alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

Э. Паунд Канто LXXX (продолжение)

И клуб пристанище Франклина
     и молодые члены его уезжали в колонии,
но платили взносы,
хотя старина Вильям был прав, противясь
идее что крушение прекрасного дома
никому не принесет дохода.
    (Кельтам или с другой стороны)
и под Гезеллем этого не случилось бы.

А рыжая головка Мейбл была прекрасным зрелищем,
достойным его пения
язык до морских утесов или «Слайго в раю»
или его, Вильяма, древнее «da» на Кони-Айленде верхом на слоне,
лучась, словно пророк Исайя
      и Дж. К. восьми лет (г-н Джон Куинн)
 у цели.

«Жидкости и флюиды», –
    сказала гадалка по руке. «Живописец?
Ну разве это не жидкости и флюиды?»


разве он не имеет дела с жидкостями и флюидами?» [Почтенному Дж. Б. бородатому Йейтсу]

это друг, – ск/г-н каммингс, – я знаю это, потому что он никогда не пытался продать мне никаких страховок»

 (памяти Уоррена Далера, Крис Колумба из Патчина

Hier wohnt традиция так же, по Уитмену в Кэмдене
и выгравированное 596 Лексингтон-авеню
                                                                   24 Ист 47-я
 с Джимом за шашками у банановой клетки

«Дерево странно выглядит, Джеймс, – сказала тетушка Ф.,
 – выглядит как гореое
                                                   [Пожар в Виндзоре]
«Часть хрыши, мэм».
хоть в каком музее
есть хоть одна раскладушка той эры?
А что сейчас? Риджентс-парк
где было поместье Альма-Тэйдема
(с фонтаном) или Лейтон-хаус
                                      собственно говоря?
и куча мощей прерафаэлитов
в сундуке в замурованном подвале в Селси
 «Стащите его наверх в ванную» (подразумевается Суинберн)
 «Даже Теннисон пытался
выйти через камин»

полагаю, он, Форди, хотел, чтобы я описал именно это, когда взял меня к мисс Брэддон (я имею в виду место действия) в Ричмонд
  но этот Нью-Йорк я нашел в Périgueux
                            si corn' ad Arli
на поминках сарацин
                          Как «Сдаче Бреды» (Веласкес) предшествовала фреска в Авиньоне
          y cavals armatz с перпендикулярными копьями
 и рыжебородым детиной чинившим
         туфельку маленькой дочери
              «Me Hercule! c’est nôtre commune»
 («Borr» – не совсем Альтафорте)
       с большим достоинством
 и в Вентадоре и в Абетьере
или где там ещё накрывали столы у речушек,
чьи берега терялись в травах
           (Дядюшка Джордж не мг/ найти место, где проходила дорога
потому, что дорогу сдуло ветром со склона горы,
но он прошел ступенек с 200 на башню
посмотреть, на то что видно сквозь крышу
             амбара, которого давно нет
                                                     sul Piave
где он стрелял из гаубицы
и огромный глаз, целивший в него,
был глаз жирафа
          на закате, в его притоне, охотясь на леопардов
   
    Поза, – он сказал, – ложь таксидермиста
                  кобра – не констриктор
и не будет обвиваться вокруг мангуста.
Но в рассуждении черепах, не верят, что они мг/летать
         и епископ возбудил дело о клевете
(Я думаю, с полмиллиона, но не
                             довёл в итоге дело до суда)

К тому времени дядюшка Джордж подсчитывал
        энергию Вольпе в киловаттах
неся взятое с потолка как видно в Лидо Эксцельсиоре

 а в этот год у Флориана сэр Рональд
 сказал: «Негус неплохой парень.
       На самом деле бело-молочная олениха для его кузена                                               
 напоминает мне о Банке Египта
                      и золотых слитках
во дворце старины Менелика, о махагониевых конторках
и столах в филиале, где же это, Александрия
основанная Пеа (Энрик)

а Уиткомба Райли можно еще найти в снобистской антологии
        
                Нэнси, о где ты?
Куда, куда удалились все эти vair и cisclatons
и узор волны бежит в камне
над высокими перилами (Эксидёй)
 Монсегюр и город Дейока
 Que tours les mois avons nouvelle lune
 Что черт возьми сделал Эрбье (Кристиан)
           со своей   картиной?
Фритц всё ещё ревет на treize rue Gay de Lussac
с его каменной головой все еще на балконе?
Орейдж, Форди, Кревель слишком быстро ушли

                 de mis soledades vengan

лежали там, пока Россетти не обнаружил их разложившимися
      где-то по два пенса за половинку
 (Кифера, куда ты в барке лунной?
               как променяла колесницу на серп?)

или они потерпели пораженье из-за дурного вкуса к музыке
«Эй!  Никакой математической музыки!»
сказал Kommandant когда Мюнх предложил Баха полку
или Спучини всем слишком смертный
            любимый на айтальянском полуострове
 по вполне понятным причинам
              так что даже я теперь могу стерпеть
 человечий seht, но не теряя критерии
 и бродячий недо-тенор объяснял мне: что ж, обычный оперы
с обычным репертуаром просеяны, вот по этой причине

Les hommes ont je ne sais quelle peur étrange
       сказал Monsieur  Какего, – de la beauté

 La beauté, «Красота трудна, Йейтс», сказал Обри Бердслей
           когда Йейтс спросил, почему он рисует ужасы
           или по крайней мере не Берн-Джонза
          и Бердслей знал, что умирает и должен был
          создать лучшее быстро

потому и не было больше Б-Дж в его продукции.

Так немыслимо трудно, Йейтс, красота так трудна.

«Я факел, – писал Артур, – изрекла она»
в лунной барке βροδοδάκτʋλος Ἠώς

 с вуалью из редкого облака пред ней
        Κύθηρα δεινὰ как лист летящий в потоке бледных глаз
 словно без  огня

все это знали Сандро и Якопо
                       и о чем Веласкес и не подозревал
 затерянный в подрумяненном мясе Рембрандта
         и в сыром мясе Рубенса и Иорданса

 «Это только кожа и кости меж тобою и τὸ πᾶν,
                                                                  [toh pan – целым]
          (комментарий Чжу Си)
                или кость лус
как пшеничное зерно и бицепсы
                книги, оружие, люди как во времена Сиджизмондо

 а из портретов в наше время Кокто кисти Мари Лорансен
 и Уистлера Мисс Александр
              (и три толстые дамы Сарджента, враждебно)
              и портрет Роденбаха кого-то
                                   на фоне
может быть L’Ile St Louis для безмятежности, под мостами Абеляра                                                                 
ибо деревья те и есть Элизиум
             для безмятежности
                              под мостами Абеляра                              πάντα ‘ρεῖ             
ибо те деревья – безмятежность                       

когда он шел под алтарями дождя
          или под сенью деревьев рощи
          или может то было под парапетами
в его движении была неподвижность
как в серых камнях Алискана
             или в Монсегюре
это был старина Спенсер (,Х.) кто первым продекламировал мне «Одиссею»
с головой, возведенной как у Билла Шепарда
на верфях каких Сиракуз
       или каком теннисном корте
у каких елей?

усердие и ремесло в создании лиг и союзов
        которое не помогло ничему
когда издали декрет безрассудности на атаку
этого острова.

      и силой ὑπὲρ μόρον

с таким умом он один из нас
            Фавонус, vento benigno
             je suis au bout de mes forces
Это из врат смерти
         это из врат смерти: Уитмен или Лавлейс
                                            найденные на толчке в сортире
в этом дешёвом издании! [И спасибо профессору Спиру]
плыл ли он ли ты море воздушного потока
       чрез эоны пустоты,
когда плот раскололся и воды покрыли меня

Immaculata, Introibo
       ибо те, кто испил горечь
 Перпетуи, Агаты, Анастасии
                                            saeculorum

repos donnez à cils
        senza termine funge      Immaculata Regina
                 Les larmes que j’ai creées m’inondent
Tard, très tard je t’ai connue, la Tristesse,
Я был крепок как юнец шестьдесят лет

           если покой наступит после бури,
который, вроде раскачивают муравьи
            когда утреннее солнце ловит их тени
           (Надански, Дьюэтт, МакАллистер
            а также Комфорт К.П. особое упоминание
            о вызове к врачу Периета, Тернера, Тота  hieri
            (без состояния и без имен грядут)
 Бэнкерс, Сайтц, Хильдебранд и Корнелисон,
             Армстронг, особо упомянем К.П.
             Уайт gratia, Беделл gratia
              Вайсман (не Вильям) africanus
 с дымным факелом чрез бесконечный
              лабиринт souterrain
 или вспоминая Карлтона, пусть празднует Христа в зерне
 и если злачного кота изобьют
             Деметра все еще лежит в моей борозде
             Этот ветер легче чем
             лебяжий пух этот день не движется
             совсем
             (Запп, Баффорд и Бохон)

             люди не счастливые, и без имен грядут

как писсуар использовали шлем его
и в этом шлеме я мою ноги
       Эльпенор может считать черепицы под Зоагли
Пепитон расходовал зубную пасту зря
    когда я лежал у сливного отверстия
мнение стража подлее чем у заключённых.
        
                       о.       э.          а.

 В Англии бы где Уинстон уже в помине
         Там сомнениям место ныне
                  И банк мог бы нации быть близ там
                  И годы терпения как гнев не истов
                  И колебания лейбористов
Могли б принести в дом масло на хлебе,
   Глядеть как они поскользнутся тут,
            глядеть как они улизнут
                             и вправду чудо
        Глядеть с башни немного в азарте
где мертвые мухи вповалку на старой хартии
          забыты или чуть забыты
          но утверждая Иоанна первым
   и все еще там если взобраться на стропила,
взглянуть на поля, возделаны ли они?
и жива ли старая веранда, как должно ей
со всей колонией
                     если снова деньги освободить?

Англия Честертона уже былого или она,
почему бы нет, ржа, руина смерти долги и займы и
карета и двор пустырь
         все больше картин ушло на налоги

Если пса высок род,
не так как этот народ
тогда пес-Тальбот
   (чуть длинней в бабках)
Когда зад с ползада – целый зад
Этот зад небольшой зад
    Вернемся и чуть вбок наги
старая кухня оставлена, как ее оставили монахи
       и остальное как время оставив во прахе.

[Только тени входят в шатер мой мимоходом
                 как людей рать меж мной и солнца заходом]
за восточной колючей проволокой
      пилой с девятью костьнацать
степенно как герцогини Клариджа

и на это рождество у Мори Хьюлитов
Выехав из Саутгемптона
они обгоняли машины дюжинами
       те что не добрали веса на весах
             скача к гимну
                       Ноэлю Эвхаристу неся зеленый остролист
              Эвхарист, Эвхарист, как зеленый остролист
              В ночи не виден остролист.

Это должно быть была равнина Солсбери и я не думал ни о
    Леди Анне двенадцать лет
               Ни о Le Porte!
 Как мала обитая досками комната, где его закололи
           На ее коленях, почти, La Stuarda
Si tuit ii dolh ehi planh ci  marrimen
     К леопардам и плантациям веников

Мертв Тюдор, да и роз нет на закатах дней,
Кроваво-алой, бледно-белой, у камней
Готических горланят: «Кровь, Кровь, Кровь!»,
Как знает Говард *или же Болейн.

Не ищет лепестков в кармине средь травы,
И инквизитор Времени - цветок, увы
Не ведает, что стебель вьется из
Брюха Ланкастера и Йорка головы.

Рассудочной душе ль, тревогу не тая,
Ростками прорастать; и, как змея,
Раскаянье меняет кожу, и ища
В тебе амнистию, а не прощенье, Франция.

как ящерица юная отращивает свои пятна леопарда,
           ища средь лезвий трав зелёных мошек
           с пол комара,
и Серпентина будет выглядеть все так же
и чайки у пруда ему там в самый тон
и затонувший сад останется собой
и Бог лишь знает, чем стал наш Лондон
       мой Лондон, твой Лондон,
и если красота зелёная его
           останется на этой стороне моей канавы
           то киска – ящерица другому мясу нанесет урон.

закат великий кутюрье.


Примечания:

Говард (Хилл) – название места где находилась тюрьма, в которой  Паунд отбывал срок

Остальные комментарии приведены здесь:

  http://www.litda.ru/images/2019-7/LDA-2019-7_40-166_Probstein.pdf
Tags: Паунд Эзра, переводы
Subscribe

  • Из Тимотеуша Карповича

    Расписание езды Расписали езду по коням и людям потом по коням и седлам потом по людям и шлемам потом по бабке крупу и по…

  • Р. Уилбер Веранда

    De la vaporisation et de la centralisation du Moi. Tout est l à. - Baudelaire Мы ели со склонами неба за нашими плечами…

  • Э. Хект Тарантул или танец смерти

    Во время чумы ушел в себя я. В доме было время дымовых завес Супротив инфекции. Ухмылялся мосол бытия, Как, не жалея словес, Добрый…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments