alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

Очерки русской культуры Т.1 гл 88

 Нужен ли редактор поэту?



Иностранная Литература опять порадовала переводной поэзией.
На этот раз третьестепенным поэтом Томасом Мортоном.
http://magazines.russ.ru/inostran/2017/7/stihi.html
Видимо первостепенных поэтов постоянные авторы журнала Г. Кружков и Я. Пробштейн всех перевели и можно ходить кругами и пробовать воду поэзии то тут, то там. Хотя подборку Мортона представил новый автор журнала Анна Курт, которую мы заметили уже  в одной из предыдущих глав, видимо, ее нашли средь десятков тысяч переводчиков стихи. ру и графоманов. net.
Складывается впечатление, что если проза в солидном журнале все – таки проходит профессиональную редакторскую правку к взаимному удовольствию переводчика, журнала и читателя, то поэтических текстов не касается никто или там вообще нет редактора отдела поэзии. И вот пришла нам в голову мысль отредактировать хоть один стишок из подборки, и посмотреть, приобрел ли он художественную ценность. Объяснив автору перевода что, к примеру, объяснять очевидное новому пополнению читателей не нужно, даже если они воспитаны на творчестве Г. Кружкова и Я. Пробштейна, как интеллигенция в предыдущем поколении - на творчестве С. Маршака.
Основываясь на пока что лучшем определении поэтичности - « Самые верные слова в единственно верном порядке».
Заметив, что свободный стих не переводится дурной прозой и что, став столбиком, эта проза сразу не становится художественной ценностью.

People in a village
At the desert's edge
Had a daughter
Who was changed (they thought)
By magic arts
Into a pony.

У людей, живущих
На краю пустыни,
Была маленькая дочка.
Как-то раз им примерещилось,
что чародеи
Превратили ее в лошадку.

Объяснив автору перевода, что дочку не обязательно уточнять до маленькой дочки, да и наверно она подросла уже ближе к различению добра и зла, а не просто капризуля. Что слово пони уже известно русскому читателю, да и тут возможно намек на то, что пони удел богатых не духом, да и заодно можно избавиться от сюсюкающего слова лошадка, ибо это говорится от лица родителей, а не дитяти. И добавить, что на краю пустыни живут бедуины, а Макарий живет в пейзаже европейском и потому слово деревня тут необходимо в качестве места действия, как и религиозное слово пустынь или пустошь. А так же то, что «думать» и «мерещиться» слова разные, но отделяют Век Суеверий от Века Разума.
Получается так –

У людей в деревне
На краю пУстыни
Была дочка
Которую (они думали)
Волшебство
Превратило в пони.

Строчки стали короче и точнее.
Идем дальше:

At first they berated her
"Why do you have to be a horse?"
She could think of no reply.

Поначалу родители ее бранили:
“И зачем ты стала лошадкой?”
А она не знала, что ответить

Убираем лишние стопы, ибо оригинальный текст не стоит украшать этими И и А

Сначала они бранили ее,
- Зачем тебе быть лошадью?
Она не знала ответа.

Идем дальше:

So they led her out with a halter
Into the hot waste land
Where there was a saint
Called Macarius
Living in a cell.

Тогда, набросив ей на шею уздечку,
Повели они ее в пустыню,
Где в своей убогой келье
Жил святой отшельник
По имени Макарий.

halter I ['hɔːltə] / 1. 1) недоуздок, повод, уздечка, это Узда, уздечка, оголовье — часть снаряжения и упряжи, надеваемая на голову лошади и предназначенная для управления животным.
Посему на шее она никак оказаться не могла. Келья по определению убога, значит слово «убогой» лишнее, как и слово «святой», и, наконец, притяжательные местоимения не переводятся, как правило, и получаем:

Тогда они повели ее на поводу
В жаркую пустынь
Где в келье
Жил святой
По имени Макарий.

Дальше:

"Father" they said
"This young mare here
Is, or was, our daughter.
Enemies, wicked men,
Magicians, have made her
The animal you see.
Now by your prayers to God
Change her back
Into the girl she used to be."
"My prayers" said Macarius,
"Will change nothing,
For I see no mare.
Why do you call this good child
An animal?"

Отче, - сказали они старцу, -
Эта молодая кобылка
Когда-то была нашей дочкой.
Недруги, нечестивцы, чародеи
Превратили бедное созданье
В зверя, коего ты видишь.
Ты один молитвами своими
Можешь ей вернуть прежний облик”.
“Молитвы мои, - молвил Макарий, -
Ничего не изменят, ибо
Никакой кобылицы я не вижу.
И зачем свое дивное чадо
Называете вы зверем?”

Кобылка уже значит – «молодая», если не пони. Young man , к примеру, можно перевести, как «молодой человек», вложив это в уста даме вроде Фаины Раневской, а можно и просто - «юноша». Зверь это что – то зверское, а дитя их превратилось в животное, ибо если речь идет о лошади, то зверем она становится только взбесившись. И уздечку ей на шею не натянешь. «Дивное чадо» звучит, как чудо дивное, но если старец «молвит»… чудная аллитерация, впрочем: «Молитвы мои, - молвил Макарий», прям, как «Отец Онуфрий обозрев обнаженную Ольгу…», но не до жиру... убрав лишнее , получается так:

Отче, - они говорят, -
Это пони-
Дочь наша или была,
Злые, враги, чародеи
Дочь превратили
В животное, глянь.
Только молитвы твои
Могут вернуть девушку,
Какой была она раньше
Мои молитвы, - сказал Макарий,-
Ничего не изменят, ибо
Я не вижу пони,
Зачем вы называете послушное дитя
Животным?

Вспомним, что «зверь» позволил вести себя на поводу. Посему даже можно перевести «good child», как «паинька», но это перебор лексический.
И что дальше?

But he led her into his cell
With her parents:
There he spoke to God
Anointing the girl with oil;
And when they saw with what love
He placed his hand upon her head
They realized, at once.
She was no animal.
She had never changed.
She had been a girl from the beginning.

Вместе с родителями девицу
Повел он к себе в келью
И, помазав ее елеем,
Обратился с молитвой к Богу.
И, увидев, с какой любовью
Положил он ей руку на темя,
Они тотчас уразумели,
Что она никакая не лошадь,
Что она не меняла обличья,
А всегда оставалась девицей

Святые руки возлагают не на темя (ТЕМЯ, темячко ср. темя, •стар. макушка, верх головы, гуменце, маковка; самое место, где лобовая кость примыкает ко двум темянным или макушным костям, и выше до спуска к затылку), а на всю голову, если конечно не ручками карликовыми и, убрав лишнее , получаем:

Но повел ее и родителей,
В келью
Там он, говоря с Бого,
Умастив ее елеем.
И когда они увидели
Как он с любовью возлагает
Ей руки на голову
Они сразу поняли
Что она не животное
И не превращалась,
А всегда была девушкой.

«Но» здесь важно по психологической разработке характера святого, он видит, что чушь какая – то происходит в переводе, но по доброте душевной, правит его.

И финал:

Your own eyes
(said Macarius)
Are your enemies.
Your own crooked thoughts
(said the anchorite)
Change people around you
Into birds and animals.
Your own ill-will
(said the clear-eyed one)
Peoples the world with specters."

И тогда сказал им Макарий:
“Худший ваш враг - дурное око,
И корявые ваши мысли
(вразумлял их святой отшельник)
Превращают родных и близких
В птиц и зверей бездушных.
Ваша собственная злая воля
(обличал ясновидящий старец)
Призраками мир населяет”.

Видимо на супругов приходится одно око. Но именно так разговаривают в кельях, вероятно. И сколько переводчики со времен скрюченных ножек Чуковского и ученые не обсуждали, что значит слово crooked, им хоть кол на голове теши, каждый свое норовит вставить, но урежем лишние слова:

Ваши глаза
( сказал Макарий)
Ваши враги.
Ваши кривые мысли
(сказал анахорет)
Превращают ближних
В птиц и зверей.
Ваше зло
(сказал трезвомыслящий)
Населит мир призраками.

Заметив только, что раз ясновидящий старец ясновидит, то время здесь не настоящее «населяет», а будущее « населит». Не надо быть святым, чтобы видеть настоящее и что печатают в современных журналах.

А там еще напечатана подборка из Эшбери http://magazines.russ.ru/inostran/2017/7/stihi-.html в переводах Я. Пробштейна и А. Нестерова, доказывая, что стихи эти намного хуже оригинальных стишков самого Я. Пробштейна или, тем более, Г. Кружкова. Вроде бы А. Нестеров стихов писать не умеет…
Tags: Очерки о русской культуре, занимательная филология, иностранная литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments