alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Category:

Очерки русской культуры Том 2 глава 1

1

Духовные скрепы Джеральда Мэнли Хопкинса

Кажется, вирус переводческой графомании дошел от «Иностранной литературы» до города Петра и вот, весьма почтенный журнал «Звезда» публикует очередную фантазию Самуил Яковлевича Кружкова, заполнившего почти все лакуны английской поэзии, где не натоптал его собрат Ян Пробштейн.
https://magazines.gorky.media/zvezda/2020/3/in-dublin-fair-city.html

Уже надоело обсуждать поэзию этого автора, но если уж он взялся за гениального Хопкинса, то тут из карантинной могилы встанешь в защиту русской духовности .

Скорее всего, Хопкинс в принципе на русский язык не переводим, ибо не имеет аналога в русской поэзии, и только безответственный версификатор может осмелиться за него взяться. Достаточно посмотреть на кошмарные переводы самого знаменитого стихотворения его «Пестрая Красота».

Тем не менее, спрятав как всегда текст между сопроводительной документации, наш поэт- лауреат за него берется.  И то что получилось настолько восхитительно, что сразу возникает «Пук Идей», как в одном его более раннем творении.

Речь идет о сонете «Падаль», хотя в оригинале оно называется несколько иначе –

Carrion Comfort

BY GERARD MANLEY HOPKINS

Not, I'll not, carrion comfort, Despair, not feast on thee;
Not untwist — slack they may be — these last strands of man
In me ór, most weary, cry I can no more. I can;
Can something, hope, wish day come, not choose not to be.

But ah, but O thou terrible, why wouldst thou rude on me
Thy wring-world right foot rock? lay a lionlimb against me? scan
With darksome devouring eyes my bruisèd bones? and fan,
O in turns of tempest, me heaped there; me frantic to avoid thee and flee?

Why? That my chaff might fly; my grain lie, sheer and clear.
Nay in all that toil, that coil, since (seems) I kissed the rod,
Hand rather, my heart lo! lapped strength, stole joy, would laugh, chéer.

Cheer whom though? the hero whose heaven-handling flung me, fóot tród
Me? or me that fought him? O which one? is it each one? That night, that year
Of now done darkness I wretch lay wrestling with (my God!) my God.

А именно – Отвратительное утешение.

И написано там такое:

Нет, я не буду, отвратительное утешение, Отчаяние, не буду пировать на тебе,
И не буду распутывать – слабые они могут оказаться – эти последние нити человека
Во мне или даже самые слабые, (но) кричать Я не могу больше, могу.
Могу что-то, - надеяться, желать дня грядущего, не выбирать не быть.

Хопкинс потому гениальный поэт, помимо духовности, доведенной до состояния божественного, потому что его можно узнать по божественному косноязычию отрывистой речи уже с первой строки. А вот кого можно узнать по этому тексту в русской поэзии, то и богу неведомо.

Я не буду, Отчаянье, падаль, кормиться тобой,
Ни расшатывать — сам — скреп своих, ни уныло тянуть
И стонать: Все, сдаюсь, не могу. Как-нибудь
Да смогу; жизнь моя родилась не рабой.

Конечно, только человек наглухо лишенный литературного слуха может написать эти «скрепы» в наше насмешливое время, но уже «тянуть скрепы», это из ряда вон. Лучше бы наш поэт волочил золотые нити в переводе из Донна, где он тоже ухитрился перевести стишок даже хуже Бродского и о чем мы упоминали неоднократно.  И как образованный комментатор английской поэзии мог не заметить Гамлетовскую коннотацию?  Откуда эта раб вообще взялась и зачем? И зачем он урезает количество стоп, лишаясь возможности сказать наконец хоть что дельное?

Но, ах, но О ты ужасное (Отчаяние) почему ту со мной так грубо?
Твоя скрученная-мира правая нога дрожит? Кладет львиную лапу на меня? Изучает
Мрачным всепоглощающим взглядом мои исцарапанные кости: и крыло
О во времена бури, вознесло меня туда; меня, яростно пытающегося избежать тебя и сбежать?

