alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

Хаим Плуцик Горацио 2 Пастух

Книга метаморфоз

Если пастушья история уже издавна
Стала песней сумасшедшего дудочника, что сказать
Словами, исходящими из дряхлых уст?
Темное пространство заполняет время и место,
И глубже, чем просто озадачив вопрошающего.

Голоса требуют: — Загадки, давай загадки!
И он, дерзнув и опуская свой длинный и сопливый нос.

— А кто морской владелец меча Клыка?
А кто в лисьей норе лиса - шпионка?
А кто волк незнакомый, путник с клювом,
Хромающая ласка, и зверь на мягких лапах?
А кто тот, притворившись пилигримом,
Идет к пастушьему огню иль в Вечный Город?
Кто дерево, поваленное дятлом?
Кто жертва — волк, олень и агнец?
Кто там копатель, кто копает мир
А кто вгрызается зубами в берег?
Кто убежал из Дома Бога?
На каждый тот загадочный вопрос ответ был хриплый
От остальных из этой шайки – Амлет! Амлет!


Тогда,
— Спой нам, старик, о переменах!

И рассказчик,
Трепещущий и господин чужого эха,

— О переменах в Амлете пою я, как умирает солнце, и луна
Становится старей, и лихорадка середины лета
Траву рябит, и ласточки летят на юг,
Когда их времени коснется запах, и птица с клювом
Их догонит и упадут они, как сорванные листья.

Виргилианский вздох пропал в дикарской глотке,
И, после паузы, мальчишеского голоса звоночек:

— Позволь, отец, помочь тебе.

— Конечно!

Старик запел опять, и младший антифоном прозвенел,

— Теперь он движется с опаской на дне морском
И меч Клыка рукой сжимая крепко,
Пока испуганная рыба бежит его очей.
А вот, смотрите, Амлет – лиса приходит в лисью нору,
И в дверь стучит, сопя, и просит, чтоб впустили,
— За мною гнались гончие вчера,
Я убежал и заблудился. Позвольте мне войти.
И в норке, отдыхая, он глядит вокруг
Полузакрытыми глазами, принюхиваясь осторожно
Или встает, идет кругами, беззаботно
Вперяет взор в ветвистые и мрачные туннели ада.
А вот он на краю неутомимой волчьей стаи в Тулии,
Волк Амлет средь волков им другом.
Ужель меня вы раньше не встречали? Я к вам пришел вчера,
И ваш король позволил мне прийти,
Пред тем, как он на стаю антилоп пойдет охотой,
Оближем отбивные на пиру.
Что может лучше быть, ну разве…
И наблюдает он за выражением их лиц…
Для нежного клыка, что лучше, чем застенчивое мясо.
А вот клювастый путник на охоте в горах Германии,
Он ищет кузена, но дальнего родства,
Беднягу, говорит, который редко выползает из гнезда,
Как будто охраняет убийственную драму,
А вот хромающая ласка ищет пристанище в лесу,
И слишком слабая, чтобы самой нору копать.

— Скажите есть ли по соседству тут свободная нора,
Где я смогу залечь, и лапы зализать?

А вот он в ночь глядит, глаза его сверкают.
И бродит он неслышными шагами вокруг костров
Европы, Азии и по пустыням Африканским,
И воет варварски в бесчисленных лесах Вайланда.
Кто тот, кто притворился пилигримом,
Во время мрака, и придя к кострам пастушьим?
А вот уже он входит в Вечный Город,
Чтоб в катакомбах мучеников посетить,
И за нагроможденьем черепов проверить ниши.
А вот, чуть погодя, на маленькой лужайке
Живущим в мужестве травы собакам и сверчкам,
Он задает вопрос, вздыхая, и опять вздыхая с вопросом, посылая
Намек неслышный, словно рябь за линией прибоя,

— Когда? И где? Поведайте скорей.

Но волчья стая набросилась на волка Скифии холмистой,
И на утесе клювы раздирают клюв одинокий ,

И воры длинношеие шпиона длинношеего кончают,
Когда, облизывая губы, он отдыхает после пира,
Вот Амлета - лису преследуют три лиса,
Как гончие, бесшумно по холму, по чаще.
И языки свисают, если жертва близко.
Он заметает след, идет по водам. И когда
Минует ферму, где врагам извечным угрожает,
Которых он перехитрить не может, как бывало раньше,
И если им дано ослабить хватку тени,
Тогда, холмом печальным вернется он к печальному заливу,
К кружащим ртам кровавым и кольцо сомкнувшим,
А вот и агнец отбивается от стада,
Чтоб волка приманить, пока шумят на бреге листья.
Выходит кролик прогуляться лесом,
Насвистывая песенку, пока дуб слушает и ждет.
Олень к воде подходит, пьет и пьет, пока
Ель не кивнет. И сумасшедший дятел
Является и рубит ель. Но из кустов бросается змея,
Оленя жалит в пятку, в это время ястреб
К земле змеи головку прижимает.
Он роет, роет, колодец роет или шахту
Фундамент дома, город для домов,
Могилы роет он, могилы, киркой испытывает землю,
Война уносит многих, но чума - поболе,
Он отравляет воду, и королей на битву вдохновляет,
А вот под пеплом город, он видит лишь руины,
И море обнажает наготу утеса…
Вгрызается он в берег…и пена на устах у Амлета - Лисы,
Когда взмывает, неся погибель соседскому щенку,
Хромающая ласка покидает ужин, чтоб бабочку убить,
Которая к их лагерю прибилась. И улюлюкает им волк,

— Друзья, я знаю, где лесника дитя устроило ночлег!

А вот разверзлись горы, и тошнит их дымом,
Гремит земля и сотрясается, и вдруг река
Из берегов выходит, и звезда, сорвавшись,
Шипит с небес.
Tags: Хаим Плуцик, переводы
Subscribe

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею X

    Ты в ощущениях моих всегда, античный саркофаг, воспетый мною, и с песней, что в тебе течет весною, как римских дней блаженная вода. Или как…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею IX

    Того, кто лиру подхватил, теней печальных средь, их славить, если хватит сил, чтоб возвращенье зреть. И тот, кого вскормил лишь мак среди теней…

  • Р.М. Рильке Сонет к Орфею I. VIII

    Лишь жалобы в пространстве прославлений пройдут, где нимфа плачущих ключей следит за нашей чередой падений, что лучше видно со скалы. На ней врата…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments