alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

как сошлись два поэта

 


[info]walentina
2011-01-31 10:33 pm UTC (link) Track This

 

Раф, подозреваю, что у тебя лучше, чем в оригинале!

(Reply to this) (Thread)

 

 

 

И чтоб закончить с вольным переводчиком  (http://raf-sh.livejournal.com/747208.html) прочтем еще одно стихотворение Одена  и посмотрим, как нечто осмысленное превращается в нечто бессмысленное в тяжолом труде подбирания рифм к сонету. В данном случае просто процитируем  наиболее, как нам кажется, авторитетного комментатора Одена, упомянутого уже  Фуллера, не истины ради, а токмо дабы показать насколько мышление Одена не сочетается с  трюизмами и нонсенсами его переводчиков.  Это не отсылка к биографии или к «сору, из которого», а попытка сравнить, как думает поэт и его переводчик. Потому что ход мыслей переводчика легко восстановить. Или , как проблему несводимости одного к другому.

 

У.Х Оден

 

Хаусмен

 

Никого и ничто,  даже Кембридж,  нельзя было  винить,

( вини, если хочешь, обстоятельства)- 

С разбитым сердцем в Северном Лондоне он стал

Латиноведом своего поколения.

 

 

Фуллер пишет : «Начало сонета,  скорее всего,  связано с ремаркой Одена в письме к Е.Р. Доддсу  - если бы Хаусмен был способен к самопознанию, мы врядли бы  читали его стихи. Лоренс Хаусмен с известной дипломатичной  двусмысленностью, прояснил  причины  раздвоенности поэта и ученого, то что сам Оден в статье ( Новая Поэзия 1938) назвал « Иегова Хаусмен и Дьявол Хаусмен».  В статье развивается мысль,  что дуализм писателя и  цельной личности аналогичен  взаимной вражде  « Человека Плодовитого» и  « Человека Пожирателя»  или в другом варианте – описывая любовь гомосексуалиста к гетеросексуалу, как отношения Фальстафа к Хэлу ( в «Руке Красителя): «Сократ всегда будет влюбляться в Алкивиада, но Алкивиад будет только польщен и, скорее, озадачен». Любовь Хаусмена к Мозесу Джексону вроде бы не была широко афиширована, но  жизнь Хаусмена являет различные варианты компенсации  его слишком противоречивой  гомосексуальности».

 

А вот с чем  связано начало этого сонета? 

 

Кого винить, не Кембридж — плющ и клён
(Вини, в чужой огонь мечи поленья) —
В холодном Лондоне сердечно уязвлён,
Он стал Латиноведом Поколенья.

 

Здесь уточняется, что в Кембридже на стенах плющ и клены вокруг. Следовательно, предпочтительнее для бедного Хаусмена были бы стены голые и другие деревца. Или избыточность пейзажа спасла бы поэта..Плющ действительно часто появляется на стене в стихах Одена, но всегда как сентиментальная отсылка к родным пенатам. Какова образная нагрузка плюща,  здесь не совсем понятно. Заодно возникает образ неких хулителей гомика, во гневе кидающих поленья в очаг осуждения, тогда когда Оден деликатно намекает на некие обстоятельства, будучи и сам нетрадиционной ориентации.  Но поскольку слова особенного значения в стихах не имеют, то «сердечно уязвлен» заменяет разбитое сердце,  уязвлен, но по доброму, что ли?  Клен и поленья необходимы для рифмы. Холодный Лондон (вместо северного –местоположение Кембриджа, хотя он скорее в центре, на Пелл-Мелл, судя по карте ) хорошо противостоит чужому огню. На 22 слова 10 слов верных. Но бессмысленных при сложении в стихотворение.

 

«Фраза «Еда была его общественной любовью» ,  возможно, может быть понята из замечания Лоренса Хаусмена по поводу атеизма его брата, где упоминается  наблюдение Хаусмена , что у некоторых южно - африканских племен нет слова «Бог»,    «Я сам слышал, аналогичные истории удивленных миссионеров, что они не обнаружили слова эквивалентному слову Любовь, ближайшее слово было «аппетит».   Хаусмен характеризовал себя, как гурмана».

 

Добровольно он выбрал скуку

Прятал слезы, как порнооткрытки в стол,

Еда была его общественной любовь, а личное вожделение

Скорее было связано  с  жестокостью и беднотой

 

dry-as-dust, это идиома- скука.

 

Намеренно он выбрал эту часть,
Он прятал слёзы, как порнооткрытки;
Для всех — гурман, незримая же страсть
Брала в расчёт страдания и пытки.

 

 

Переводчик идиому не узнал,  хотя про гурмана прочел  где-то, трудясь над переводом, но какую часть (или чего часть)  тоже не сказал, возможно, подразумевается участь, что было бы не точно, но достаточно адекватно. Что lust –переводится скорее, как вожделение, словарь не подсказывает.  Но забавны здесь «пытки», наверно в Инквизиции. И это во времена Хаусмена!  Из четырех строчек одна верна.  Остальное – пустословие.

 

Оден ( фрейдист) сам прокомментировал 9 и 10 строки сонета

 

« Внутренняя жизнь невротика  всегда проецируется внешними симптомами, символическими, но вполне распознаваемыми признаниями. Варварство научной полемики Хаусмена, включая сочинение  взаимоисключающих упреков даже до того, как  он находил повод или жертву, их заслуживающих, его навязчивая идея  следования синтаксису  за пределами разумного, так же

разоблачительна, как если бы он писал порнографические стихи»

Ну,  не набоковская ли характеристика Чернышевского?  Но мы надолго задумались в испуге...не о нас ли это? Нет, у нас с запятыми явная проблема..

В варварских примечаниях в дурных изданиях

Он робко атаковал жизнь, которую вел

И ставил деньги своих чувств на

 

Так преобразовалась мысль, изложенная выше.

 

А так  в переводе:

 

В подстрочных примечаниях он смел
Конфузливо бесчестить свой уклад —
Но ставил чувства, фишкой из кармана,

 

Особенно впечатляет это «конфузливо», стыдливо т.е. Видимо, Хаусмен прожигает жизнь в казино, потерпев крах в любви,  профессор этакий.

«Сонет завершается объяснением Хаусменовских неотступных мыслей о смерти. – пишет Фуллер- Возвращаясь к Одену – и его параллелизму «Иеговы  Хаусмена» и «Дьявола Хаусмена» , «Но у них было общее- могила. Мертвые тексты, мертвые солдаты. Смерть-Примиритель. Вне сексуальности и вне разума. Только здесь встречаются два мира».

 

Не поддающиеся критике отношения мертвых

Где только пространство

Отделяет грубо повешенного солдата от профессора.

 

 

И потрясающий перевод:

 

На совокупный похоронный ряд,
Где лишь географический предел
Солдата отделяет от декана.

 

Напоминает тексты, к которым писал примечания Хаусмен. Предел вообще ничего не может отделять, разве что «совокупный ряд».

 

Тем не менее, переводчик гордо и устало пишет.

 

«Вот и соединились два фигуранта. Перевод вольный, таковым его и рассматривать». 

 

Фигуранты,  это Хаусмен и Оден, вольно переведенные.. Удивительно другое, что это воспринимается , как реальные стихи и серьезно обсуждается , проясняя детали. И видно же, что люди не глупые, а не только друзья  писателя.

Subscribe

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею 2.24

    О эта страсть из ослабевшей глины, нова всегда! Но и в начале, с нею тогда не совладал ни один. Все ж у счастливых заливов возводили мы города и…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею 2. 23

    Позови меня в час еще предстоящий, не наш, и не пускают упорно куда: это как взгляд на лице пса, молящий, но пес, тот, колеблясь, уходит всегда,…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею 2. 22

    О, несмотря на судьбу: великолепие изобилия бдением нашего бытия в парках бьет чрез край стократ - или как у людей из камня рядом с завершением под…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments