alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

Р. Уилбер Шпион

Там за спиной его уже прошла волна
Над городом, оставленным им на заре навечно,
Его служебный мерседес на улицах задумчив,
И шины целуют дождливые ланиты тротуаров
Пока у врат Сент-Безила часы на башне
Не восстают со стоном, стряхивая время
В его глаза слезами. И этот вопль вокруг
И мрачный резонанс ему он тоже слышит
В охрипших поездах, гудящих в ущельях мироздания,
Дрожание сирен на кораблях, весь докучный
Трепет перемещений и разлук. И он спокоен
Здесь, в рощице с цикадами, на месте рандеву,
Зарыв мундир под листьями навечно
И натянув крестьянскую одежду.
А небеса полны учтивой бомбонацией
Аэропланов без числа; и город
Трясется с громом взрывов, ратушные окна
Моргают с тяжкой вестью –их уютный парк
С его фонтанами, где был обычай
Глотнуть немного fine и наблюдать passeggiata,
Засыпан мусором и все уже в огне.
Он все еще глаза отводит, и меньше от печали,
Чем от дурмана оставленности, не похоже
На бодрых духов появления его, когда
Он легкий, словно семя молочая, на парашюте
Летел, качаясь, на сигнальные огни на поле
Пшеницы под луной, поднявшейся ему навстречу.
Ночь проведя среди ларей и бочек
В сыром подвале, он не повторял
Задание, и не страшился сквозняка в душе
Своей подложной или предательства бумаг,
Лежал и наслаждался запахом корней
И древности, и точно также в раскрашенной повозке
Поутру, под сеном прячась, слушал дзинь
Со сбруи и звучанье ободьями терзаемых камней.
Потом был поезд! – и все купе забиты
Народом после выходных.
После костров и хороводов.
Плетенья амулетов из омел.
Как коллекционер в каталоги зарытый
И наконец нашедший на чердаке
Без перфорации tête-bêche с Мартиники
Или же целое яйцо от Фаберже,
Он всем владел, и цену знал заране -
Глазам полу-татарским, проглатыванию гласных,
Шнуркам и кожаным штанам, и полу-
Телепатическому пожиманию плечами,
В котором заключались нюансы речи их.
Убаюканное поездом, весёлыми улыбками вокруг
Его чрево согрелось предложенным akvavit,
Он ощущал, как его руки наполняются местными жестами-
Он уже не мог ни перебросить вилку слева направо,
Ни перекрестить себя справа налево. Рожденный
Не в культуре, а в первобытном состоянии
И потому мало чему еще можно выучиться,
Он легко воспроизведет их племенные обычаи
И ритуальное поведение этой страны,
К столице которой он сейчас двигался пыхтя,
Чтоб стать ими и предать.
Но теперь раздирающий
Звук, словно монстр, прочищал горло,
Нарастал из полей, которые исчезали чем ближе к границе.
Черные танки и танкетки явлены, преодолевая пшеницу,
И за ними, в походном порядке,
Черная пехота. Он уже мог видеть
Их холодные знакомые глаза, тела тяжёлые
Под запасами провизии родины, и памятную ему
Щебёнку плаца, заполненного одиноким ветром,
Тепло сырой постели. Как же тяжело,
Думает он, быть одураченным обреченному судьбой
В глубине patria и так стать
Подкидышем никогда не подкинутым, самозванцем,
Ни во что не верящим. Страшная мысль закрадывается -
Что если солдаты, случайно или в ослеплении,
Не предупреждены о нем и его миссии?
Что они увидят - нервного человека
В платье фермера, говорящего с забавным акцентом,
Кто не сможет называть улицы своего города?
И если расстреляют, то не будут ли правы?
Он скукоживается за деревом и ждет.
Tags: Уилбер, переводы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments