alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

Очерки русской культуры Т. 1 гл. 38


Кот на груди Бодлера

« И тогда женщины, которых Бодлер презирал (в "Моем обнаженном сердце" он пишет: "Женщина - противоположность денди. Женщина испытывает голод - и хочет есть, испытывает жажду - и хочет пить... Великая заслуга! Женщина естественна, то есть омерзительна"), с трудом скрывая свой страх перед ними, не удостаиваются чести быть с самим Бодлером, они видят лишь актера, играющего Шарля Бодлера. Чем теснее Бодлер сближается с женщиной, тем сильнее его желание ускользнуть, оставив в ее объятиях некий мираж, сделать так, чтобы ее глаза видели кого-то другого, глядя на него. Бодлер, ни на секунду не отрывающий от себя взгляда, испытывал ужас при мысли, что на него смотрят, постигают, разгадывают, проникают до печенок... Его дендизм, эпатаж в поведении и одежде лишь способ скрыть себя, повести взгляды других людей по ложному пути, не дав им увидеть самого Шарля Бодлера. Чем ярче его одежда, чем крикливей его поведение, чем невероятнее слухи, которые он о себе распускает, тем более надежно он огражден. Бодлер распространял слухи о своем гомосексуализме, о том, что он тайный полицейский агент, и когда добивался общественного порицания, то хохотал над теми, кто боролся с им же созданным идолом. Таков Бодлер: порицание и осуждение были ему необходимы, поскольку он был не в ладах со своей совестью, но допустить, чтобы они попали точно в цель, он не хотел.»
http://www.epwr.ru/quotauthor/txt_111.php

Был ли Бодлер гомосексуален?

Если мы не ошибаемся, то Бодлер женат не был. Но вот что пишет Сартр:
«.."Был ли он гомосексуалистом?".Спрашивает в эссе о Бодлере французский философ Жан Поль Сартр и тут же отвечает сам себе: "Не знаю", - но в "незнании" слышится: "конечно, да".»


Второе пришествие Бодлера поэт –переводчик В.Алексеев опровергает это:
http://samlib.ru/a/alekseew_wadim_wiktorowich/bodler.shtml

«Я теперь намерен отвести от Бодлера это обвинение. У меня есть доказательство, причём вполне корректное с точки зрения науки, ибо текстологическое, апеллирующее к фактам, а не к домыслам, что Бодлер не только не был гомосексуалистом, но как раз напротив, был воинствующим антигомосексуалистом. И ключ к доказательств этого тезиса содержится не где-нибудь, а в Библии».

Ну, с Библией не поспоришь.

Однако обратимся к стихотворению Бодлера, что бы выяснить, кто сидел на груди – кот или кошка?

Charles Baudelaire

Le Chat
Viens, mon beau chat, sur mon coeur amoureux;
Retiens les griffes de ta patte,
Et laisse-moi plonger dans tes beaux yeux
Meles de metal et d’agate.

Lorsque mes doigts caressent a loisir
Ta tete et ton dos elastique,
Et que ma main s’enivre du plaisir
De palper ton corps electrique,

Je vois ma femme en esprit; son regard,
Comme le tien, aimable bete,
Profond et froid, coupe et fend comme un dard,

Et des pieds jusques a la tete,
Un air subtil, un dangereux parfum
Nagent autour de son corps brun.

Формы артикля Единственное число Множественное число
Муж. род Жен. род Муж. и жен. род
Определенный le la les

chat chatte chaton кот-кошка-котёнок

Итак, на грудь лир. героя пришел кот, а не кошка. Нам известны три переводчика этого стихотворения, и, конечно, в числе их лучший переводчик Бодлера.

Вот что пишет сам Бодлер.

Подойди, мой прекрасный кот,
Придержи свои коготки,
Дай утонуть в твоих красивых глазах
Цвета стали и агата.

Когда мои пальцы на досуге
Ласкают тебя,
Твою головку и эластичный упругий зад
И пальцы покалывает от удовольствия ощущать твое электрическое тело,

Я воображаю мою женщину
Ее взор, как твой, милый зверь,
Холодный и глубокий, пронзает, проникая , как стрела,

И с головы до ног
Тонкий воздух (нежная оболочка), опасный аромат
Окутывает ее коричневое тело.


На самом деле, не так уж интересно был ли Бодлер гомосексуален. Интересно, как работает искусственный (условный) переводческий поэтический язык и какого Бодлера читает русский читатель, полагая , что он читает Бодлера.

Любимый кот, приди на грудь ко мне,
Но когти выпускать не надо;
Я утону в холодной глубине
Агатово-стального взгляда.

Здесь все правильно, остается домыслить ( твоего), но хватит ли сил у переводчика дописать стихотворение?

Когда ласкаю я загривок твой
И эластическое тело,
Вбираю пальцами восторг живой
И электрические стрелы.

Здесь уже намечен зародыш модернизма, «эластический», «электрический», это помимо искр фонетических уже приметы 20 века. Но вот «восторг живой» уже остался во временах Кантемира или русских поэтов почвенников.

И будто восторг может быть какой-то другой, Бодлер этого сказать не мог, а «вбирать стрелы», это просто неграмотно. Самое же интересное здесь, опущенный от поэтической деликатности «зад», замененный на агрессивный загривок. Далее ведь появится сравнение кота с женщиной, тело которой эластично, т.е. податливо.

И женщина в мечты мои войдет,
Ее глаза с твоими схожи –
Глубокий взгляд и леденит, и жжет,

Поэт уже забыл, что сравнил взгляд со стрелой (если сравнил, потому что стрелы эти ни к чему не привязаны), хотя ужас леденит, а рана жжет, если стрела глубоко проникнет. Но у Бодлера стрелы только леденят, шок ведь болевой. Тогда стрелы переводчика могут исходить от электрического Амура. Перемещение стрел во вторую строфу композиционно не оправдано. Там ведь речь об статическом электричестве.

И от чудесной смуглой кожи,
Как будто редкостный опасный яд,
Исходит тонкий аромат.

Аромат из кожи исходит, может ли исходить из/от кожи яд? ( «как»- сравнение).
Может, например, когда отравленный выздоравливает и яд ВЫХОДИТ через кожу, пузырясь гноем. Или евреи могут исходить из Египта. Это ли имел в виду Бодлер, боясь быть отравленным ароматом женщины?

Приходится отнести это к неудачам классика русского перевода. И, естественно, у новых переводчиков возникает желание улучшить хрестоматийные стихи. И появляется новая версия.

Мой котик, подойди, ложись ко мне на грудь,
Но когти убери сначала.
Хочу в глазах твоих красивых потонуть -
В агатах с отблеском металла.


Обращение «мой котик» сразу же убирает основную метафору стишка, так можно обратиться и к женщине, ибо при определенных нарушениях функций желез щеки женские могут обрасти пушком и даже усами, как уточнено во 2 строфе. И тогда можно еще котику «пощипывать бровки», цитируя современного поэта. Неужели «женская поэзия» существует? Или девичья? В глазах утонуть можно, в агатах никак нельзя, они твердые. В стихах опасно менять прилагательные на существительные и обратно, или цвет объектов на сам объект, может конфуз произойти. В агате, как в глазах утонуть можно, но все равно пошловато или это уже восточные стихи переводы, вах!

Как я люблю тебя ласкать, когда, ко мне
Пушистой привалясь щекою,
Ты, электрический зверек мой, в тишине
Мурлычешь под моей рукою.

«Привалясь щекой», это далеко не изысканный Бодлер, тут уже скорее искореженный Рембо из школы новых варваров отечественного перевода. Лучше было бы сказать, «навалясь» щекой или привалясь всей головой, заваливаясь на лир. героя этой комедии. Впрочем, у современного читателя сразу возникает образ заводной игрушки на батарейках. Котик оказывается чучелом, как перевод чучелом оригинала или предыдущего переложения.


Ты как моя жена. Ее упорный взгляд -
Похож на твой, мой добрый котик:
Холодный, пристальный, пронзающий, как дротик.

И это самое пронзительное место перевода – «моя жена», возникает новый сюжет, лир. герой превращается в добропорядочного бюргера, а Бодлер , мастер эпатажа -в женственного и ласкового котика, лежащего на своей травянистой груди.

И соблазнительный, опасный аромат
Исходит, как дурман, ни с чем другим не схожий,
От смуглой и блестящей кожи.

1) Дурман - Ядовитое травянистое растение семейства пасленовых с крупными листьями и большими белыми пахучими цветками
2) Дурман - То, что опьяняет, оказывает опьяняющее, отупляющее действие.
Но тут, конечно, переносное значение, яд, заимствованный из перевода поэтического предшественника, отупляя французскую поэзию.

Остается привести вариант третий, возможно тоже послуживший материалом для компиляции второй версии, где отобрано все самое дурное из двух остальных. Техника поэтическая известная, взять искореженные слова из оригинала, поставить их в случайном порядке и приписать всякую чепуху для рифмы.Но автор попытался доказать, что кот лишен мужеских признаков, не прибегая к Библии, несмотря на удивительную рифму твою и /твои.

КОТ

Иди ко мне на грудь, любезный котик мой,
Ну полно, спрячь же коготочки,
Позволь мне наблюдать, как твой зрачок прямой
Быстро сжимается до точки.

Когда ласкаю я головку твою и
Мну эластическую спинку,
И чувствую рукой вибрации твои
- Стальную кто задел пластинку? -

Я вспоминаю взгляд возлюбленной... Как твой,
Глубок и холоден он, котик.
Быстр и пронзителен, как дротик.

И когда трёшься ты о нос мой головой,
То источаешь, зверь прекрасный,
Запах призывный и опасный

Поэтическая культура переводной поэзии нового поколения переводчиков сильно ухудшилась со времен Левика или Кудинова, увы.
Tags: Бодлер, Очерки о русской культуре, занимательная филология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments