alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

У. Оден Благодарение среде обитания

III. Пещера становления

...........................................(Памяти Луиса Макниса)

Для этого и для всех подобных отгороженных мест
архетип Кузницы Велунда, antre
более интимна, чем даже спальня, ибо там ни любовники,
ни горничные нежелательны, но в ней нет
секретов спальни: из портативной Оливетти,
словарей (из самых
лучших в продаже), из груд бумаг очевидно,
что должно происходить. Лишенное
цветов и семейных альбомов, все подчиняется здесь
функции, выведенной, чтобы
лишить мужества видения наяву – следовательно, окна отвращены от благовидных
videnda, но допуская , что освещенное
могла бы исправить стража и обострить слух, добравшись
по наружной лестнице, домашние шумы и запахи, огромная подоплека земного
существования перекрыта. Молчание здесь
превращено в объекты.
Хотелось бы, Луис, показать их тебе,
когда ты был еще доступен,
и дом, и сад; любитель женщин и Донегола,
из твоей перспективы ты мог бы заметить,
то, что я просмотрел, и в свою очередь, проявить научный интерес
к фактам, поведанным мною (например,
в четырех милях к нашему востоку у деревянного частокола остановилась Бавария
Каролингов, за ней
неизвестные кочевники). Друзьями стали мы по собственному выбору, но судьба
сделала нас соседями. Ибо Грамматику, которую мы оба унаследовали
крепкий, нечистокровный варварский английский,
который никогда полностью не сдался Римской риторике
или Римскому притяжению, этому нонсенсу,
против которого никто не выстоял. И все же никто из наших отцов, вроде Горациевских,
не вытирал нос рукавом
и не был порфиророждённым, и наши предки, вероятно,
находились средь той тьмы субъектов,
которые могли убить ни за грош. Так рожденные, мы оба
обрели сознание в ту минуту,
когда локомотивам начали давать имена рыцарей по Мэлори,
для школьников Наука именовалась, как
Вонючка, и Манор все еще был политически непостижимым
для нас обоих, наблюдавших со смешанными чувствами
бурдюк Молчания, пустые церкви, кавалерию,
и как Модель Космоса
становилась немецкой, и как любая вера, если мы верили,
умирала в имманентной добродетели. Более чем когда
жизнь где - то еще благообразна, чудесна, достойна любви,
но не мы, не мы после Сталина и Гитлера.
Вера сама по себе в любое время, мы это знаем, есть субъективное
все что возможно.
Но тебе, тем не менее,
с давнего времени последнего Заката, когда ты незаметно вырвался из Гранусиона,
нашего влажного сада, уйдя
в Страну Беззаботных, вероятности
уже ничего не значат. Сожалею, что ты
подцепил эту простуду, но с мертвыми, которых не хватает,
легче беседовать: с теми, кто больше
не напрягаются, сталкиваясь с проблемой,
с которыми нельзя чувствовать себя застенчивым,
и, в любом случае, играя в карты, или выпивая,
или гримасничая, они уже вне вопросов, и что еще
делать, если не отвечать на их голоса
совести, которыми они стали. Отныне, как гостя,
которого не надо встречать на станции,
твое влияние приветствуется в любое время в моем местопребывании
особенно здесь, где названия от «Стихотворения» до «Горящего Насеста» предлагают
доказательство положительности
их творца, коим ты был, с которым я
однажды сотрудничал, однажды на дурацком Симпозиуме
мы обменялись подмигиваниями, когда какой - то глупец
завел речи об Отчуждении.
Кто еще мог бы предпочтительно
быть бардом в нашей устной культуре,
принужденным на пирах пьяни сымпровизировать хвалу
какой –то мясистой безграмотной курильнице
с кольцами дыма, или полагаясь на хлеба настроения
какого-то баварского принца, ждать, подобно
придворному карлику, разрешения развлечь его?
Но это скорее привилегия средь изобильных трудов,
дабы обслуживать непопулярное искусство, которое нельзя превратить
в фоновой шум для изучения или повесить трофеем на стенах восходящих управленцев,
оно не может быть «завершенным» подобно Венеции
или адаптированным, как Толстой, но упрямо настаивает на прочтении
или игнорировании: наша пригоршня
покупателей, по крайней мере, может постичь руны (бессердечно забывать
о неразвитых странах,
но голодный слух так же тугоух, как пригородные оптимисты -
желудкам открывает истины только индуистское
целое). Наши предтечи наверно завидуют нам -
наши пережитки еще способны слушать,
так говорил Ницше, и так и будет, плебеи постоянно становятся
глупее, аристократы
все еще проворней в сообразительности (ноне, даже Тайлеран
может показаться наивным, у него
немного было, с чем можно согласиться). Мне хотелось бы стать этаким неприметным атлантическим Гете
с его страстью к погоде и камешкам, но без его легкомыслия
касательно христианства: иногда зануда, но
в то же время владея Речью, как никто, тень, отвечающая эхом
молчаливому свету, свидетельствуя Истине, но не, как ему желалось, подобно франкофильскому
стаду невинных певцов,
слишком тщеславных для чистоты. Мы не музыканты: купаться в Поэзии
не идет к лицу, и скука никогда
не признак отсутствия вкуса. Даже лимерик
должен быть вроде гордого человека, ждущего смерти от рака или расстрельной команды,
и который можно прочесть без презрения: (на этой
границе я не посмею обратиться ни к кому
Буде то рёв пророка
или шепот дипломата).
Понимая, что ты знаешь наше таинство
изнутри и, следовательно,
насколько глубоко в наших каморках мы нуждаемся в товариществе
наших добрых мертвецов, дабы обрести
комфорт в унылые дни, когда вымышленная душа
выброшена в груду пустоты,
чтобы разорвать заклятие нашей самовлюблённости, когда чмокающие
бесята блажи и пустого
пишут нами, все, что им втемяшится; ты же не подумаешь, что я слишком
много налагаю на тебя, если
попрошу тебя постоять рядом
на коктейльной вечеринке, дорогая Тень, ибо с твоей элегией
мне следовало управиться
чуть получше, как ты сам, а не как с этим эгоцентричным монологом,
но прими его ради нашей дружбы.



Постскриптум

***
Вечные вымышленные миры
С очевидным смыслом
Не прельщают,

Если мир не наш
Мирской, где ничто
И есть то, чем кажется.

***

Стихотворение - это выдумка,
Но хорошее стихотворение
Побуждает к знанию.

***

Только птицам без слуха,
Бессловесным воителям,
Нужны яркие перья.

***
В борделе и у дам
И у джентльменов только
Уменьшительные имена.

***
Немое Зло
Одолжило язык у Добра
И свело его к шуму,

.
***
Сухой, грустный день.
Какое пиратское вероломство
Обезглавило твои воды Истины?

*** . . .
В моменты счастья, прозревая суть
Почти готовы мы, что думаем сболтнуть…
Но и тогда бы - честно подмигнуть.
. . .
***
Природа, сообразная на диво,
Не учит нас деяньям и письму,
Реальное с Ней истина, к сему
С Ней истинное так же справедливо.

. .


. . .
________________________________________
* antre — пещера

* videnda — достопримечательности

* Велунд — персонаж древнеанглийской элегии «Жалоба Деора» из Эксетерской книги, о злосчастиях менестрелей.. Согласно легенде, Кузница Велунда (или Вейланда) находилась в Оксфордшире. Велунд (Вейланд, Воланд) отождествляется с северным персонажем по имени Völundr, героем исландской «Песни о Вёлунде» (Völundarkviða) в «Старшей Эдде [

* Донегол — город и графство в провинции Ольстер на северо-западе Ирландии.

* Мэлори — имеется в виду цикл романов артуровского цикла Томаса Мэлори.

* Модель Космоса стала немецкой —отсылка к философским системам Ницще, Маркса , Хайдеггера и др.

* Гранусион — аллюзия на аллегорическую дидактическую поэму «Космография» (ок. 1140 г. н. э., Cosmographia; другое название De mundi universitate) Бернарда Турского, философа-платоника XII в. (1085-1160), известного под именем Бернарда Сильвестра, на тему сотворения мира. Согласно Сильвестру, в саду с названием Гранусион, пахнущем всеми цветами и травами Востока, живёт Фисис со своими дочерями Теорией и Практикой.

* «На художника скоро будут смотреть как на прекрасный пережиток; точно дивному чужестранцу, от силы и красоты которого зависело счастье прежних времен, ему будут оказывать почести, какие редко выпадают на долю равного нам» ( Ницше)
Tags: Оден, переводы
Subscribe

  • Из Р. Геррика

    Просьба к Юлии Юлия, коль вдруг умру Я, издав стихи в миру, Кротко я молю всех вас Их предать огню тотчас: Лучше книге…

  • Р. Геррик Еще одна детская молитва

    Я, дитя, стою , молюсь, Ручками уже тянусь; Холодны , как Твой загон, Их тяну, услышь мой стон, Освяти, если не…

  • Р. Геррик Лоза

    Приснился смертный орган мой Метафорически – лозой. Лоза, ползя, везде виясь, Моей Люсией занялась. Казалось, аж до ноготков Дивил…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments