиаковский, Сковорода высоко ценился поэтом. Современник Петра. И Державин.
А вот жития святых никак не представлены в творчестве поэта. Некто православный действительно у него входит. Вот Вы и обиделись.
Но в поэме шествуют много типов. Православный, это не синоним порядочного человека.
То , что античность ближе поэту , чем Владимир
и солнышко, как ущербность, можно определить только изнутри православия. Поэзия не исчерпывается народным духом, фольклором , и даже карнавальной культурой. А так же Россией и ее духовным опытом. Отцы православной Церкви –это Ваши родственники. Вы требуете от поэта определиться с конфессией. Чего он тщательно избегал, когда его упорно спрашивали – не еврей ли он? И вместо ответа написал Сретенье и рождественский цикл. Именно этот абзац и вызвал дух «Нашего современника» в ремарке Вашего оппонента. По поводу «лубка» я ответил в статье о русофобах, к коим ИБ причислить никак нельзя при всем желании человека его ненавидящего, как Вы. ( возможно , подсознательно) Он сам - другой пейзаж изобразил, паразит.

"Бродский – гениальный советский поэт, лучшее выражение именно 70-и лет большевизма. Он вырос из советской почвы и выразил ее со всем отчаянием и восторгом того, кто выгнан из квартиры на мороз чужбины. Но поэзия, питающаяся одним лишь отчаянием и пустотой – не выходит за рамки эпитафии. Лучше бы реквием, и тогда – трагизм Блока, причитания Ахматовой, ворожба Мандельштама. Именно нечувствование истории своего Отечества не позволяют Бродскому понять ни Пушкина, ни Тютчева – а ведь последний, один из учителей Иванова («Мы все Леонтьева и Тютчева // Сумбурные ученики»). Интересно, что один из «поэтических учителей» Бродского – Оден, написал эссе о Леонтьеве (
W. H. Auden, Forewords & Afterwords, First vintage books edition, 1974, стр. 274-283), в котором восхищается эстетическим умом русского философа и ужасается его христианской этикой".

Бродский не советский поэт , и не антисоветский . Он вне ,поверх, именно в этом смысл его творчества. Назвать поэта советским , это оскорбление. До того, как он был изгнан на чужбину, он уже писал с отчаянием и восторгом. То, что поэзия его питается отчаянием и пустотой, это ничем не доказано выше. Расхожие трескучие слова . Вы же выше отказываете ему в экзистенциальности в пользу Иванова, дифференцируя пустоты... А ведь поэзия эта еще питалась и любовью к МБ, нпр. И потому пафос провисает. Не лучше бы - реквием! Бродский не Блок, и не Ахматова ( причитания – надо же! Вы и ее не любите?) .
Осталось потребовать , как один поэт - дегенерат от Пастернака,
стихов о Холокосте. И опять Бродский должен быть кем-то , но не собой. Поэты растут не только из почвы святой, ибо для разных людей и святость разная. Но Вы других слов не знаете. Ибо почвенник, что уже ущербно в неразрешимой 300 лет дихотомии. Но и история не обязательно чувствуется только по житиям святых. Т.е Вы Тютчева понимаете, а Бродский – не понял, Потому что не православный. А почему «поэтических учителей» в скобках? Он действительно считал Одена самым лучшим поэтом и своим учителем. Два умнейших человека столетия. Но то, что Оден ужасается , ничего не доказывает. Вы забыли в обличительном раже, что Оден не православный и Вам не союзник. Он , кстати, и марксизму дань отдал. Что тоже ничего не доказывает.


"Иванов, вроде бы, тоже возрос на поздней каменистом поле Петербурга, вроде бы, тоже далек от почвы, но вот в рецензии на «Стихи о России» Александра Блока он пишет: «Это стихи символиста. Но какой реалист… не примет их? Какой акмеист не скажет, что они прекрасны? В «Стихах о России» нет ни одного «былинного» образа, никаких молодечеств и «гой еси». Но в них – Россия былин и татарского владычества, Россия Лермонтова и Некрасова, волжских скитов и 1905 года». Вот границы России – от Киевской Руси (былины) и до 1905 г. [1]"

Не вроде , не лукавьте,
это тоже заявление почвенника. Вам симпатичное. Получается, что скиты должны быть непременно в знаковой культуре любого приличного поэта? Тогда на свалку надо выбросить почти всю русскую поэзию, оставив только религиозную лирику , взамен метафизики, как ее понимают на Западе.

"Империя Иванова – русская, возраставшая органически из корня – Киевской Руси, и принимавшая все, в том числе и греко-византийское прошлое, империя Бродского – европейско-петровская, та, которую принесли на своих сапогах дети рационализма и барокко, от Полоцкого и Прокоповича до их потомков в Серебряном веке. И поэтому Бродского в империи радует ее сила, Иванова убивает – ее бессилие".

Нет ничего более
унизительного для Бродского , чем представление его западником в бессмысленном споре с почвенниками. О природе империализма Бродского написано много. Странно , что Вы , Александр, ничего про это не слышали. Под империей он понимал Речь , именно с этой позиции и объясняется его стишок к Украине. Еще не хватало, что бы ИБ рассуждал геополитическими категориям . И чем барокко провинилось, тоже не ясно. Пушкин тоже Петра высоко ставил до Медного Всадника, правда, скиты у него упоминаются где-то в Годунове... И про бездну написал. Да Вы никак на Наше Все замахнулись ...

" У Бродского же главное происходит по ту сторону бытия [1], в мире смерти, которая и диктует действия пока еще остающимся жить".

Это довольно спорное утверждение, которое можно опровергнуть бесчисленными примерами

"Это то место, в которое уходит душ а, и если у Иванова ее встречают убитые ангелы, то у Бродского слепой лик Языка".

Александр, уже сам Язык не выдерживает Ваших сентенций
по дискредитации Поэта. Лик Языка! Но и Вам ли не знать , в отличие , что лик, это не лицо, а атрибут святого. Тогда Вы сказали не хулу, как намеревались....

"Вот такой фантом заворожил Россию, русскую поэзию, втянул, будто в воронку Эдгар По вместе с кораблем Перегрина".


Итак , промежуточный итог. Бродский фантом , фикция , и заворожил бедную Россию, которую должны завораживать только молитвы религиозных поэтов, крепко стоящих на родной почве, опираясь на скиты и Византию.
Придет Закуренко и развеет мираж. И все оденут валенки и кресты нательные. Заодно посадят на колы всех эпигонов Его .


Tags: Бродский, критика
Subscribe

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею X

    Ты в ощущениях моих всегда, античный саркофаг, воспетый мною, и с песней, что в тебе течет весною, как римских дней блаженная вода. Или как…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею IX

    Того, кто лиру подхватил, теней печальных средь, их славить, если хватит сил, чтоб возвращенье зреть. И тот, кого вскормил лишь мак среди теней…

  • Р.М. Рильке Сонет к Орфею I. VIII

    Лишь жалобы в пространстве прославлений пройдут, где нимфа плачущих ключей следит за нашей чередой падений, что лучше видно со скалы. На ней врата…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 34 comments

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею X

    Ты в ощущениях моих всегда, античный саркофаг, воспетый мною, и с песней, что в тебе течет весною, как римских дней блаженная вода. Или как…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею IX

    Того, кто лиру подхватил, теней печальных средь, их славить, если хватит сил, чтоб возвращенье зреть. И тот, кого вскормил лишь мак среди теней…

  • Р.М. Рильке Сонет к Орфею I. VIII

    Лишь жалобы в пространстве прославлений пройдут, где нимфа плачущих ключей следит за нашей чередой падений, что лучше видно со скалы. На ней врата…