Возможно здесь есть отсылка к борьбе Иакова с Богом, а может и нет, но получается такая «жидкая муть» -

Для чего ж ты меня тяжкой каменной давишь стопой
Без пощады? И львиную лапу мне ставишь на грудь?
И взираешь зрачком плотоядным, где жидкая муть,
И взметаешь, как прах, и кружишь в буреверти слепой.

Здесь из оригинала случайно проскочила в «буреверти» сочинительства только «львиная лапа». Видимо поэту пригрезился каменный лев у моста в Петербурге. Но с архитектурным излишеством повторения давления стопы лапы, опустившей копыта на скрепы России или попирающей змея русского перевода.  Количество стоп поэт явно игнорирует и рифмует, как бог на душу положит. А ведь рифм к слову грудь очень много, вот нпр.  бери любое слово -https://rifme.net/r/%D0%B3%D1%80%D1%83%D0%B4%D1%8C/0

Почему? Эти моя мякина может летать, зерно мое лежит, абсолютное и явное,
Нет во всех этих трудах, в этой суете издавна (кажется) я целовал этот побег (символ власти здесь, скипетр),
Руку скорее, мое сердце, виждь! покрытая броней мощь,
палантиновая радость будут смеяться, славить

Метафора с зерном узнаваема легко, несколько сложнее правильно перевести это - lapped strength, stole joy, однако если учесть сквозные образы стихотворения и его религиозный контекст, тогда узнается Lapped arm – сплошной панцирь. а радость – это радость столы -  палантина, меховой накидки, боа или епитрахили, орари.

Но наш поэт упорно тянет тему раба божиего, ликующего под скрепами.

Для чего? Чтоб отвеять мякину мою от зерна, чтоб, смирясь,
Целовал я карающий бич, пред которым дрожим,
Чтоб, смеясь, пел хвалу раб ликующий, вдавленный в грязь.

И оглушительный финал, явно отсылающий к поединку Иакова с Богом.

Славить, но кого? Героя, чье умение владеть небесами швырнуло меня (см выше), наступило, истоптало
Меня? Или я сражался с ним? Или с кем? Он ли каждый?
В эту ночь, в этот год
Полного мрака я, бедняга, лежу борясь с (о Бог!) моим Богом.

С кем сражается здесь Кружков, не вемо, Иаков вроде с Самим боролся. А не с заместителем или здесь отсылка к схождению Гаврила к непокорной Марии в Гаврилиаде. Но откуда язь взялся на горных высотах этой поэзии? Тем не менее, Хопкинса он убил начисто.

Чью хвалу? Сам не вем. Победил ли меня херувим?
Или я? или оба? — всю ночь, извиваясь, как язь,
Я, бессильный, боролся впотьмах (Бог мой!) с Богом моим.

Да и к слову «моим» много рифм можно сообразить, отпустив херувима на свободу из этого стишка.

Остальные извлечения из собственных переводов в этом эссе сделаны приблизительно на таком же уровне, но кажется главный редактор жаловался, что замечательный журнал вот,  вот разорится.
А не печатай всяку поэтическую «падаль».
Tags: Очерки о русской культуре, занимательная филология, переводы
Subscribe

  • Ф. Г. Лорка Романс об испанской жандармерии

    Лошади их черны. И подковы черны отвратно. На их плащах видны чернил или воска пятна. Вот потому и не плачут, раз на свинец похожи,…

  • Р. М. Рильке Пантера

    Взгляд скользит по прутьям, по их ряду, так устав, что ничего в нем нет. Словно тысяча там прутьев кряду и за прутьями исчез весь белый свет.…

  • В. Морт Сильт II

    Ветер такой что заставляет волосы расти быстрее открывает рот ребенка полный клубники и песка. Медленно и наверняка на чешуйках океана…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments