alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Category:

Сучий вой на сучьей лире.

Когда в елабужской глуши...

Когда в елабужской глуши,
В безмолвии почти обидном,
На тонком пульсе нитевидном
Повисла пуговка души,
Лишь сучий вой по пустырям
Перемежался плачем птичьим…
А мир кичился безразличьем
И был воинственно упрям…
Господь ладонью по ночам
Вслепую проводил по лицам
И не спускал самоубийцам
То, что прощал и палачам…
Зачтет ли он свечу в горсти,
Молитву с каплей стеарина?

Мой Бог, ее зовут Марина,
Прости, бессмертную, прости.

 Из отзыва

Великая Поэзия! Истинная Молитва!
Спасибо Вам, Игорь!

 В рассуждении рассматриваемой выше темы-  может ли лира поэта быть сучьей, как раз попался свежачок поэта  -журналиста и  члена СП РФ, и, судя по стихам выше,  члена довольно импотентного ( каламбур довольно пошлый, но мы уже пытаемся стилизовать мышление рецензируемого поэта).  Понятно благоговейное отношение графомана к великому русскому поэту, намерения его чисты, но сучья сущность  выливается в нечто непотребное.«Обидное безмолвие», видимо, должно отсылать к одиночеству поэта или к тому, что и посудомойкой не взяли, а может и к тому, что Марине Ивановне возомнились балы и дружеские попойки. А в контексте литературном, что рецензий не появлялось со стороны критиков и не публиковали.  Особенно хорошо это «почти обидном», видимо,  от лукавого, нашел таки лазейку  Враг человеческий.



Но самое благоговейное здесь – «пуговка души», хорошо хоть, что душа не уподоблена  глазу,  висящему на ниточке у удавившейся вдовы и матери,   по размеру душа великого поэта была бы такой же. Но, возможно, это отсылка к неряшливости Марины Ивановны, к пренебрежению бытом. И тут нужны академические исследования, следила ли она за опрятностью одежды, тщательно ли гвозди забивала, прежде чем веревку накинуть.Характеристика мира,  враждебному поэту, как «упрямого» оригинальна, но мало вразумительна.  Самое же  удивительное здесь -  за что Господь должен простить Марину. Выясняется, что не за гениальные стихи, а за то, что свеча горела в горсти, свеча сгорела у воцерковленной подсвечницы. И Пушкина, наверно, за то, что в последнее мгновение причастился. Мой Бог, прости поэта за эту поразительную елейно-православную пошлость, а сама Марина, скорее предпочла бы гореть в аду, чем воспользоваться молитвами подобных поэтов, загаженных бесформенной «каплей стеарина» и столь же долговечных. Кошмарный перформанс во Храме случился (или ссучился?).

ПС только сейчас вспомнилось что не первая пошлятина поэта , вот еще одно биографическое стихо
http://alsit25.livejournal.com/39948.html

 



Tags: занимательная филология, поэзия
Subscribe

  • Х. Р. Хименес Звучащее одиночество

    Пауки древних мелодий, как они дрожали восхитительно на цветах, вянущих годами… стёкла, пронзенные луной, во сне мечтали о венках дрожащих с бледными…

  • Ф. Лорка Романс призванного на суд

    Пара Эмилио Аладрену Бессонно мое одиночество! Глаза ничтожны на теле а у лошадки огромны, не смыкаются и ночами и даже туда не смотрят, где сон…

  • Из И. Викхиркевич

    Иммунизированные Проходит чрез сердце стадо слов топочут и топочут стараюсь выдавить слезу а они тонут в безразличии Краткая история стыда в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 58 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Х. Р. Хименес Звучащее одиночество

    Пауки древних мелодий, как они дрожали восхитительно на цветах, вянущих годами… стёкла, пронзенные луной, во сне мечтали о венках дрожащих с бледными…

  • Ф. Лорка Романс призванного на суд

    Пара Эмилио Аладрену Бессонно мое одиночество! Глаза ничтожны на теле а у лошадки огромны, не смыкаются и ночами и даже туда не смотрят, где сон…

  • Из И. Викхиркевич

    Иммунизированные Проходит чрез сердце стадо слов топочут и топочут стараюсь выдавить слезу а они тонут в безразличии Краткая история стыда в…