alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Category:

Очерки русской культуры Т. 1 гл. 26

Р. Фрост. Иностранная странная литература №1/11


В ИЛ-ре появилась подборка переводов из Р.Фроста, сопровожденная предисловием Л. Ситника. http://magazines.russ.ru/inostran/2011/1/fr6.html

«На русский язык стихи Фроста переводили много и охотно, однако охватить весь массив его творчества еще предстоит».

Это правильно. Но не весь массив, хоть бы с десяток стишков! К сожалению, повторим, есть поэты непереводимые, потому что на языке перевода должен существовать хоть какой-то аналог поэта , которого переводишь. А его в данном случае нет. Максимум, что приходит на ум, это Б. Слуцкий, но он слишком серьезен. Сам Л. Ситник нам известен, как переводчик Эмили Дикинсон ( в своде переводов А. Гаврилова), где очень часто Л.С. совершенно не понимает то, что переводит. Не согласимся мы и с Фростом, непосредственность восприятия неизвестного читателя материя никому не известна, пока читатель не выскажется ( см. замечание Фроста в предисловии Ситника) , но посредственность переводчика уже вполне доступна анализу. Позабавимся и мы старинной забавой сравнения таланта поэта и его переводчика, раз предложено Ситником.

В леске где растут деревья с твердой древесиной.

Уже название создает проблемы для адекватного перевода, поскольку ясно, что деревья это образ человека в возрасте, а лесок – это ограниченное пространство нашего мира во Вселенной или времени жизни.

Обратимся же к этой дубовой роще.

Те же самые листья снова и снова!

Они падают из богоданных сумерек ( тени, полумрака)

( но тут уже возникают коннотации, но не бесконечные- giving - жертвенность, дар, податливость)

Чтобы создать равномерную структуру (материю) поблекшей желтизны.

И, как кожаная перчатка (по руке), прийтись земле впору.

Это образ оптимистический, земля с удовольствием вытянет руку, и убедится, что её еще не скрючило. И что природа ещё способна к возрождению. Да и кожаная перчатка благородного цвета не очень похожа на саван или рубище.

Итак, самый бездарный переводчик из списка - В.Топоров:

В лиственном лесу

С тенистых крон летит листва!

Осенней выхвачена хваткой,

Спешит земную наготу

Облечь коричневой перчаткой.

Хватка хватает, жадное время срывает плоды ниспосланные природой, как поэт гонорар за подобный бред. Нагая рука, это нонсенс. Топоров не понимает природы сравнения и натягивает перчатку вместо трусов.

Но нет, таки самый бездарный здесь сам Л.Ситник

В роще

Вновь и вновь плещут листья вверху,

Чтобы осенью пасть без остатка,

Обратиться в коричневую требуху

И расползтись, как перчатка.

С названием переводчик не заморачивается и начинает переводить Цветы Зла.

Сначала листья уподобляются рыбкам, волнам или купальщицам, чтобы во второй строчке уподобиться воинам. Деревья же сравниваются со свининой, и вместо того, чтобы прийтись земле впору, расползаются, как это стихотворение, Но переводчик зачем-то рифмует всю строфу, пуская пыль в глаза глупому читателю ИЛ.

Л. Оборин:

В лесу

Все листья, листья, опять и опять!

Из щедрой тени они летят,

Чтоб светло-бурою тканью стать,

Одеждой, пригнанной в аккурат.

Это, скорее всего, взгляд портного на проблему времени. Поэт раздражен фактом падения листьев, и тем, что природа расточительна. Если портняжничает она, то кто будет перелицовывать и штопать Фроста?

Но пора перейти к переводчикам высокого класса.

М.Бородицкая:

Под деревьями

Всё те же листья - который год!

Итог всей роскоши и упадка

Теперь пластом побуревшим льнет

К земле, как кожаная перчатка.

Точно замечено, что листья все те же, смерти нет, но цивилизации достигают апогея перед закатом Европы. Роскошь - слово невозможное в словаре простоватого Фроста. Почему и когда перчатки льнут к земле, тоже загадка, которую не смог бы разгадать сам Фрост. Еще более не понятно, как итог может к чему то льнуть. Если имеются в виду листья, тогда надо сказать – льнут. Или – листва льнет. Переводчица тоже не понимает природы сравнения и немного безграмотна. И рифмует АБАБ, тоже уводит читателя-хищника от птенца содержания.

Остается самый представительный из современных переводчиков. Нас, видимо, ожидает перевод вольный, но дающий хоть какое-то представление о поэтике Фроста, кроме его имени над стихотворением.

Г.Кружков:

В роще

И снова в роще листопад!

От крон с тенистою листвой,

Как сброшенный на землю плащ,

Остался листьев бурый слой

Вполне грамотно, наконец. Правда, никаких образных ассоциаций уже не возникнет, или возникнут ложные, потому что появился романтический плащ Байрона, никакой роли в построении образа не играющий. Напрочь отметающий стилистику и стиль самого Фроста. Это невозможная у Фроста красивость. Бурый плащ, это одеяние человека очень неаккуратного, кстати. Кружков уверенно пишет романс в надежде повторить Шмеля Киплинга и продать его Михалкову.

Здесь уже можно было бы остановиться и закрыть ИЛ навсегда, но хочется почитать самого Фроста.

Прежде чем листья поднимутся опять,

Наполняя деревья новой мглой, тенями и т.п.

Они должны упасть, минуя при падении то, что поднимается,

Они должны упасть во мрак умерев, гния.

Понятно, что это парафраз :

«Иисус же сказал им в ответ: пришел час прославиться Сыну Человеческому. Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную» (Иоанна 12,23-25).»

И добавить тут нечего, разве что, пока листья падают, любящие души уже тянуться в тень. И то, что трагическая нотка здесь в том, что мгла везде. Это уже не просто перевод из Иоанна. Посмотрим, как русские поэты деформируют Иоанна и Фроста.

ВТ

И мир одарит новой тенью,

Листва лежит мертвым-мертва

В тяжелом мраке погребенья.

Но не навеки этот мрак.

Тяжелый мрак погребенья напоминает «во глубине сибирских руд». И появляется оптимистичная надежда Топорова, что во мраке он будет пребывать не вечно.

Но Пушкин, это явно не Фрост. Где ударение в слове «одарит», не будем спорить.

ЛС

Перед тем, как им снова одеть

Лес до нового листопада,

Они должны облететь,

Должны дойти до распада.

Из требухи новый костюм не сошьешь, образная система самого Фроста нарушена, но мысль передана кратко и выразительно.. Два раза «должны» , это верно, но что-то здесь плохо звучит ритмически.

ЛО

Пока народится опять листва,

Чтоб заново влить в деревья тень,

Она пройдет путем естества,

Она пройдет через тлен и темь.

Путь естества не предполагает вливания тени в деревья. Но рифма тень/темь изящна. Хорошо, что Иоанн этого не прочет.

МБ

Опавшим листьям вновь суждено

Подняться ввысь, но сперва им надо

Спуститься вниз, на самое дно,

Росткам навстречу - во мрак распада.

Бородицкая заметила метафору Фроста и педалирует ее без чувства меры, выбросив все остальное. Подняться ввысь ( подхваченные ветром, нпр.) и просто подняться ( вырасти) далеко не одно и тоже.

ГК

Пред тем, как заново одеть

Весенний лес в зеленый дым,

Листва должна сойти во мрак

И перегноем стать лесным.

Кружков продолжает писать романс и красиво, вспомнив Есенина. Но еще и решает раскрасить черно-белого Иоанна зеленым цветом.

Но вот неожиданный финал, говорящий о том, что Фрост пишет не комментарии к Иоанну

Они должны быть пронзены цветами

И брошены под ноги танцующих цветов.

Однако, такое происходит в каком- то другом мире,

Я знаю, что такое случается и в нашем..

Возможно, Фрост вспомнил надпись на месте Бастилии, «здесь танцуют!» и намекает на Реставрацию, цветы ведь радуются гибели того, что выше, но это вряд ли... Тем не менее, он говорит, что в наших мирах никакого возрождения не происходит и, одновременно, что он сам-то знает, что такое происходит в наших мирах. Это парадокс.

Предположим, что это пессимистический взгляд, и Фрост предполагает, что дело настолько плохо, что и Иоанн с его мудростью не поможет, или же Фрост оптимистичен, потому что намекает, что возможно только персональное возрождение. Это то, что на Востоке называют «коан».

Тут еще одна загадка, воспроизведенная в ИЛ строфа в оригинале выглядит иначе, 3 раза повторенное must у Фроста в 3-й раз выделено курсивом.

They must be pierced by flowers and put

Beneath the feet of dancing flowers.

However it is in some other world

I know that this is way in ours.

Вот что пишет по этому поводу Р.Пойрер.: «необходимость умирания подчеркнута троекратным повторением «должна», но в третий раз, где выделено курсивом, чуть менее уверено, чем первые два, создавая комический эффект». Фрост часто использует такие приемы, нпр «Остановка зимним вечером в лесу», финал, где он заставляет читателя прочесть одно и тоже с разными интонациями.

Но нам не до жиру. Однако, плохой корректор в ИЛ.

ВТ

Но не навеки этот мрак.

Цветы прорвут покров из листьев,

Себе - и им! - путь вверх расчистив.

В мирах - не знаю, в нашем - так!

Взлетают и листья, и цветы прямо в высшее общество, под пером уверенного в себе Топорова. И свобода нас встретит радостно у входа. И кулаком восклицательного знака по Фросту! Полная ахинея.

ЛС

Они должны умереть в цветах,

Сгнить под танцующими цветами.

Быть может, в каких-то иных мирах

Все это иначе, но так будет с нами.

Смерть листьев в переложении менее пронзительна. Но ЛС тоже уверен, что наши миры лучше других.

ЛО

И ей лежать под ногами цветов -

Пронзив ее, они пустятся в пляс.

Возможно, в мире другом не так,

Но именно так бывает у нас.

Столь же однозначен и Оборин, явный воспитанник соцреализма. У нас не помрешь..

От трех графоманов не отстает и профессионалка, проясняя загадочного Фроста, но менее уверенно, создавая комический эффект, как и Фрост, но чуть смешнее.

МБ

И будут они пронзены насквозь,

И лягут пóд ноги первоцветам:

Уж как там в иных мирах повелось -

Не знаю, но так происходит в этом.

Первоцветы, если не архетипические цветы до череды возрождений, то только что распустившиеся, а ведь дело осенью происходит. Сам Фрост, не уточняет, что за цветы такие пронзают листики, и это создает еще одно измерение стихотворения.И, как принято у большинства дилетантов, переводчик должен обязательно сказать наоборот. Если сам Фрост, говорит, что знает, как обстоит дело в других мирах, то надо сказать – не знаю.

Еще раз

However it is in some other world

I know that this is way in ours.

Однако, это происходит в каком то другом мире,

Я знаю, что это есть путь (букв) в нашем.


А что поет Г.Кружков?


Ее должна пронзить трава,

Цветы должны над ней взойти.

Не знаю, как в других мирах,

А здесь - другого нет пути.

То же самое, наш паровоз вперед лети.

«В этом поэте свободно угадывается стопроцентный “тихий американец”, считавший, что художественное воображение способно “одолеть русских”», – пишет Ситник о Фросте.

Да… В этом поединке Фрост побивает русских одной левой. Но вот о чем подумалось, во времена кризиса плодится много мошенников, предлагающих вложить рупь и через месяц стать миллионером. Русская поэзия еще не в кризисе. Откуда же такое количество поэтических напёрсточников? И кто редактор в Иностранной Литературе – когда-то весьма солидном издании? В том же номере еще публикации Кружкова и Оборина. Но вряд ли стоит их читать.

Примечания «Wanted»

Григорий Михайлович Кружков

[р. 1945]. Поэт, переводчик, литературовед. Лауреат премии ИЛлюминатор [2002], и Государственной премии по литературе [2003], премии Мастер [2009] и Бунинской премии [2010].

Лев Владимирович Оборин

[р. 1987]. Студент историко-филологического факультета РГГУ. Поэт, переводчик с английского.В его переводах публиковались произведения Ш. Сильверстайна, О. Нэша, Э. Лира, А. Э. Хаусмана. В ИЛ напечатаны в его переводе стихи А. Э. Хаусмана [2006, № 6], М. Дж. Солтер [2007, № 9], Р. М. Дэвиса [2008, № 7], Д. Госвами [2009, № 11], Ю. Ибомчи [2009, № 11], рассказ Ханья, Крит [2007, № 5] и эссе Между благоговением и привычкой [2007, № 12] С. Цейтлина.

Леонид Леонидович Ситник

[р. 1966]. Поэт, переводчик с английского.Его стихи в разные годы печатались в журналах Наш современник, Новая юность и др. В 1996 г. издал книгу Сонеты Шекспира в разных переводах. В 2004 году в серии Памятники мировой литературы издательства Наука вышла книга стихов Эмили Дикинсон, в которой опубликованы несколько его переводов.

Марина Яковлевна Бородицкая

Поэт, переводчик c английского и французского языков. Лауреат премии Единорог и Лев [2006]. Инолиттл [2007].Автор стихотворных сборников Я раздеваю солдата [1994], Одиночное катание [1999], Год лошади [2002], Оказывается, можно [2005], а также многочисленных книг для детей. Переводила стихотворения и поэмы Дж. Чосера, Дж. Донна, английских поэтов-кавалеров XVII века, Дж. Китса, Р. Киплинга, Г. Лонгфелло, Р. Бёрнса, П. Ронсара, П. Верлена, А. А. Милна, Э. Фарджен и др. В ИЛ опубликовано ее эссе Горсть мелочи [2007, № 12], а также в ее переводах напечатаны стихи Д. Паркер, Г. К. Честертона, Дж. Чосера, В. Набокова, Р. Фэйнлайт, Р. Браунинга, Р. Крили, Р. Геррика, Г. Шнакенберг и др.

Заслуги В. Топорова ИЛ стыдливо не перечислила.

Однако, появился поэт уровня Р. Фроста и иногда уже думающий, как он. И вот результат. (перевод в конце комментариев к этому опусу).

Tags: Очерки о русской культуре, Фрост, занимательная филология, иностранная литература
Subscribe

  • Ф. Лорка Романс призванного на суд

    Пара Эмилио Аладрену Бессонно мое одиночество! Глаза ничтожны на теле а у лошадки огромны, не смыкаются и ночами и даже туда не смотрят, где сон…

  • Из И. Викхиркевич

    Иммунизированные Проходит чрез сердце стадо слов топочут и топочут стараюсь выдавить слезу а они тонут в безразличии Краткая история стыда в…

  • В. Шимборска ФОТОГРАФИЯ 11 СЕНТЯБРЯ

    Спрыгнули с горящего здания - один, два, еще несколько выше, ниже. Фотография задержала их при жизни, и теперь прячет над землей к земле каждый еще в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Ф. Лорка Романс призванного на суд

    Пара Эмилио Аладрену Бессонно мое одиночество! Глаза ничтожны на теле а у лошадки огромны, не смыкаются и ночами и даже туда не смотрят, где сон…

  • Из И. Викхиркевич

    Иммунизированные Проходит чрез сердце стадо слов топочут и топочут стараюсь выдавить слезу а они тонут в безразличии Краткая история стыда в…

  • В. Шимборска ФОТОГРАФИЯ 11 СЕНТЯБРЯ

    Спрыгнули с горящего здания - один, два, еще несколько выше, ниже. Фотография задержала их при жизни, и теперь прячет над землей к земле каждый еще в…