alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Х. Плучек В доме Гория

В доме Гория сидели шестеро мрачных мужчин -
В отстроенном Иерихоне при язычнике Адриане,
Слуга, принесший им буханку чёрного хлеба
И вино худое, как лицо рабби Анания,
Пугался речам их об  Империи Рабов,
Растянувшейся от Иудеи до великого океана.
На улице голодные псы скулили.
Тощие дети орали во всех царствах
Цезаря, толстомордого бога, пока богачи торговали
Собой и своими богами, отдаваясь удовольствия ради.
Гонцы мчались по дорогам с изображением рыбки
Дабы пощекотать живот и чтоб вино было слаще.
Рабы трудились и умирали бессчетно.
Когда появлялся каменный идол или же мысль
Радостно шли поклониться они, неся воздаяния.
И разрушенный  храм темнел на святом холме.
В Иерихоне, в комнате пустой и темной
Куда хромой Исаак принес им хлеб и вино:
«Есть только один…» когда рабби Анания замолчал,
Клонясь так, что черная борода его
Покрыла их, словно знаменье, раздался голос:
«Есть только один в поколении, и достойный
Настолько, что дух Божий на него снисходит.
Но этот век его не достоин». Все как один обернулись
Туда, где сидел Гилель, спокойный, как дитя,
Внимающее воспоминаниям стариков.

Словно колесница римского завоевателя,
Гремели года по видениям веков,
Бронзовые и железные формы освобождая из тюрем.
Ржавчина растекалась по небу. Лошади стали
Тенями, к земле прижимая затихшие копыта,
Дороги тонули под травой имперской.
В долгих двух тысячелетиях между
Этой точкой времени и нами, имя его, кто сидел
Средь шестерых, в доме Гория, еще бьётся слабо
В венах истории, словно в пульсе спящего.

О, ему повезло оставаться в тени,
С талмудистами рядом, которым он снился,
В снах их он не был брошен народам, чтобы его разорвали,
Как собаки оленя; чтобы его замарали и закричали.

Ибо воскреснет он, и многократно
На каждом веку призванный, этот святой эпохи,
Тот, кого извратят, когда великие мыслители,
И чье воображенье его нам открыло,
Канут, и мелкие бесы переиначат историю,
В эпоху великих преступлений и ханжества;
В час ученого изувера, благовоспитанного варвара.
Бездны знаний и мертвой совести.
Убийцы, любящего человечество, и царя
С новейшим титулом,  властвующего во дворце.
Послушных рабов, разнообразных в своем унижении.
Голодных детей, богачей,  достойных владельцев борделей –
Во времена порочные он таится.

Я ищу этот дом на всех улицах мира
И сумрачную комнату,  где горит великий огонь.
Я вскарабкаюсь по ступенькам, наконец,  и открою двери,
Там будут сидеть шестеро.
Они будут беседовать, как беседуют братья.
Будет восходить из тени ароматный запах табака.
И старый или юный он один будет узнаваем
По его достоинству, его знаниям, и его страстям.
Он не узнает, для чего был избран.
Может лицо его будет Африка или Азия.
Может в неожиданный момент узнавания,
Когда все лица, как одно, обернутся к нему,
То не к хозяину или гостю обернутся они,
Но ко хромому слуге, молча ждущему в углу.
Tags: Хаим Плуцик, переводы
Subscribe

  • В. Шимборска ФОТОГРАФИЯ 11 СЕНТЯБРЯ

    Спрыгнули с горящего здания - один, два, еще несколько выше, ниже. Фотография задержала их при жизни, и теперь прячет над землей к земле каждый еще в…

  • В. Шимборска Террорист, он наблюдает.

    Бомба взорвется баре в тринадцать двадцать. Сейчас у нас только тринадцать шестнадцать. Кто-нибудь может еще войти. Кто-нибудь выйти.…

  • З. Херберт Молитвенник

    I Господи, благодарю Тебя, творя, за весь этот хлам жизни, в котором я со времен незапамятных тонул без спасения сосредоточенный на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments