alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Category:

Очерки русской культуры Т. 1 гл. 35

Е.Эткинд  против Д.Пасколи

Попалось нам на глаза удивительное замечание Эткинда, признанного мастера и «основателя школы» поэтического перевода:

"В статьях о стихотворном переводе критики порой поступают весьма нехитрым способом. Они дают свой подстрочник, сопоставляют его с переводом и, обнаружив значительные расхождения, восклицают: "Далеко! Неточно!"Этого оказывается достаточно, чтобы с порога осудить поэт ический перевод, объявить его неудачным, искажающим оригинал. Между тем зачастую искажающим оказывается отнюдь не перевод, а метод его критической характеристики. Нет и не может быть у н и в е р с а л ь н о г о критерия для оценки верности перевода оригиналу. Верность – понятие непостоянное, меняющееся в зависимости от того, к какому виду поэзии относится переводимая вещь. В одном случае решающую роль играет близкое воспроизведение смыслового содержания стихов, и тогда нелепым догматизмом окажется требование музыкально-архитектонической, ритмической, эмоциональной адекватности. В другом случае сущность стихотворения – авторская эмоция, доносимая до читателя словесно-музыкальными средствами; можно ли тогда настаивать на полной передаче смыслового объема слов? В третьем случае важнейшей чертой подлинника является живая непосредственность разговорной интонации. В четвертом – чисто формальная игра на рифмах, на звучании слов, на их корневом родстве, и переводчик будет прав, если, воссоздавая эту игру, пренебрежет другими, менее важными, менее сущностными элементами произведения" (Эткинд Е.Г. Поэзия и перевод. М.-Л.: Советский писатель, 1963. С. 39).

Прежде всего, Эткинд вводит необычное понятие – вид поэзии. До сих пор мы полагали, что существуют жанры - лирическая, эпическая, философская публицистическая,  юмористическая, детская   и т. п.  Или по- другому: высокие - трагедия, поэма, ода и низкие -  комедия, сатира, басня. Или стили – классическая, романтическая, модернистская и.т. п. поэзии. Но если прочесть дальше, то выяснятся, что принцип разделения на виды совсем другой. По Эткинду существуют стихи, написанные ради звучания, но смыслом не отягощенные.
Действительно, несколько таких стихотворений можно припомнить – Крученых

Дыр бул щил
убещур
скум
вы со бу
р л эз

Или Бальмонт, но уже с натяжкой:

Вечер. Взморье. Вздохи ветра.
Величавый возглас волн.
Близко буря. В берег бьется
Чуждый чарам черный челн.

Но это исключение или манифестация определенных взглядов той или иной поэтической школы.
«авторская эмоция, доносимая до читателя словесно-музыкальными средствами» говорит Эткинд, но разве бывают стихи без эмоций? Или без музыки ритмики или аллитераций? Даже в свободном стихе есть некая музыка потому что это не разговорная речь, тоже иногда звучащая напевно.
Кто – нибудь знает стихи, наполненные глубоким смыслом, но косноязычные? (не путать с высоким косноязычием)
«непосредственность разговорной интонации» - т.е. переводя, допустим, Блока «12» на иной язык, можно ограничится просторечиями, но не рассказать, как завывает вьюга и кто –там идет впереди в венчике из роз?
Но самое удивительно последнее заявление – знаменитый переводчик полагает, что стихи можно написать ради формальной игры на рифмах или ради звучания слов.
Такие стихи, действительно, пишутся в огромном количестве, но этим занимаются только графоманы, которым сказать совершенно нечего. Вряд ли кому в голову из переводчиков придет осчастливить зарубежного читателя этим камланием.
Эткинд заявляет, что универсального критерия оценки перевода нет, а раз так перевод оценить нельзя никак, если не следовать теории происхождения видов поэзии по Эткинду. Приведенная цитата – это апология графомании переводчиков.  Всякий перевод хорош, поди, докажи, что бессмыслица, если текст перевода эквиритмичен оригиналу, и рифмы тоже звучные, к примеру. А автор из могилы не закричит, позволь, а куда делись мои метафоры, каламбуры, образы, мои выстраданные мысли, определившие ход истории? Неужели я писал стихи ради обворожительного звучания или прелестных аллитераций?
Справедливости ради надо сказать, что сам Е.Эткинд свой теории перевода не придерживался и в прозе, по крайней мере, не разводил содержание с формой,

Оказалось что теория перевода и толстаям но сомнительная книга Эткинда  подперли следующий унылый текст, к примеру:

Шипя и грохоча, промчались тучи;
краснеет кровля, струями омыта;
с погоста веют свежестью пахучей
кусты самшита.

Гудит старинный храм – звучнее, тише;
спешат селяне к мессе умилённо;
как стайка воробьёв, с церковной крыши
вспорхнули звоны.

Вдали темнеет ливня покрывало,
а здесь под небом кротким и приветным
с горы на гору радуга восстала
мостом стоцветным.


Это итальянский классик Пасколи.   Крупнейший поэт своей эпохи. Интересно, к какому виду поэзии по классификации Эткинда отнесла это стихотворение переводчица? Скорее всего, к «музыкально-архитектонической, ритмической, эмоциональной», ибо для русского уха итальянский звучит небесной музыкой, будь то Пасколи, или Кутунья. Хотя фоники в этом стишке много, значительно больше, чем в переводе.

Passo' strosciando e sibilando il nero
nembo: or la chiesa squilla; il tetto, rosso,
luccica; un fresco odor dal cimitero
viene, di bosso.

Presso la chiesa; mentre la sua voce
tintinna, canta, a onde lunghe romba;
ruzza uno stuolo, ed alla grande croce
tornano a bomba.

Un vel di pioggia vela l'orizzonte;
ma il cimitero, sotto il ciel sereno,
placido olezza: va da monte a monte
l'arcobaleno.


Так чем здесь можно пренебречь? Или что здесь второстепенное? И поэтесса отвечает, раскрывая творческую лабораторию:

Одна из прелестей этой незатейливой пейзанской зарисовки – образ огромной радуги, который материализуется в длинном слове "l'arcobaleno" (собственно "радуга"), растянутом на всю последнюю строку. В переводе этот эффект пришлось передать другим способом. Надеюсь, от опытного редакторского глаза он не укрылся…:)

Не укрылся, радуга, как правило, семицветная, но когда поэт в полном умилении от пейзанской зарисовки, то хочется гипербол.  Впрочем, она продолжает:

В процессе перевода пришлось чуть перекомпоновать основные образы стихотворения ради подготовки появления кульминационной радуги, а также ради фоники, которая у Пасколи играет чрезвычайно важную роль

Или, следуя теории видов, композицией можно пренебречь ради фоники.  А чем еще?
«спешат селяне к мессе умилённо»- можно смотреть умиленно, чувствовать умиление, но идти умиленно, это взору непостижимо. Значит можно пренебречь русским языком. Но аллитерации налицо.

А еще чем? А вот же –кульминацией!
Потому что нам кажется, что кульминация в другом месте, но из стишка это место исчезает.

Вот здесь : ed alla grande croce
tornano a bomba.


Откуда в этой идилии бомба?  А нет никакой бомбы, это идиома «возвращаться к прерванному разговору» в данном случае, когда толпа подходит к большому кресту, как бы резвяся и играя, она возвращается к слову божиему, для того процессия затеяна.  Т.е. переводчица идиому не узнала, а на подсказку читателя:

А скажите, пожалуйста, Татьяна, что означает bomba в конце второй строфы?
отвечает так:

Удивлена вопросу.  Вы не знаете, что это – часть идиомы и какой именно? Мне было показалось, что Вы здесь главный контролёр качества моих переводов с итальянского:) Стоцветная радуга Вас не устраивает, драматургия образов (поступательная, а не репризная), явившаяся следствием направленности формы к заключительной кульминации…

Это ж надо, какая эрудированная и умная дама. Такое завернуть! Но вроде она все-таки темнит, ибо дальше следует:

Если перевести вторую строфу дословно, можно получить результат едва ли не кощунственный...:)

Т.е.  если автор оригинала написал нечто кощунственное, то переводить это нельзя? Это уже отсылает к маршаковским традициям русского перевода. И Эткинд таких указаний не давал. Тем более, что ничего кощунственного Пасколи не сказал.  И переводчица спохватывается и начинает хамить критикану, как чуть хамит Эткинд критикам «поэтических» переводов в цитате выше. Вот, что она отвечает с явно женской логикой:

У Пасколи он как раз не кощунственный, он трогательно-наивный и детски-игровой. Но он может показаться кощунственным тем, кто, кое-как переведя стихотворение слово за словом, берётся судить о соответствии перевода оригиналу, не разбираясь в поэтических и языковых тонкостях.

И продолжает хамить, заливаясь хохотом:

Слабость моего перевода, видимо, состоит в его несоответствии Вашему подстрочнику?:))) , почитайте Эткинда:)

Вот оно, Эткинд дал индульгенцию графоманке. После чего нет желания приводить подстрочник, обхамят и не знающий итальянского так и не узнает, почему Пасколи классик итальянской литературы. Посему заметим только, что в первой строфе если туча уже шипит, то она же не гремит, а пылит, это плохая туча. Если в первой строфе запах самшита, то это плохой запах (кошачей мочи, как говорят знатоки), а в последней появляется аромат.  А вот во второй строфе голоса детей господних сливаются в одну ноту при подходе толпы к кресту. И совсем нет никакой «восставшей»  в пароксизме поэтического восторга стоцветной радуги,  нагнетающей  «кроткость и приветность»  буколики, которых уже несколько веков не пишут. Эткинд учил выделять один вид из стихотворения, но улучшать его, такого не было.

Однако,  Эткинд ответственен и за нижеследующее, написав книгу «Поэзия и Перевод»  с положениями там,   с которыми  никак нельзя согласиться по большей части.

Девушки-пряхи за прялки присели прилежно

Это из другого Пасколи ученой девицы , явной выпускницы Смольного).


Хотя за прялки садятся, а не присаживаются, присаживаются за кустиком, или на минутку, чтоб дальше бежать.  Не до пряжи. Но какая аллитерация!

И можно, если хочется, присев за столик и взяв перышко, украсить другой стишок Пасколи таким перлом, подзалетев :

Зацветает ломонос у дороги,
запах дрока духмяней и слаще;
залетали, позабывши тревоги,
птицы-ластовки в оливковой чаще.


Ластовка, она же ластовица:
Значение слова «ластовица» ( словарь Ефремова)
Ударение: ла́стовица
ж. Вставка в рукаве под мышкой в мужской верхней рубахе или в женском верхнем платье при особом покрое.


На возражения ученая дама капризно отвечает:

«те или иные ассоциации диктует нам наш языковый опыт, а он – штука эгоцентричная:) В данном случае ластовки – это ласточки. И точка:)»

К какому виду или подвиду поэтической фауны отнести подобную литературу?

Tags: Очерки о русской культуре, Эткинд, занимательная филология
Subscribe

  • Из Тимотеуша Карповича

    Расписание езды Расписали езду по коням и людям потом по коням и седлам потом по людям и шлемам потом по бабке крупу и по…

  • Р. Уилбер Веранда

    De la vaporisation et de la centralisation du Moi. Tout est l à. - Baudelaire Мы ели со склонами неба за нашими плечами…

  • Э. Хект Тарантул или танец смерти

    Во время чумы ушел в себя я. В доме было время дымовых завес Супротив инфекции. Ухмылялся мосол бытия, Как, не жалея словес, Добрый…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments