alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Category:

Очерки русской культуры т.1 гл 24

Об одном переводе из Одена.

Стихи Одена о поэтах и еретиках (Монтене, Хаусмене, Мелвиле, Лютере и.т. д) удивляют прежде всего парадоксальностью. Настолько, что нпр. стихотворение о Монтене вызвало возмущение некоего Джеффри Харта, проф. колумбийского университета. Но гораздо хуже, когда парадоксальность не возмущает переводчиков.
Вот сетевой автор
http://raf-sh.livejournal.com/747966.html
переводит это:

Rimbaud

The nights, the railway-arches, the bad sky,
His horrible companions did not know it;
But in that child the rhetorician’s lie
Burst like a pipe: the cold had made a poet.

Drinks bought him by his weak and lyric friend
His five wits systematically deranged,
To all accustomed nonsense put an end;
Till he from lyre and weakness was estranged.

Verse was a special illness of the ear;
Integrity was not enough; that seemed
The hell of childhood: he must try again.

Now, galloping through Africa, he dreamed
Of a new self, a son, an engineer,
His truth acceptable to lying men.


Поглядим, что ему там чудится и до какого предела может вольничать поэт по мотивам оригинала. И приведем подстрочник для тех, кто не может прочесть в оригинале.

Ночи, арки ж/д мостов, дурное (зловещее итп) небо
Его ужасные спутники этого не знали,
Но в этом ребенке ложь риториков
Взорвалась, как труба, холод сотворил поэта.

Итак, здесь описан Рембо после того как поэт бросил писать стихи и был за то наказан. Вот он занимается бизнесом в далекой Африке и едет в поезде. Рядом виртуально сидит поэт и раздумывает о творчестве Рембо. Единственный возможный подтекст, это то, что помимо чернокожих спутников и перечисленных атрибутов пейзажа Африки, это пейзаж и Европейский, а ужасные спутники это те, кто не умеют писать стихов, не владеют риторикой. Или умеют, но не так, как Рембо. Или косноязычно.

Ночная хмарь, ажур мостов — и что ж,
Дурной ватаге неприметно это;
Но в юном сердце краснобаев ложь —
Как в трубке угль: озноб родил поэта.


Первые две строчки правильно, но дурная ватага –это тавтология, ватага, если это не Робин Гуды, уже дурная. А вот дальше уважительное отношение Одена к риторикам и схоластам, заменяется уверенностью, что великие риторики цивилизации непременно болтуны, даже Цицерон. Риторик по определению, это тот, «кто владеет речью своей», и означает только то, что Рембо знаменует новый стиль в поэзии. Последняя строчка строфы демонстрирует принципы работы со словарем и неумение сложить два и два. Берется словарь, а там написано – труба, курительная трубка, а если pipes, то свирель. Берем трубку и получается, что ложь мерцает в трубке, как угольки. Потому что burst in flames действительно значит, что трубка разгорелась. Видимо, Оден слово не дописал. Тогда поэт простужен, в ознобе, чихнул, и трубка замерцала углями. Но как ложь в трубку попала? Сказана бессмыслица. А вот носитель языка сложил два и два и перевел слово cold по метафоре Одена- холод.
And then, "the cold had made a poet." Here we are in the territory of the metaphysical conceit. The likeness between the "rhetorician's lie" and the burst waterpipe is extended. The lie "burst" because the weather was cold, and the contents of the lie/pipe were frozen, expanded, and could no longer be contained. We are reminded of an old idea: the Platonic, beneficent lie: the lie which structures experience and gives meaning and form to life. The lie bursts like a pipe, and the contents to which it once gave form are now flooding your kitchen and ruining the carpet. Like a can of worms, it's hard to close once you've opened it.
Тогда «холод сотворил поэта». Мы вступаем на территорию метафизического сравнения. Подобие « лжи риторика» и лопнувшей трубы расширяется. Ложь «взорвалась» потому что вода замерзла, и содержимое лжи/трубы замерзло, взорвалось и более не в силах быть содержимым. Нас отсылают к старой идее. Это Платон – благородная ложь( во спасение): ложь, которая укрепляет опыт и придает смысл и форму жизни....

Вино ему покупал слабый и лирический друг,
Все пять чувств сошли с ума,
Привычной чепухе кладя конец, до тех пор
Пока он не был отстранен (отлучен) от лиры и слабости.

Лирический друг это, скорее всего, Верлен, или муза поэта (см , расшифровку этого выражения в другом стихотворении Одена «Падение Рима»

Private rites of magic send
The temple prostitutes to sleep;
All the literati keep
An imaginary friend.

Проституткам надоел
В храме тайный ритуал,
И поэтов идеал
Оказался не у дел.


Тут, правда, не Муза, а Муз т.с. или - поэты должны довольствоваться другом воображаемым в тяжелые времена.
Обратим внимание на игру слов в первой и последней строчке и на то, что пять чувств отсылают не просто к разуму, а к значению wit в шекспировские времена, не просто умен, а остроумен, умеет играть словами, владеет поэтической риторикой глазами, носом, ушами итд.
А получается ерунда.

Первый вариант.

Его поил слабак, слезливый друг,
Смущая чувства, приданные миру,
Рутинной ерунды взрывая круг —
Пока он вовсе не забросил лиру.


Слабый означает безвольный, нпр. или лживый, слабак это уже грубее, и может означать что угодно в разных контекстах, нпр. импотент, но об этом в стишке ничего не сказано. Почему слезливый тоже не ясно, ясно, что это не попутчик из ватаги, хотя бандиты часто слезливы. Почему «чувства, приданные миру»( ?)смущались , глядя на эту вакханалию, понять невозможно совершенно. Но речь явно не о поэзии, а, как учили в школе, что буржуазия это плохо и надо ее взорвать Причем, сделать это должен слезливый слабак, взрывая круг. Уберем придаточное:
Его поил слабак, слезливый друг,
Рутинной ерунды взрывая круг.

Похоже на парадокс, хотя в оригинале  « пока» относится к взорвавшимся чувствам. Строфа совершенно бессмысленна. Но это первый вариант.

Во втором варианте

Ему нальёт тоскливый лирик-друг,
Смутятся чувства, приданные миру,
Рутинной ерунды взорвётся круг —
Пока тоску не бросит он и лиру


Нарушено правило того же Одена - «Ее(фразы) синтаксис быть очевидным обязан,
Смертный не может нарушить запрет изменять времена «Слова»)» Перенос друга в будущее запутывает сюжет окончательно , даже дежурная тоска не спасает


Стихи были особенной болезнью слуха,
честности( цельности, чистоты итп) было недостаточно,
это казалось адом детства, - он обязан начать снова.

Рембо, сидя в поезде, и уже бросив писать, подумывает о новой карьере.

illness of the ear

в поэтической речи ear это не ухо, а слух. (также, как иногда eye - не глаз, а способность видеть), см о пяти чувствах выше. Тем более, когда речь о поэте. Но переводчик этого не знает и продолжает тему больного Рембо, озноб сполз на ухо.

Поэзия — афазии примером;
Быть цельным — недостаточно. Провал.
Теперь другое детство одолжи...


Полный провал. Хоть на дуэль у Провала, за этого Одена, где Ося билеты продавал. Но переводчик знает, что Оден любил щегольнуть научным словом или водопроводной модернистской метафорой, как выше. Одалживать детство..., это можно и не угадать, вдруг иное дитя стихи писать умеет?

Теперь, трясясь по Африке, он мечтал
О новом «я», о сыне, инженере,
(И) его истине, приемлемой для лжецов.

Инженер здесь, вероятно, выплыл из той же трубы с замершей водой, потому что учился физике. Заодно утверждается, как всегда в финале у Одена, что не лгут только поэты. Но не переводчик этого сонета.

По Африке блуждая, он мечтал
О новом "я": быть сыном, инженером,
Чьи истины приемлемы для лжи.


Но galloping всего лишь езда с тряской (в поезде же). Однако, в нарушение закона места и действия, переводчик высаживает поэта и отправляет его романтически блуждать, ну хоть поменял грубое «болтаться».
Истина для лжи и истина для лжецов суждения разные, первая бессмысленна и на парадокс не тянет.
Таким образом, мы имеем дело не с вольным переложением, а со стихами по мотивам. Но дурными. Возможно, кому –то это и понравится. Явный сонет. Что еще надо?

Tags: Оден, Очерки о русской культуре, занимательная филология
Subscribe

  • Х. Р. Хименес Звучащее одиночество

    Пауки древних мелодий, как они дрожали восхитительно на цветах, вянущих годами… стёкла, пронзенные луной, во сне мечтали о венках дрожащих с бледными…

  • Ф. Лорка Романс призванного на суд

    Пара Эмилио Аладрену Бессонно мое одиночество! Глаза ничтожны на теле а у лошадки огромны, не смыкаются и ночами и даже туда не смотрят, где сон…

  • Из И. Викхиркевич

    Иммунизированные Проходит чрез сердце стадо слов топочут и топочут стараюсь выдавить слезу а они тонут в безразличии Краткая история стыда в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment