alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

Английские метафизики и русские проблемы.

Английские поэты -метафизики еще практически не известны русскому читателю. Джон Донн, Эндрю Марвелл, Джордж Херберт, Ричард Крошоу – это имена из «списка книг И. Бродского», рекомендованного им к прочтению американским студентам, у которых есть шанс познакомиться с ними в оригинале и окультурится, но русский читатель может судить о них лишь по стихам того же Бродского. Или по существующим переводам, как сам Бродский, перелистывая кошмарную книгу издания 1937 года «Антология новой (!) английской поэзии».
Из аннотации к переизданию 2002 г. Захаров :     «....представленной лучшими русскими поэтами и переводчиками, многие десятилетия была в СССР желанным, но труднодостижимым подарком для нескольких поколений культурных людей».  Самый старый "новый поэт" там Браунинг.  Попробуем и мы посмотреть на последнее поколение культурных людей и приобщиться к метафизике.

Творчество Трэхерна (1636 -, 1674), действительно крайне интересно прежде всего потому,  что становится понятным откуда появился  Д.М Хопкинс ( 1844-1889) и eще потому что с середины 17  века по  середину 19 века мироощущение эпохи Возрождения еще существовало.  Хотя Хопкинса по- русски можно порекомендовать только в переводах Симанкова, но ни в коем случае не в тех, что принадлежат перу Гутиной, Пробштейна или Вотрина.

«Трэхэрн был одним из поэтов метафизической школы и, вероятно, самый праздничный из всех них. Были отмечены его связи с неоплатонизмом и Кембриджскими   платониками, но  в его стихах   можно  обнаружить и знакомство с трудами  Аристотеля и  Отцов Церкви , когда речь заходит о  концепции Человека… В его сочинениях присутствует пламенная, почти детская любовь к Богу, что отличает и  Джеральда Мэнли Хопкинса».
http://www.bartleby.com/236/43.html

Не хотелось бы разбивать это стихотворение на строфы, даже в виде подстрочника, но иначе трудно комментировать. 

Видение
Полет –только подготовка. Видение (куда следует лететь)
Глубоко и Бесконечно.
О горе мне! Все там Величие, Любовь, Свет, Радостная Красота и Разнообразие.
Все это украшает Место Обитания Бога.
Это все, что доступно глазу,
Даже Труды (наши) видны в Небесном Свете
И Заботы, и Грехи, и Горести там Чисты.

Прежде всего, обращает на себя внимание горестное восклицание автора - Ah me! (Горе мне!). Начиная описывать невозможность получения Благодати, или трудясь, дабы ее получить, автор сразу же заявляет, что он еще тому не сподобился, он только готовится к полету, как позже опишет тот же Путь Р. Бах в «Чайке Лингвинстон».  И с помощью слов самых непритязательных, ибо неописуемо, Трэхерн переходит к описанию Мира откуда Благодать исходит. Существенно здесь   то, что в число человеческих  горестей и грехов  включены Труды  наши. Это зарождение протестантской этики труда. Потом Киплинг, описывая труд, скажет, что в Империи трудятся все, от Королевы до солдата.

Орден  Красоты ( по аналогии с монашеским орденом) тождественен Красоте
( или божественный порядок , гармония составляющая Красоту)
Это закон Блаженства
Жизнь есть Форма и Причина Наслаждения
И если мы не понимаем (этого)
Десть Тысяч множеств бесплодного, поставленного в тупик Сокровища
Только удручат Мир.
Даже если мы сподобимся Благодати, мы не поймем,
Будучи слепцами, что есть Причина Блага.

Тем не менее, кое-что о Благодати автор знает. Он знает закон.  В Благодати способы существования понятий тождественны им самим. Никто уже не спорит о форме и содержании.  Причинно-следственных связей не существует, ибо причина Блага совпадает со следствием его.  Упомянутые множества - это служители Благодати, возможно, сонмы ангелов, позже к ним присоединится и Зло.

Сначала узри, что Мир, он твой. Приметь хорошенько где ты обитаешь,
Увидь всю Красоту Великолепного Деяния (Творения)
Подними свои довольные и восторженные очи,
Восхитись славой и величием дома Небесного,
Со всем его Благословенным Благом.
Хорошо видимый пейзаж (Вселенной) приготовит твой Дух,
Ибо первый взгляд делает лишними другие.


Сам виждущий  тоже тождественен Видимому, если не слепец и владеет Миром не в меньшей степени, чем его Творец. Это мировоззрение Возрождения, торжество рождающегося понятия личности. Здесь возможна только гармония тавтологии, Благо само по себе Благословенно. Истина познается Откровением или в стихах, как этот.

Человеческие скорби предстанут не более, чем пятнами на твоей Благодати
И ты во мгновение насладишься сим:
Труды (гильдии) приукрасят и украсят Землю,
Не обращай внимание на беды и это сделает тебя веселым ( умным, чистым итп)
Разве горе людей не служило поводом Демократу говорить о радости,
Их (людей) недостатки направят тебя на праведный Путь.
Все будет твое. Ибо они сообща
Наполнят тебя и возвысят Славу твою, как личности.

Поэт опять выделяет Труд, как главное украшение Земли, непременное условие Благодати, буде то любой труд или труд духовный, труд прозрения. И уверено примиряет горе и радость, отсылая к Демокриту, он здесь диалектик, но синтез у него совершается по закону, Демокриту не известному.

Видеть Прекрасный источник и Завершение  ( всего, Творения во всей полноте )
Видеть, что все (божие) Творения озабочены твоим Успехом,
И так ласково спускаются к тебе, что бы был ты безмятежен, Видеть их в блеске
Пользы, Достоинства, Служения, и даже Враги среди прочих   служат тебе,
Видеть всех их сразу и вместе в Тебе,
Значит видеть само Счастье.

Поэт совершенствуется в умении летать и десять тысяч множеств им довольны.  Главной добродетелью названо Служение, т.е .опять же труд, отождествленный с достоинством.  Причина и следствие долгого Творения находятся в поле обозрения, что возможно только с очень далекой точки обозрения или в других категориях времени.  Здесь тождественность человека и Бога доведена до предела, дьявол побежден и включен в число слуг, дабы разделить всеобщее Счастье.

От Человека к Человеку – видеть Все – в одном
Это значит видеть Царя Царей
Только раз и в его двоичности, видеть его бесконечные сокровища (вселенную т.е)
Это значит присвоить их, тогда и я сам становлюсь Целью
 и смыслом его Трудов! (ради этого создавался мир) Это жизнь, наполненная удовольствиями!
Видеть себя Его другом!
Того, кто сам нашел все сущее соединенное в Нем одном,
То, кто видит и наслаждается святостью Единичного.

И тут самое интересное, двоичность Царя Царей, это вместо троичности. Не троичность тождественная единичному, а двоичность.  В нашу задачу не входит обсуждение теологических   разногласий средневековых схоластов, или влияние двоичной логики на н/т прогресс, посему можно отослать нпр. к работам Лосского или Гуревича.
http://www.vehi.net/vlossky/03.html
http://justlife.narod.ru/gurevich/gurevich17.htm

Но нас интересует, как прочел английского поэта русский поэт и получил ли он Благодать.  И почему русское общество никак ее получить не может, ибо состоит из подобных поэтов и их наивных читателей, несмотря на возрождение Православия.
Итак, переложение самого праздничного поэта-метафизика. Мы исходим из того, что поэт знает английский язык и понимает, за что он взялся. Понятно также, что кое-что менее существенное выбросить надо, чтобы влезло в размер. Посмотрим, как думает переводчик, впечатливши праздничным оригиналом.

Вот что он говорит:

Вообще-то лучшие наши переводчики всегда переводили не текст, а именно контекст, чему и многие из нас, грешных, стараются следовать. Текст переводят только буквалисты, которые всерьез считают, что содержание поэзии исчерпывается подстрочниками. Потому-то у них не переводы, а горе.

Возникает вопрос, сколько ипостасей имеет контекст.  И, конечно, содержание поэзии (что бы это ни было) не исчерпывает поэзии.

Переводчик Трэхерна, комментируя безграмотный перевод коллеги из Фроста, где тот оправдывает свою безграмотность прецедентом из другого литератора, В. Бетаки, говорит:

«Сумароков сказал:

Что очень хорошо на языке французском,
То может в точности быть скаредно на русском.
Не мни, переводя, что склад в творце готов;
Творец дарует мысль, но не дарует слов.

Дословные переводы - самые неточные. :)»


Поглядим насколько точен перевод вольный, переложение видения человека высоко-духовного видением человека современного.
Причем заметим, что сам Ю. Лукач должен понимать, о чем сказано в стихотворении
Ибо заметил в одной из дискуссий:

Давайте представим себе, что нечто подобное произошло бы сегодня на территории бывшего совка, где традиционно вместо цемента кладут песок, чтобы украсть побольше. Если у нас на ровном месте возможен Чернобыль, то что осталось бы от того региона, где случилась бы подобная катастрофа? Прах и пепел.  И был бы повод эсхатологам всех конфессий и мастей возопить: Бог покарал Россию (Украину, Казахастан, ...). А дело было бы всего лишь в технологической отсталости и вековой привычке к халтуре.
Или, другими словами, должен был сообразить, что технологической продвинутости и вековой привычке честно трудиться потомки Трэхэрна обязаны прежде всего протестантской этике труда и поэзии метафизиков в первую очередь, тогда задача ознакомления ленивых и вороватых соотечественников с трудами английских метафизиков превращается в задачу эпохальную и провиденциальную.
И переводчик свою миссию осла просвещения выполняет всеми копытами, которыми пишет переложение,

Полет - лишь Предпосылка. Сей простор
Пронзает только Взор;
Любовь и Свет найдет он, в небе рыща,
Красу и Радость Бытия,
Все, чем Господне славится Жилище,
Смогу постигнуть я.
Небесный Свет ласкает Вся и Всех,
Сияют в нем и Боль, и Грех


Что здесь простор, полет или предпосылка, неясно, но если его пронзает только взор, то летать не стоит, надо лечь на русскую печь и пялиться в небеса, или рыскать (!) взором, аки тать в поисках Света и Любви, вооружившись топором. Автор, уже обласканный Небесным Светом, совершенно уверен, что в состоянии постигнуть славу дома Господня, причем без особого труда, поскольку в поисках переводческого компромисса он сразу выбрасывает труды наши, сводя на нет все результаты деятелей Возрождения, до сих пор неизвестные в Отечестве, как он сам и отметил.

Порядок - это Красота Красот,
В том Счастия Оплот,
Его Закон, и Форма, и Причина;
Пока ты не постиг сего,
Твоих Сокровищ полные корзины -
Пустое баловство.
Слепец за Благодатью не узрит
Причины, что Ее творит.


Переводчик переводит духовное в потребительское и легкомысленное – «корзины сокровищ, баловство». Блаженство в   Счастье (в пошловатой лампадной форме Счастие) .  Интонации сомнения заменяются уверенностью. Тропы оригинала безжалостно изымаются из переложения.  Сквозной образ, основанный на категориях схоластики (тождественность), образная логика и логика мышления человека средневекового исчезают, ибо мышление человека средневекового современному баловнику не доступно. То, что Сокровище Единственное – это тот, кто посылает Благодать, переводчик не понимает, запихивая Причину в потребительскую корзину.

Ты первым делом Мир над головой
Прими в Душе, как свой;
И восхитись Небесной Красотою,
Восторженно подъяв Глаза,
Объемля все, что Волею Святою
Дарует Бирюза.
Настроится твой Дух на верный лад:
Важнее прочих Первый взгляд.


Если Поэт утверждает, что Мир, это место, где ты обитаешь, Небеса включительно, то переводчик, блудливо рыская взором, подъяв глаза, предлагает ограничить его тем, что над головой. Ибо именно так у Трахерна описывается полнота существования, целостность человека средневекового. Если начал про взоры, то глаза уже – скупая проза, надо бы очи архаические...Бирюза, это еще то, что можно положить в корзину Счастия, в качестве дешевой побрякушки.

Людские Беды - Счастья жалкий фон
Для тех, кто Озарен;
Невежды, от кого Краса сокрыта,
Проводят век в Трудах Благих;
Ты Истину, подобно Демокриту,
Найди в Ошибках их.
Все здесь твое - стремится эта Рать
Тебе Осанну восклицать.


В этой потрясающей строфе нет ни одного верного слова, кроме слова «людские», но автор упорно твердит, что трудятся только невежды, а красота открыта только бездельникам. Вспоминается Бернс Маршака.  Заодно оболган Демокрит, ничего подобного не делавший.  Последние две строчки прилеплены слюной, вероятно, потому что смысла не имеют совсем.

Узри, что от Истока до Конца
Из Божьего Ларца
Все Существа тебе даруют Злато;
Что Мира этого уклад -
Прислужник твой, и даже Супостаты
Тебе принадлежат;
Они в Тебе, твои Опекуны,
И купно соединены.


И апофеоз поэзии поэта -дегенерата, мечта идиота – злато из божьего ларца, а тут надо бы вспомнить «двоих из ларца» с дубинками...
И так далее.  Набор безумных слов, записанных в столбик и подписанный именем поэта-метафизика.  Но причины технологической отсталости и вековой халтуры постепенно выясняются, как и причины всех прочих бед несчастной страны, имеющей таких поэтов. А ведь бывали времена, когда русский умелец мог блоху подковать. Хотя пользы с этого никакой, чистое служение искусству.

Tags: Киплинг, Метафизика, графоманы, занимательная филология
Subscribe

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею 2.24

    О эта страсть из ослабевшей глины, нова всегда! Но и в начале, с нею тогда не совладал ни один. Все ж у счастливых заливов возводили мы города и…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею 2. 23

    Позови меня в час еще предстоящий, не наш, и не пускают упорно куда: это как взгляд на лице пса, молящий, но пес, тот, колеблясь, уходит всегда,…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею 2. 22

    О, несмотря на судьбу: великолепие изобилия бдением нашего бытия в парках бьет чрез край стократ - или как у людей из камня рядом с завершением под…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment