alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

М. Стрэнд Чехов, Сестина

Почему он? Он проснулся и почувствовал беспокойство. Он был не в духе, не в своей тарелке. Ах, если бы это чувство ушло подальше. Ивашин любил Надю Вишневскую и боялся своей любви. Когда дворецкий, встретив его, сообщил, что старая дама вышла, а молодая дама дома, он пошарил в шубе и во фраке, нашел визитку и сказал « Хорошо». Но было не хорошо. Утром, когда он ехал нанести визит, он думал, что уступил условностям света, крайне тяготившего его. Но сейчас стало ясно, что он едет нанести визит только потому что где – то подальше, в глубине его души, словно под вуалью, лежит надежда, что он увидит Надю, предемет его тайной любви. И вдруг почувствовал сострадание, печаль, а не слабое беспокойство. И казалось ему, что в душе его шел снег и все постепенно уходило дальше и дальше. Он боялся любить Надю, потому что полагал, что слишком стар для нее, что сам он непривлекателен, и не верил что такая молодая дама, как она, может полюбить человека за его ум или за то, что он духовно мог принести на тарелке. Все затягивалось туманом, разделяя, чувствовал он, то, что лежало на пустой тарелке. Но иногда в нем поднималось что – то подобное надежде, проблеск счастья, что все будет хорошо. Потом, вдруг, так же быстро, проблеск уходил дальше и дальше. И он думал, что это на него нашло, смутив его? Почему он, ушедший на пенсию государственный советник, образованный, либерально настроенный, побродивший по свету человек, почему он должен, говоря другими словами, ощущать беспокойство? Разве нет других женщин, достойных его любви? Определенно, всегда возможно предаться любви так, что можно остаться в своей тарелке. Совсем нет необходимости ощущать беспокойство. Пребывать в любви при юной хорошенькой жене и собственных отпрысках, это не преступление или жульничество, но его право жить хорошо. Ясное дело, что – то явно достало его. Он хотел оказаться где - нибудь подальше… Но вдруг он услышал где - то в доме звон шпор молодого офицера, уносящийся все дальше и дальше. Это мгновение отметило смерть его робкой любви. И когда она уже отходила, он ощутил, как семена иной меланхолии прорастают внутри его души. Чтобы ни случилось теперь, какое бы опустошение ни ждало его, он останется верен тому, что лежало на тарелке. Да, думал он, только это и хорошо. Да, все кончено, и я рад, очень рад, да, и я не разочарован, нет, и никаким образом не впал в беспокойство. Нет, определенно я не чувствую беспокойство. Но как сделать, чтобы все выглядело хорошо? Все, что оставалось - это убраться куда подальше. Как он мог думать, что пребывал в любви. Что чувствовал себя не в своей тарелке. Как не похоже на суть его!
Tags: Стрэнд, переводы
Subscribe

  • Из И. Викхиркевич

    Иммунизированные Проходит чрез сердце стадо слов топочут и топочут стараюсь выдавить слезу а они тонут в безразличии Краткая история стыда в…

  • В. Шимборска ФОТОГРАФИЯ 11 СЕНТЯБРЯ

    Спрыгнули с горящего здания - один, два, еще несколько выше, ниже. Фотография задержала их при жизни, и теперь прячет над землей к земле каждый еще в…

  • В. Шимборска Террорист, он наблюдает.

    Бомба взорвется баре в тринадцать двадцать. Сейчас у нас только тринадцать шестнадцать. Кто-нибудь может еще войти. Кто-нибудь выйти.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments

  • Из И. Викхиркевич

    Иммунизированные Проходит чрез сердце стадо слов топочут и топочут стараюсь выдавить слезу а они тонут в безразличии Краткая история стыда в…

  • В. Шимборска ФОТОГРАФИЯ 11 СЕНТЯБРЯ

    Спрыгнули с горящего здания - один, два, еще несколько выше, ниже. Фотография задержала их при жизни, и теперь прячет над землей к земле каждый еще в…

  • В. Шимборска Террорист, он наблюдает.

    Бомба взорвется баре в тринадцать двадцать. Сейчас у нас только тринадцать шестнадцать. Кто-нибудь может еще войти. Кто-нибудь выйти.…