alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Category:

Почему плачет сапсан или Только хакеры

 разбираются в поэзии


Плачут вороны на деревьях, когда кропает строки эрудит,а не поэт.Переводная поэзия лишь особый жанр оригинальной». 

Аркадий Штейнберг

 

 Приходится продолжать печальную  повесть о творчестве классика русской поэзии, С.Александровском, и прежде всего потому,  что разговор о бездарном переводе из Киплинга, неожиданно вызвал  интерес к автору у  безвестного хакера, разославшего практически всем русским литераторам  предложение  обсудить и выдвинуть  на какую-нибудь премию уже оригинальное стихотворение  поэта. Нас, как  специалиста по творчеству классика, попросили прокомментировать это событие прежде, чем к нам обратится «Школа Злословия»,  спросив, стоит ли приглашать поэта на пристрастную беседу.  

Вот что пишет нам наша читательница, имеющая некоторое отношение к около литературным тусовкам, сама поэт и прозаик,  

 Приятельнице послала посмотреть -сказать, интересно стало - как человек "со стороны"  почует...А вот как:

 "Ну, что тебе сказать. Два вопроса: "о чем?" и "зачем?" Если о Бунине (как можно понять из эпиграфа и первой части стихотворения), то с какого боку английский альбатрос в конце? Если о себе - с какого боку Бунин? Если о России и революции, то почему черная месса "на тысячу безблагодатных лет"? И почему сапсан - русская птица?.. вот из всех этих "о чем?" и возникает "зачем?", неясен общий смысл, авторский замысел. Формально - вроде все ничего, да только писать 5-стопным ямбом, размером 19 века, в начале 21-го, уже как-то странновато... А больше и сказать особо нечего, потому как не о чем;))).

К*"

 Вот еще суждение, уже из открытой дискуссии, под опубликованным стихотворением,  весьма убедительное, как нам кажется:

 

Стихотворение “Сапсан”, наверное, понравилось бы мне лет 30-40 назад. Впоследствии стало понятно, что неясность не тождественна глубине; эрудиция не заменяет способности к суждениям; последовательное мышление во всем устанавливает иерархию (систему) и для отчетливости отбрасывает все, что считает случайным; обилие объектов, нюансов и точек зрения в тексте - свидетельство не широты взгляда, а неумения отбирать; когда в тексте написано обо всем, он не захватывает, а отталкивает; спонтанность бывает выразительной тогда, когда она в тексте редка и скрыта; выступающая наружу спонтанность (распространенный сейчас метод стихосложения) выглядит назойливо и слабоумно. Если из этих наблюдений смастерить критерии, то понятно, что сейчас текст мне не нравится. Он выглядит не заточенным, в нем не видно развития идеи, мешают детали, отвлекающие внимание, он похож на культурный тест “для своих”. В данном случае я не свой, а чужой.

 

Вот менее убедительное мнение, хотя недостатки метафизического характера подмечены точно, ибо  автор комментария почвенник и патриот, что извиняет пристрасность . Ибо только почвенник от сохи может понять дворянина монархиста.  Для комментатора  самое главное - не предавать родину эмиграцией. Это единственная его претензия к Бродскому, судя по иным высказываниям. Не ясно только почему при стольких недостатках оценка – талантливо? И в чем заключается мастерство образной эклектики, свойственное постмодерну, хотя сам стишок написан не постмодерново.  Вероятно, это тонкий сарказм  по отношению к другу –поэту и единомышленнику.

 Сергей, здравствуйте!
Написано мастеровито. Талантливо. Множество замечательных слов уже сказано в Ваш адрес. Почти все справедливы.
Поэтому напишу о своем - о том, что цепляет. О разномыслии как диссонансе при восприятии данных стихов. Попробую прочесть стихи буквально (зная, что Данте предлагал читать стихи по четырем смыслам).

Вот смотрите – «Не бог, не царь»… Формула с участием пускай лирического героя – известна. Но Бог убийство – даже птицы - не совершает. Если это не языческий бог.  Рок и лики дедовской божницы – понятия, КМК, трудно совместимые в одном контексте.  Образ Зверя / Врага (кстати, оба слова с заглавной буквы, а бог – с маленькой, это ведь не духовные предпочтения лирического героя этих стихов?) – расплывчат.

Извечный враг поэтов и поместий,
Он звал меньших собратий без числа
В ковчег под предводительством осла,
В глухое братство бессловесных бестий.

Меньшие собратья старшего Зверя? Допустим. Но почему – ковчег, символ или Завета или Ноя. Т.е. спасения – и физического, и метафизического. О ковчеге дьявола и зверя – не слыхал ничего. «Бестии». О каком бестиарии под предводительством осла идёт речь? О дьявольском?

Объединять в один ряд «поэтов и поместья» - задача, на мой вкус, несколько мещанская. Уж простите великодушно. Тем паче – применительно к Бунину. Если бы он рассуждал о «тихом царстве милых сердцу благ», он бы вслед за Ал. Толстым вернулся в Россию (пусть и советскую).

Много лишних (т.е. малозначащих) прилагательных. Особенно в начале и в конце стихов. Как эпитеты - их легко поменять, обновить. Мне кажется, Вы об этом и сами знаете. Вот смотрите:

Убийство птицы — «грозная» примета.
Его свершил «зловещею» порой
Не бог, не царь — лирический герой
«Великого» «российского» поэта.

Зверь одолел. Ему гремит осанна.
«Смиренный» крест в чужую землю врос...
Ты мстителен, английский альбатрос —
Но милостивей «русского» сапсана.

Кстати, как я понял, поэт и сапсан Вами объединяются, как два начала одного явления. Вот и эпитет «седой» от птицы перекочевывает к поэту.
Но Бунин при всём при том здесь – «российский» поэт (хоть и был не россиянцем, а русским), а сапсан – «русский».

И вот что еще режет слух.

– «Ты мстителен, английский альбатрос -
Но милостивей русского сапсана».

Бунин, насколько известно, все годы изгнания, эмиграции провел во Франции. Откуда здесь «английский альбатрос»?

Добавлю от себя!
Вот какой птичий образ, применимый к Бунину, любезнее моему сердцу. В свою книжку «О Чехове» Бунин включил одно из писем А.П.: «Холодно чертовски, а ведь бедные птицы уже летят в Россию! Их гонят тоска по родине и любовь к отечеству; если бы поэты знали, сколько миллионов птиц делается жертвою тоски и любви к родным местам, сколько их мерзнет на пути, сколько мук они претерпевают в марте и в начале апреля, прибыв на родину, то давно бы воспели их… Войдите вы в положение коростеля, который всю дорогу не летит, а идет пешком, или дикого гуся, отдающегося живьем в руки человека, чтобы только не замерзнуть… Тяжело жить на этом свете!»

Видите – тяжело жить на этом свете, а не только в России. Хотя «окаянные дни» как «окаянный плод» - принимаю этот образ.

Дружески,
Иван

P.S. Мне подумалось, в этих стихах - приметы Вашей переводческой деятельности. Когда работаешь, заранее владея ритмическим рисунком, рифмологионом, а авторская эмоциональность вызывается к письменному столу по мере надобности.  Этот не укор – это простое наблюдение.

 По крайней мере,  поэты дружат. Однако, то что оригинальные стихи связаны с переводческой деятельностью, это верно.  Пишет то один человек. Хотя совсем не обязательно, чтобы переводчик был поэтом уровня Жуковского или оригинальным поэтом вообще. Скорее наоборот. Но хорошо уже, что поэт Котельников   прощает Бунина, не прощая Бродского, и относится без симпатии к писателю Толстому, на родину вернувшемуся  не за пресловутой духовностью.   Толстому, которому Мандельштам дал пощечину, за то, что тот оскорбил  женщину.  Впрочем, Толстой и Пушкина оскорбил.. Ох, уже эти Толстые!

 

 

Итак,  эпиграф к стихотворению взят из Бунина и, вольно или невольно, нам предлагают сравнить два стихотворения, Это  филологические стихи т.с. Разговор поэтов, включающий игру интертекста. Либо один поэт согласен с другим, либо спорит, либо пародирует, стилизуя концептуально. Бунинское стихотворение сделано мастерски и мысль там ясна. Достаточно, впрочем, привести начало и конец, поскольку остальное это чистая музыка, готовящая финальное откровение.

 

В полях, далеко от усадьбы,
Зимует просяной омет.
Там табунятся волчьи свадьбы,
Там клочья шерсти и помет.
Воловьи ребра у дороги
Торчат в снегу — и спал на них
Сапсан, стервятник космоногий,
Готовый взвиться каждый миг.
........... 
 
Как воплотившаяся сила
Той Воли, что в полночный час
Нас страхом всех соединила —
И сделала врагами нас.

 

После введения сказано кратко и зрительно – на ребрах спал Сапсан. Остальной текст –это описание призрака, преследующего лирического героя Бунина. Тут, скорее всего, можно вспомнить «Ворона» По.  В конце  выясняется, что именно символизирует Сапсан.  Воля –это одно из имен Бога.  Имя  «невнятному  уму». Единственное, что, возможно,   отсылает к собственно русской истории, это русская Воля ( беспредел т.е) отличная от европейской свободы. Но в английском нпр. Воля переводится не как freedom , a как Will – желание.. Мир, как продукт наших желаний  и стихов. Хотя Шопэнгауэр в данном случае о стихах ничего не говорил.  Это если бы кто захотел перевести Бунина на английский.  И если Сапсан это символ, образ страха ( как пишут в нынешних симулякрах – экзистенциального страха)  то лир. герой убивает его в себе и тогда враги становятся друзьями, как почвенник, патриот и сильный поэт Котельников и монархист графоман Александровский. Оба утверждают, что в Б-га верят. Но, скорее всего,  Бунин мыслил мировыми категориями, ибо был образован  не меньше эрудита Александровского, хотя Далем пользовался редко. Интересно, что Б. Слуцкий однажды тоже заинтересовался Бунинским Сапсаном и подтвердил нашу догадку, что стихотворение не основано на русской истории ( или не только на русской истории):

 

СОПОСТАВЛЯЯ ДАТЫ

9 января 1905 года
Бунин написал стихотворение "Сапсан",
где, между прочим, были строки:
"Я застрелил его, а это
грозит бедой..."
Интересно, где был Бунин
9 января 1905 года?
В Петербурге?
Знал ли он, кого в тот день
застрелили в Петербурге?
И кому бедой грозило?

10 января 1905 года
Бунин написал "Русскую весну".
Она кончалась словами:
"В поле тепло и дремотно,
А в сердце счастливая лень.
Интересно, 10 января 1905 года
знал ли Бунин
о 9 января 1905 года?

Опасно ставить пометы с датами
под стихотворениями:
могут вчитаться через столетие.

 
 

Вчитаемся в другого Сапсана, прямо сейчас.

 

Седой сапсан слетел к воловьим ребрам
И задремал на остове вола.
Но ахнул гром ружейного ствола
И эхо простенало о недобром.

 

 

Это тоже вводный зрительный образ,  но менее энергичный и поэтичный. У Бунина - спал, готовый взлететь, здесь слетел и задремал.  У Бунина хищник, «санитар леса». У Александровского одряхлевшая птичка, которую жалко. И что значит слетел ?  Если уж слетел, то откуда ?   С веточки, с перчатки  русского витязя или со стены , как Шалтай –Болтай?  Эхо обычно повторяет звук его вызвавший, если ахнул гром, то эхо должно тоже ахнуть с обертонами, а не простенать. Аханье – звук краткий , простенание – процесс долгий .   Упреждая оправдания архаиста, возразим редактору,  подчеркнувшего красным это слово  -  ( Нестор Кукольник - 1852 –Драма. ...Дай мнъ послъднимъ стономъ простенать.).  Бунин мог писать и языком Кукольника, великий поэт же! Но это придирки, понятно же,  что сравниваются поэт и графоман. Надо быть снисходительным и пожалеть, завидуя славе и умению версифицировать.  Тем более, что одна из поклонниц поэта, тоже эрудитка,   отмечает: «А всякая клевета, по меткому замечанию одного наблюдательного человека, представляет собой личное признание либо в злобности, либо в слабоумии». Это чтобы не пеняли нам на слабоумие, а на злобность... пожалуйста, сапсан тоже не  гуманист.

 

 

Убийство птицы — грозная примета.
Его свершил зловещею порой
Не бог, не царь — лирический герой
Великого российского поэта.

Это каламбур, но дурацкий.  В подлиннике – не бог, не царь и не герой,  а пролетарии всех стран, которые допьются до освобождения рукой . Тогда лирический герой великого российского поэта тоже пролетарий...Интересно где? Неужели в "Окоянных днях" ?   Можно поспорить великий ли поэт Бунин, в ряду поэтов Серебряного Века или просто настоящий и профессиональный, но это вопрос сложный, да и Катаев его высоко ценил.  Но Катаев дело известное , ему доверять нельзя.  Это безумная строфа.


Безжалостны погубленные птицы,
Пернатым покровительствует Рок...
Ужель не вспомнил ты, взведя курок,
О скорбных ликах дедовской божницы?

 

То,  что  пернатым  Рок покровительствует, это открытие в орнитологии, но может в виду имелась птица Рокк.   К тому же,   Рок, это греческая Воля, к русским делам , отношения не имеющая. Профессиональные верующие наверняка подскажут, что дедовские иконы понятием Рок не оперируют. Это или ересь,  или богохульство. С другой стороны, это еще одна реминисценция,  «сделаем "мысленное замечание" самому Лермонтову (!). Только не ужасайтесь, пожалуйста... :-)»( СА,  искаженное), потому что теперь Сапсан – это Пушкин ( «На что ты руку поднимал»). И по замыслу поэтов Бунина и Александровского они его убивают, ахнув громом ствола, чтобы призрак поэта бродил по Европе, пугая русских туристов, путешествующих  по мировой литературе...  Очень сложное стихотворение, этот Сапсан....

 


...Раздроблены цветные стекла окон,
Распилены стволы столетних лип,
Изрублен шкап, сожжен дагерротип,
Растоптан медальон, растерзан локон.

О медальонах, локонах и шкапах,
О тихом царстве милых сердцу благ —

Забудь!.. Во мраке твой косматый Враг
Восстал и зашагал на задних лапах.


Цветные стекла –это готика,  витражи,  на языке образов, средневековая Европа.

По поводу ударения с архаистом -новатором ( см Тынянова, где он противопоставляет эти два стиля)  спорить невозможно , хотя ударение явно сползло. (шкап, -а, предл. в (на) шкапу, мн. -ы, -ов (устар. и прост. к шкаф) Впрочем, может быть, автор имел в виду шкапу, т.е. клячу, вернее, кляч, перейдя вдруг на областное наречие, но тогда непонятно, почему он ставит их в один ряд с локонами. Учитывая обычную лексическую смесь архаических лаптей с яичницей, ожидать можно все. Интересно здесь другое, против чего восстал косматый Враг, сошедший с геральдики или с египетских фресок?  И то,  что в качестве дорогих сердцу реликвий в один ряд поставлены медальоны, локоны и шкапы – все блага в представлении лирического героя, ибо если первое перечисление еще возможно  в качестве милых ценностей, то во втором  шкапы  уже настойчиво обращают на себя внимание, ибо там хранился белый фрак  нашего монархиста. ( см его гражданские стихи, обсуждаемые  в нашем фельетоне «Вышли мы все из Шанели») Но здесь, как и Бунинский герой, лирический герой Александровского понимает, что русский бунт  опасен для всей цивилизации, что и случилось,  когда призрак сапсана зашагал по Европе,  потеряв свой птичий лик египетского бога, а  заодно потеряв перья. Нельзя  же сказать косматый сапсан.  Или описывается призрак другого хищника. О сапсане забыли. Или сюжет развивается и, согласно Бунину, косматый Враг мстит за убитую птичку. Зверье  объединилось,  мстя за убитого Пушкина по воле Рока.

 

И близился, гася громадным телом
Созвездия беспомощных небес.
Он шел в ночи. Он шел наперерез
Всему, чем был ты жив на свете белом.

 

Здесь интересная метафора, мы уже знаем, что лир. герой Александровского жив медальонами, локонами и шкапами , значит они и шли перпендикулярно  косматому Врагу в буденовке.  Или лир. герой живет какой-то иной движимостью, а не шкапами поместий, т.е . недвижимостью.

Извечный враг поэтов и поместий,
Он звал меньших собратий без числа
В ковчег под предводительством осла,
В глухое братство бессловесных бестий.

Эта строфа,  как и отмечалась в обсуждении поэтов в месте,  где был опубликован сей опус (http://www.poezia.ru/article.php?sid=68830),  сама по себе заслуживает  отдельного обсуждения. Было отмечено, что объединять поэтов и поместья не следовало  бы  даже в обличительном раже. У Пушкина поместье было, у предков Александровского тоже, а вот было ли у Гомера,  мы не знаем, так что извечность тут сомнительна.  Может быть,  следовало «звать с числом». Нпр. 666 или 999 как принято у Врага, но если «звать под предводительством», то все позволено.   Оправдываясь,  поэт сослался на еще одно стихотворение, которое он процитировал. 

 

 

«Ковчег под предводительством осла —
Вот мир людей. Живите во Вселенной.
Земля — вертеп обмана, лжи и зла.
Живите красотою неизменной.
 

 

Однако, оправдание не принимается, в «подлиннике» Бунина речь Джордано Бруно взята в кавычки, поэт  еретика осуждает, ибо неся миру знания, ученый поколебал основы мироздания. Посему сопоставление косматого Врага, восставшего народа, и ученого- героя, по меньшей мере, глупо.  Получается, что восставшее космозверье всю космогонию поставила с ног на голову, и только поэт пытается вернуть мир в мрачное средневековье, ради локонов и шкапа  с барахлом. Трудно предположить, что аристократ Александровский против прогресса, напротив, однажды он предлагал выдавать школьникам буквари только по спискам, проверив генетику и социальное происхождение детей. Да и сам полон знаниями до такой степени, что космы дыбом поднимаются. Его утверждение, что бить женщин - в порядке вещей, мы обсуждать не будем, из уважения к той, кому Сапсан посвящен, но женщину пожалеем.


И распухала дьявольская завязь,
И вызревала в окаянный плод;
И ликовал неумолимый сброд,
В грядущее восторженно уставясь.

 

Здесь нас опять возвращают  к Бунину ( Окаянные дни),  чтобы не забыли  куда уставились два поэта.  Бунин, вероятно,  предвидя пришествие грядущего Александровского. Некоторое косноязычие выражения – сброд уставился в грядущее -  было отмечено при обсуждении, но зря, именно так сброд и должен выражаться, как же еще? 

 


А обреченный уповал на жалость,
А сонный мир глядел издалека...
И возносилась тяжкая рука,
И лезвеё со свистом низвергалось.

Или другими словами, мир никак не отреагировал на беспредел в революционной России и жалостные крики аристократии и интеллигенции. Это уже унижение гордого Сапсана. Но, насколько помнится, Антанта все -таки пыталась пожалеть. Иностранная военная интервенция в России (1918—1921) — военное вмешательство стран Антанты и Четверного союза в Гражданскую войну в России (1917—1922).

Осталось конструктивно обсуждать правомерность  архаизма «лезвеё». Хотя  Сапсана поэты убивали из ружья, «ахнув громом». Но здесь, как и в своих переводах, поэт к середине забывает, что сказал в начале. Да и сам он всегда жалеет своих критиков.

 

 

И зарыдала над землею вьюга,
И хохот сытый к небу полетел:
Зверям хватало человечьих тел,
И не спешили звери жрать друг друга.

«Хохот сытый»  это замечательно,  сразу возникает образ хохота голодного, когда все в Империи было ладно,  и звери накормлены,  и вьюга не рыдала. И бесы не вились. До Апокалипсиса.  Отсылка к Говорухину и Бибигону Михалкова.  По крайней мере, поэт вспомнил о птичке, и пернатые в стишке опять появились.


И водворилось царство черной мессы
На тысячу безблагодатных лет.
И за море бежал седой поэт,
А по пятам преследовали бесы.

 

Эта строфа повергает читателя в полную растерянность.  Был ли сед великий поэт ,когда бежал за море?  И что это за поэт седовласый? Преследовали ли его бесы, помимо Александровского?  Поклоняемся ли мы диаволу и сегодня?

Чёрная ме́сса — приписываемый христианской традицией дьяволопоклонникам религиозный обряд, пародия на христианское богослужение, в первую очередь, профанация святого причастия. В Средние века отправление чёрной мессы было стандартным обвинением официальной церкви на судебных процессах против еретических сект (например, катаров), ведьм и колдунов, а также неугодных организаций (таких как орден тамплиеров). Описание обрядов сильно расходится в разных источниках, но часто включает сексуальные практики..Понятие «чёрная месса» возникло в конце X века.

По крайней мере, выясняется, что к «Окаянным дням» Бунина Сапсан Александровского отношения не имеет. И речь идет о  периоде тысячелетнем, с сексуальными практиками  русского православия. Это, вероятно, антиклерикальный посыл, с намеком на РПЦ.  Как и Бунин в подлиннике, поэт протестует против Зла мирового, что переводит стихотворение в раздел гражданской лирики  для русских интеллигентов.


Зверь одолел. Ему гремит осанна.
Смиренный крест в чужую землю врос...
Ты мстителен, английский альбатр
ос —
Но милостивей русского сапсана.

 

Наибольший протест сочувствующих поэту критиков вызвал английский альбатрос. Ибо явно ни к селу, ни к городу, ни к миру. Но в чем заключается месть альбатроса к седовласому моряку, человеку с ружьем ? Что крест поставил?

 

Удивляет не этот  безобразный текст.  Удивляют осанны, гремящие в обсуждении текста. Эхо простенавшее  в ответ на призыв хакера.  А ведь это не рядовой читатель, некоторые из них вполне профессиональные поэты, как Маркин или Котельников. (профессиональность мы определяем не по количеству напечатанных книг и не по ссылкам на сомнительные авторитеты в области жанра переводного, хотя некоторые из них безусловно авторитетны в иных областях, нежели поэзия.

 

Е. В. Витковский
М. Л. Гаспаров
А. М Гладкова
В. Б. Микушевич
Б. Н. Пастернак (председатель)
А. М. Ревич
Е. М. Солонович
)

 

Из списка авторитетов, одобривших творчество Александровского,  претензии хотелось бы предъявить к Пастернаку, ну хорошо, он ошибся один раз,  передавая лиру Вознесенскому, но читал ли он Александровского, когда тот оттирал Андрюшу из Переделкина?   Хотя  бы переводы его?  Впрочем, возможно , это однофамилец . Можно было бы отдельно обсудить переводческие авторитеты из списка,  представленного подсудимым, но нпр. Микушевич  перевел сонеты Шекспира значительно хуже, чем никому не известный Илиодор Иванов.

 

«Мощное получилось стихотворение. И глубокое. Слог замечательный»

 

«Проникновенное стихотворение. Мощное. Заинтересовался его началом (как противник стрельбы охотников по беззащитным), но не предугадал его дальнейшего развития. Тем большее удовольствие оно доставило своим содержанием и исполнением»

 

«прочел роскошное стихотворение, для чего снял с полки книжку Александровского и заодно перечел и ее»

 

«Хорошее стихотворение, Серёжа. И как хорошо, что некие добрые люди (c) его, как нынче говорят, "пропиарили" (хотя, очевидно, и не имели при этом добрых намерений)»

 

«А мне всё стихотворение очень понравилось. И хотела бы придраться :), да не к чему!»

 

«хороший стих, хотя периодически проскакивающая лексика (да и дух) времен Пушкина, как-то настораживает»

 

«Очень сильное стихотворение. Спасибо.»

 

«Сергей, по силе воздействия (на меня) "Сапсан" уступает Вашим же "Двенадцати».

 

А ведь в « Двенадцать», в поэме вышедшей из под того же пера,  разговор с Блоком  получился ничуть не хуже, чем с Буниным,  это правда.

 

Вообще,  сейчас многие великие русские поэты, включая  малое и дальнее зарубежье,  тоже беседуют с великими поэтами, даже с Данте или Мандельштамом. К сожалению, на том же уровне, что и эта беседа  с Буниным.



"[Бунин говорил]

- Пишут, пишут братья-писатели, а сколько вещей они не знают...

- ?

- Ничего не знают о тучах, о деревьях,  да и о людях... Не ведают самых элементарных законов физики, не знаю анатомии, свойств человеческого тела.

Разговор этот происходил у стоянки автобуса. Мы отправлялись в Ниццу....

- Да, необходимо "на зубок" знать, о чем пишешь."

 

(Из воспоминаний Александра Бахраха)



см продолжение.

 

Subscribe

  • Ч. Милош Исход

    Когда покидали мы град горящий по главной дороге, Полной вспять обращённых пламенных взглядов, Я сказал: «Пусть в огне замолчат орущие…

  • Из Тимотеуша Карповича

    Расписание езды Расписали езду по коням и людям потом по коням и седлам потом по людям и шлемам потом по бабке крупу и по…

  • Р. Уилбер Веранда

    De la vaporisation et de la centralisation du Moi. Tout est l à. - Baudelaire Мы ели со склонами неба за нашими плечами…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments

  • Ч. Милош Исход

    Когда покидали мы град горящий по главной дороге, Полной вспять обращённых пламенных взглядов, Я сказал: «Пусть в огне замолчат орущие…

  • Из Тимотеуша Карповича

    Расписание езды Расписали езду по коням и людям потом по коням и седлам потом по людям и шлемам потом по бабке крупу и по…

  • Р. Уилбер Веранда

    De la vaporisation et de la centralisation du Moi. Tout est l à. - Baudelaire Мы ели со склонами неба за нашими плечами…