alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Роберт Геррик, поэт двусмысленности (продолжение)










Цветам вишни



Ваши шутки, стыд и смех –
Воздух пьян от тех утех!
Но, когда созреет плод,
Угадайте, кто умрет?

Вишни сменят вас, увы,
Там, где резвы ныне вы.

TO CHERRY BLOSSOM

YE may simper, blush and smile,
And perfume the air awhile ;
But, sweet things, ye must be gone,
Fruit, ye know, is coming on ;
Then, ah ! then, where is your grace,
Whenas cherries come in place.

Дитяти


Здесь лежит дитя. Оно
Вусмерть забаюкано.
Ты его не тормоши,
Пусть покоится в тиши.



UPON A CHILD

Here a pretty baby lies
Sung asleep with lullabies;
Pray be silent, and not stir
Th' easy earth that covers her.

Эпитафия Дитяти

Как кратковременный восторг,
Явился я, но жить не смог.
Судьба прервала мой постой,
И вот лежу здесь неживой.
На холмик, детский мавзолей
Одну иль две слезы пролей,
Как мать с отцом, уважь семью,
Любовь тебе воздаст.
Adieu.

UPON A CHILD .AN EPITAPH

But borne, and like a short Delight,
I glided by my Parents sight.
That done, the harder Fates deny'd
My longer stay, and so I dy'd.
If pitying my sad Parents Teares,
You'l spil a tear, or two with theirs:
And with some flowrs my grave bestrew,
Love and they'l thank you for't. Adieu.

Часы

Не схож с часами человек - идет, раз заведен,
Без устали, пока не стал, но и не вечен он
Завод иссяк - исчез и циферблат,
И замер пульс - все чувства в мире спят.


A WATCH

Man is a watch, wound up at first, but never
Wound up again: once down, he's down for ever.
The watch once down, all motions then do cease;
And man's pulse stopp'd, all passions sleep in peace

На Грилла

Грилл ест, но перед тем, он на молитвы скуп
Грилл, видно, копит дух, не охладив свой суп.
Или скорее, сам он ростбифом горит,
Грилл именно с того и не благодарит.

UPON GRYLL

Gryll eats, but ne’re sayes Grace; to speak the troth

Gryll either keeps his breath to coole his broth;

Or else because Grill’s roste do’s his Spit,

Gryll will not therefore say a Grace for it.

На слишком оплакиваемого г. Дж. Варра

Какие Мудрость, Остроумье, Честь
И Молодость, и Нрав расположились здесь
С ним рядом спать , а он ведь был Молвой
И Книгой о себе, и каждой в ней Главой!
Читатель, если ты случишься близ,
Слезой своей почтенной не давись,
Поплачь, не счесть нам горестных замет
И каждая над ним, как Монумент.

UPON THE MUCH LAMENTED MR. J.WARR

What Wisdome, Learning, Wit, or Worth,
Youth, or sweet Nature, co'd bring forth,
Rests here with him; who was the Fame,
The Volumne of himselfe, and Name.
If, Reader, then thou wilt draw neere,
And doe an honour to thy teare;
Weep then for him, for whom laments
Not one, but many Monuments.

Благовония в Жертвоприношении

Величье их совсем не в том,
Чтоб очищать его огнем .
Их ублажает аромат
Им близкий – Дьявольский Экстрат.


SWEETNESS IN SACRIFICE

'Tis not greatness they require
To be offer'd up by fire:
But 'tis sweetness that doth please
Those Eternal Essences.

Eternal -арх. проклятый, дьявольский


Его невестке, Элизабет Геррик


Издам, приличий ради, над покойной стон,
Здесь мой обет священный завершен.
Любовь? Так то печаль покажет, чай...
Где бы ты ни была, голубушка, прощай!



UPON HIS SISTER –IN –LOW ELIZABETH HERRICK

First, for Effusions due unto the dead,
My solemn Vows have here accomplished:
Next, how I love thee, that my grief must tell,
Wherein thou liv'st for ever. Dear farewell.

Батист

Увижу ли батист прозрачнее небес?
То кожа Юлии, когда батиста без
Она являет нрав, чтобы вкусил мой взор
Румянец вишенок укрытых до сих пор

THE LAWN

WOULD I see lawn, clear as the heaven, and thin?
It should be only in my Julia's skin,
Which so betrays her blood as we discover
The blush of cherries when a lawn's cast over

Перрене, возлюбленной


Ты, Перрена, мне на гроб
Лучше возложи укроп,
Лавра лист… И на скамью
Сядь, поплачь…
И все…Adieu.


TO PERENNA, A MISTRESS

Dear Perenna, prithee come
and with smallage dress my tomb :
And a cypress sprig thereto,
With a tear, and so Adieu.

Юлия во храме.

Мы здесь вдвоем в алькове, мал наш храм.
А было б трое, Церковь - имя нам.
Давай у алтаря, где мирры аромат,
Помолимся... потом у царских врат
Святые явятся (что им до тесноты!),
Заполнив все приделы и ряды.


TO JULIA IN THE TEMPLE.

BESIDES us two, i' th' temple here's not one
To make up now a congregation.
Let's to the altar of perfumes then go,
And say short prayers; and when we have done so,
Then we shall see, how in a little space
Saints will come in to fill each pew and place

По поводу дыхания Юлии

Тому, что дышишь ты, я рад…
Но это так жестоко.
Ведь мог здесь литься аромат
Всех пряностей востока!



ON JULIA'S BREATH.

BREATHE, Julia, breathe, and I'll protest,
Nay more, I'll deeply swear,
That all the spices of the east
Are circumfused there.

Антея смущена своим поведением.

Антея фыркнула, как наготу
Рукой прикрыла рот, боясь черту
Приличия переступить, чертам
Лица велев стать по своим местам.


ANTHEA'S RETRACTATION

Anthea laugh'd, and, fearing lest excess
Might stretch the cords of civil comeliness
She with a dainty blush rebuked her face,
And call'd each line back to his rule and space.





Tags: Геррик, переводы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments