alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

Честная бедность Р. Бернса.

«Но у Маршака настолько вольный перевод, что от Бернса просто ничего не осталось(( А перевод Козлова, хоть не дотягивает слегка по литературе, но сохранил музыку Бернсовского стиха из оригинала).»

Из разговора в сети о стихотворении Роберт Бернс. «В горах мое сердце».


  Из этой фразы можно сделать два вывода, что музыка стихотворения важнее слов в нем сказанных и что переводные стихи не совсем литература. Что касается вольных переводов, то иногда они совсем не плохи, но к оригиналу отношения не имеют, перевирая его безбожно. А читатель не любопытен. Ему чужая культура до лампочки. Это к тому, что Бёрнса поэт великий, а Маршак не очень, но понятней обывателю. Вероятно, мало кто из русских читателей читал Бёрнса в оригинале, а там обнаруживаются вещи удивительные. Прочтем вместе самое известное стихотворение Маршака «из Р.Бёрнса». Оригинал здесь
http://www.worldburnsclub.com/poems/translations/is_there_for_honest_poverty.htm


«Нет такой злой обиды под солнцем, которая досаждала бы мне больше и больнее, чем когда я сравниваю, как принимают человека талантливого, нет, более того — всеми признанного и какой прием оказывают самому заурядному существу, разукрашенному пустыми побрякушками — богатством и знатностью. Я представляю себе человека даровитого, в чьей груди горит честная гордость и сознание, что все люди рождены равными, хотя он и отдает должное тем, кто заслужил уважение. Он встречается за столом у одного из великих мира сего с каким-нибудь сквайром или сэром. Зная, что благородный хозяин в душе, быть может, отдает поэту свои лучшие чувства и предпочитает его всем остальным сотрапезникам, ему тем обиднее видеть, как дарят вниманием ничтожество, в ком способностей не хватит даже на то, чтобы стать грошовым портняжкой, а сердца нет ни на грош, и как обходят сына гения и нищеты».
«Благородный Гленкерн ранил меня недавно до глубины души, потому что я его уважаю, почитаю и очень люблю. Он проявил столько внимания — подчеркнутого внимания — к единственному дураку за столом (вся компания состояла из его светлости, этого болвана и меня), что я чуть не бросил им в лицо презрительный вызов. Но потом милорд так крепко пожал мне руку, так ласково посмотрел на меня при прощании — благослови его бог! Если мне больше никогда не суждено будет с ним встретиться, я буду любить его до самой смерти! Мне приятно думать, что я способен хотя бы испытывать благодарность, если я и начисто лишен многих других добродетелей». (Р. Бёрнс в переводе Р.Райт –Королевой).


Отсюда видно, что не всякое бревно в лентах достойно классового презрения, по мнению самого Бернса. Но и более того, Бёрнс, в отличие от Маршака, совсем не утверждает, что быть богатым плохо. Он говорит нечто другое. А именно, что люди все равны и бедные, и богатые. Что не удивительно, Бёрнс разделял идеи французских просветителей и приветствовал французскую революцию, которая совершалась не ради свержения буржуазного строя и экспроприации экспроприаторов, а ради строя, где все люди, бедные и богатые, будут иметь равные права.

Есть ли здесь , представляя честную бедность и повесив голову, и тому подобное
Трусливый раб, мимо которого мы проходим мимо?
Мы смеем быть бедными, и тому подобное,
Наш труд незаметен,
Но стоит гинеи (золотого)
Ибо человек ценен сам по себе, какой бы труд это не был.

Так же как и Киплинг, Бёрнс понимает, что труд и Короля, и Поэта в глазах Господа труд почтенный,  но что бы быть бедным, надо приложить усилия. Хотя гинея – деньги довольно большие. О постыдности быть бедным он ничего не пишет. Маршак же уверенно утверждает, что бедность занятие почтенное. Отсюда уже недалеко до оправдания раскулачивания и перераспределения богатства отвратительного Мистера Твистера. Однако даже Пушкин в энциклопедии русской жизни не утверждал, что крепостной раб – самый жалкий из людей. Кроме того, рабы до 19 века за людей не считались. Ни в древней Греции, ни в древнем Риме, ни в крепостной России, ни в рабовладельческой Америке.

Кто честной бедности своей
Стыдится и все прочее,
Тот самый жалкий из людей,
Трусливый раб и прочее.
При всем при том,
При всем при том,
Пускай бедны мы с вами,
Богатство -Штамп на золотом,
А золотой -Мы сами!

Тем не менее, последние строчки это куплета прочесть невозможно. Маршак политэкономист марксистского толка полагает, что цена на золоте (штамп), а не вес, отражает его стоимость, а «мы сами»- честные бедные, но золотые , т.е. одновременно богатые .  ср, Цена на золото обновила новый рекорд, превысив 1226 долларов за унцию в ходе торгов 3 декабря). Штампы же на монете обычно неизменны, пока за них не берутся фальшивомонетчики и переводчики, мыслящие штампами. Но, возможно, у него английские бедняки носители пресловутой русской духовности. Идея, что быть богатым плохо, пришла на Русь из обнищавшей Византии.

Хотя простую пищу мы едим
И носим серую одежду и всякое такое
Дай дуракам шелка,
а простолюдинам вино,
человек всегда человек, и всякое такое.
их ( богатых) мишура напоказ и всякое такое,
Честный человек, даже бедный
Всегда Король над людьми.

Видно, что дураками могут оказаться и богатые, и бедные. А вот Маршак, движимый классовой ненавистью, дураками и плутами полагает только богатых, хлеба не едящих. Он разделяет рацион двух классов, отрабатывая Гос. Премию, и забывая о государственных рабах по обе стороны колючей проволоки Гулага, Короля Бёрнс объяснит ниже.

Мы хлеб едим и воду пьем,
Мы укрываемся тряпьем
И все такое прочее,
А между тем дурак и плут
Одеты в шелк и вина пьют
И все такое прочее.
При всем при том,
При всем при том,
Судите не по платью.
Кто честным кормится трудом,
Таких зову я знатью,

Любопытно, что честных трудяг Маршак называет знатью. Видимо, вспомнив о советских вельможах и о том, что Иван-дурак, покончив с Царем, сам им станет. А мог бы назвать пролетариатом, нпр.

Вот парень , зовется лорд,
Важно ходит, и глядит итп.
Хотя сотни следуют его слову
Он умнее не станет, дурак дураком Итп, итп
Его ленты, звезда итп,
Но человек независимого ума, глядя на это смеется.

Вот оно, разум независимый, завоевание Просвещения, провозгласившего равенство, братство и свободу. В том числе и свободу Шотландии. Но теперь слово Короля, авторитета, наместника Б-га на земле, приравнено к слову простолюдина, которого Бёрнс наделяет умом. Это вам не маленький «простой» человек в шинели, которую украдут тати в ветреном Петербурге.

Вот этот шут - природный лорд.
Ему должны мы кланяться.
Но пусть он чопорен и горд,
Бревно бревном останется!
При всем при том,
При всем при том,
Хоть весь он в позументах, -
Бревно останется бревном
И в орденах, и в лентах!

Бёрнс мог быть и груб и даже хамоват, а уж на солёное словечко и более того, но здесь вельмож он бревном не обзывает. Да и в русской литературе ленты и звезды не обязательно признак бревна. Достаточно вспомнить Каренина, увенчанного лентами и звездой. Или Сперанского.

Король может пожаловать рыцарством
Маркизом , герцогом итп
Но честный человек обладает большей властью
Боже правый! И не должен порицать это итп.
Их достоинство, итп
Здравый смысл и оценка своей ценности
Вот что высшее звание.

Вполне в духе века рационализма и выдает знакомство Бёрнса с его идеями.
Но порицать что? Бёрнс полагает, что не следует порицать решения Короля. Он вроде явно законопослушен.
                                                
Король лакея своего
Назначит генералом,
Но он не может никого
Назначить честным малым.
При всем при том,
При всем при том,
Награды, лесть
И прочее
Не заменяют
Ум и честь
И все такое прочее!

Ну, положим! Умиляет большевистская уверенность, что все короли глупы. Кто интересно из них лакея назначал генералом? Павел I? Екатерина Великая? Маршак уверен, что нищие не лгут и не льстят.

Так помолимся ,что все таки и будет
( Ибо так и будет.)
Что разум и достоинство ( оно же богатство)
будут главной ценностью на земле. Итп
И к тому же
Все люди на земле станут братья.

Можно заметить, что, несмотря на антиклерикализм и воспевание разума, Бёрнс еще верит в силу молитвы, хотя это абсурдно, противореча разуму. Так подсказывает здравый смысл. К сожалению, его предсказание не сбылось. Люди братьями не стали и вряд ли станут. Просвещение ошиблось и сильно.

Настанет день и час пробьет,
Когда уму и чести
На всей земле придет черед
Стоять на первом месте.
При всем при том,
При всем при том,
Могу вам предсказать я,
Что будет день,
Когда кругом
Все люди станут братья!

Маршак в силу молитвы не верит, но тоже уверенно предсказывает братство, оглядываясь кругом на пейзаж за окном кабинета.
Вот что пишет некто Гутнер,  прочитав Маршака:

В "Честной бедности" и в других песнях Бернс лишь подхватывает живущую в фольклоре мечту об обществе, где человека не будут заслонять деньги и титулы. Поэтому от французской революции он ждал того, чего она по самой природе своей дать не могла. Ведь уже первые избирательные законы во Франции показали, что права людей ставятся в зависимость от размера их собственности. Бернс же мечтал о демократии подлинной и народной, о такой форме общественного устройства, при которой человеку будет воздаваться по его способностям и умению.

Нет тот ли это Гутнер, который переводил Киплинга "Мандалей"?

Tags: Бернс, Киплинг, занимательная филология, критика, переводы
Subscribe

  • Р. М . Рильке Дуинская элегия III

    Один поет возлюбленную. Другой, увы, этот бог крови с потаенной виной. Кого узнаешь и издалека, этот юный любовник, что он творит, знает только…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею I. XV

    Стойте… ведь вкусно… скорее в полет. …Музыки чуть, ее переливы – девушки, теплые, вы молчаливы, станцуйте же вкус, как познанный плод! Станцуйте же…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею I.XIV

    С нами идут цветы, плоды и лес. Они не говорят на языке столетий. Встает из мрака очевидность в цвете и может быть и ревности там блеск…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments