March 30th, 2020

alsit

Р. Уилбер Шпион

Там за спиной его уже прошла волна
Над городом, оставленным им на заре навечно,
Его служебный мерседес на улицах задумчив,
И шины целуют дождливые ланиты тротуаров
Пока у врат Сент-Безила часы на башне
Не восстают со стоном, стряхивая время
В его глаза слезами. И этот вопль вокруг
И мрачный резонанс ему он тоже слышит
В охрипших поездах, гудящих в ущельях мироздания,
Дрожание сирен на кораблях, весь докучный
Трепет перемещений и разлук. И он спокоен
Здесь, в рощице с цикадами, на месте рандеву,
Зарыв мундир под листьями навечно
И натянув крестьянскую одежду.
А небеса полны учтивой бомбонацией
Аэропланов без числа; и город
Трясется с громом взрывов, ратушные окна
Моргают с тяжкой вестью –их уютный парк
С его фонтанами, где был обычай
Глотнуть немного fine и наблюдать passeggiata,
Засыпан мусором и все уже в огне.
Он все еще глаза отводит, и меньше от печали,
Чем от дурмана оставленности, не похоже
На бодрых духов появления его, когда
Он легкий, словно семя молочая, на парашюте
Летел, качаясь, на сигнальные огни на поле
Пшеницы под луной, поднявшейся ему навстречу.
Ночь проведя среди ларей и бочек
В сыром подвале, он не повторял
Задание, и не страшился сквозняка в душе
Своей подложной или предательства бумаг,
Лежал и наслаждался запахом корней
И древности, и точно также в раскрашенной повозке
Поутру, под сеном прячась, слушал дзинь
Со сбруи и звучанье ободьями терзаемых камней.
Потом был поезд! – и все купе забиты
Народом после выходных.
После костров и хороводов.
Плетенья амулетов из омел.
Как коллекционер в каталоги зарытый
И наконец нашедший на чердаке
Без перфорации tête-bêche с Мартиники
Или же целое яйцо от Фаберже,
Он всем владел, и цену знал заране -
Глазам полу-татарским, проглатыванию гласных,
Шнуркам и кожаным штанам, и полу-
Телепатическому пожиманию плечами,
В котором заключались нюансы речи их.
Убаюканное поездом, весёлыми улыбками вокруг
Его чрево согрелось предложенным akvavit,
Он ощущал, как его руки наполняются местными жестами-
Он уже не мог ни перебросить вилку слева направо,
Ни перекрестить себя справа налево. Рожденный
Не в культуре, а в первобытном состоянии
И потому мало чему еще можно выучиться,
Он легко воспроизведет их племенные обычаи
И ритуальное поведение этой страны,
К столице которой он сейчас двигался пыхтя,
Чтоб стать ими и предать.
Но теперь раздирающий
Звук, словно монстр, прочищал горло,
Нарастал из полей, которые исчезали чем ближе к границе.
Черные танки и танкетки явлены, преодолевая пшеницу,
И за ними, в походном порядке,
Черная пехота. Он уже мог видеть
Их холодные знакомые глаза, тела тяжёлые
Под запасами провизии родины, и памятную ему
Щебёнку плаца, заполненного одиноким ветром,
Тепло сырой постели. Как же тяжело,
Думает он, быть одураченным обреченному судьбой
В глубине patria и так стать
Подкидышем никогда не подкинутым, самозванцем,
Ни во что не верящим. Страшная мысль закрадывается -
Что если солдаты, случайно или в ослеплении,
Не предупреждены о нем и его миссии?
Что они увидят - нервного человека
В платье фермера, говорящего с забавным акцентом,
Кто не сможет называть улицы своего города?
И если расстреляют, то не будут ли правы?
Он скукоживается за деревом и ждет.
alsit

Очерки русской культуры- Т.2 Гл. 2

О смысле бытия   или краткая рецензия на две публикации в журнале «Интерпоэзия»

https://magazines.gorky.media/interpoezia/2020/1

Первая из них это боговдохновенное эссе А. Тарна о природе речи, и творчества в широком смысле, где он развивает идеи великого мыслителя И. Бродского (не сильно на него ссылаясь в качестве приоритета) и который в свою очередь развивал идеи многих великих мыслителей и поэтов, но находя единственно верные слова в единственно верном порядке для нанесения на скрижали Нового Завета Поэзии.

https://magazines.gorky.media/interpoezia/2020/1/o-poezii-3.html

Однако, и скорее всего, сам того не замечая, Тарн в этой взволнованной гносеологии или аксиологии, постоянно употребляя одно слово, противоречит Закону Божиему, буде то Тора или Моральный Кодекс Строителя, что выдает уже мыслителя невеликого, и воспитанного в школе материализма и вульгарного реализма. Тем не менее, если дочитать это эссе до конца, то оказывается, что все это лишь преамбула к характеристике творчества выдающегося русского поэта, проживающего в Израиле Семена Крайтмана, что уже оправдывает существование журнала «Интерпоэзия». Где, по крайней мере, иногда печатают замечательного поэта Б. Херсонского.

И «как бы» в развитие теории отражения Великого Замысла Божиего, журнал прилагает очередные варианты переводов трёх стихотворений Одена (тоже однажды представившего некую гносеологию природы речи, но всего в 14 строчках в отличие от Тарна),

https://magazines.gorky.media/interpoezia/2020/1/vse-teper-ne-dlya-nas.html

где в преамбуле сказано следующее:

Уистен Хью Оден – англо-американский поэт, мастер интеллектуальной лирики.

Что уже много говорит о редакторе журнала «Интерпоэзия». Ибо получается, что бывает лирика не интеллектуальная, или попросту глупая. И кто же из поэтов писал подобную? А вот же - У. Оден в переводах Т. Шепелевой!

Два оригинала из подборки как и их интерпретации, мы неоднократно обсуждали в первом томе «Очерков русской культуры» и любезный читатель может приникнуть там к водам Иппокрены, посему можно только отметить перлы из этих новых несколько пародийных откровений отражения поэзии Одена в кривом зеркале Воронежской поэтессы,


Ибо выяснятся, что в первом стишонке, переводила она не Одена, а дурной вариант А. Сергеева или аналогичный - Я. Пробштейна


На улице в пивной, на Пятьдесят Второй,
страдаю я. (Все умники в пивной
страдают точно так же, как невежды.)

Но если дочитать до фразы - «Балетный гений, спрыгнувший с ума», то можно перейти к


БЛЮЗ ДЛЯ БЕЖЕНЦЕВ

Говорят, в этом городе тысячи лиц,
и живут они в рамках моральных границ,
но для нас дорогая, у них ничего не найдется.

После столь изящной словесности морального беспредела слов, стремглав к -


В МУЗЕЕ ИЗЯЩНЫХ ИСКУССТВ

По поводу страданий и мучений
они не ошибались никогда –
прекрасно знали старой школы мастера..

И сколько поэтам не внушай, что выражение «Старые Мастера» это устойчивое выражение, литераторам «Интерпоэзии» все по барабану. А ведь в том же номере о Пастернаке рассуждает Д. Бобышев! Известный тем, что был другом Великому Мыслителю, поклонявшегося речи А.Тарна.
alsit

Э. Паунд Канто LXXXIV

8 октября:

Si tuit li dolh elh plor

                     Энгольд τέθνηκε

tu lo pro, tuit lo bes

                       Энгольд τέθνηκε

«и не думайте ж что он колеблется всё время упрямый, хак мул, ух, упрям, как МУЛ,

восприняв восточную идею денег» –

                           Вот сенатор Бэнкхед

«уверен, что не понимаю, что человек, подобный

     вам делает здесь», ‑

                     сказал сенатор Бора

Вот солоны в Вашингтоне

о власти и стране в 1939 г. н. э.

ты агнец пятнистый

         и черен и бел

но нам все услада для душ и для тел.

        

и теперь Ричардсон, Рой Ричардсон,

  говорит, что он отличен

— упоминать ли его имя?

и Дематтиа отметился и ушел

Уайт, Фаццио, Беделл, benedicti

Сэрнон, два Вашингтона (чёрных), Дж и М

Бассиер, Старчер, Х. Кроудер и этот

не солдат, хотя имя ему Резник

этим октябрем бог с ним с числом            М-р Кокси

состарившись до 91 упомянул об облигациях и

                                                                        процентах

ясное дело, как о сути проблемы

и мистер Синк Льюис не упомянул

             И Барток нас оставил

и мистер Берд с его восхитительной краткостью

(м-р Час Берд) посвятил одну строку валюте

где-то на стр. 426 «Молодой республики»

Мы будем почти также популярны, как м-р Джон Адамс

и менее широко прочитаны

и он, леопард, лежал на спине, играя с соломинкой

в абсолютной скуке

               (Воспоминания о римском зоопарке)

                                                        в абсолютной скуке

Воскурения Аполлону

                                        Каррара

                                                       снег на мраморе

белоснежном

                                       на стене белой

в горах

и как тот кто прошёл ущелье меж отвесных скал,

как это может быть где, у Гаронны?

                        когда идешь в Spagna

этот Тао Цзян слышал музыку древней Династии,

                 как могло случиться у  Источника Цветущих Персиков

где гладкие лужайки, с прозрачными потоками

меж них, серебряные, разделяющиеся,

а у Хо Шо разрушили целый город

за то, что прятали там женщину, Κύθηρα δεινά

и как сказал Карсон крыса пустыни

«когда мы ушли у нас было

                   80 тысяч долларов’достоинством’

                                         («опыта»)

заработанных на шахтах

           истратив капитал на оборудование,

но не просчитали время оборота

и моя старая добрая тетушка то же самое

сделала со слишком большой гостиницей

но она хоть повидала всю чертову Европу

                 и каталась на муле в Танжере

и вообще пожила всласть на свои деньги,

как Натали

«может, взяла от жизни больше, чем там было».

Под белыми облаками cielo di Pisa

из всей этой красоты должно же что-то явиться

О луна, моя открыточка,

хронометр,

Вэй, Цзи и Пи-гань

У Йинь были эти три мужа полные humanitas (мужества)

                                           или жэнь

Xaire Алессандро,

                                   Xaire Фернандое il Capo

Пьер, Видкун

                               Анрио

и далее по иерархии,

кто вышел из промышленности в правительство,

                 когда спад наметился в будущем

и вопреки чему предумышленно сбыли акции  Империал Кемикалс

в 1938

словно чтоб не нежиться в кровавых ваннах?

Quand vos venetz al som de l’escalina

                  ἠθος                           иерархия.

Это и есть различия в прозрачности

мин 2       это и есть различия

Джон Адамс, братья Адамы

                   вот наша норма духа

наш                                          чжун

                        куда мы можем вернуть

                                                             свое почтение

Святой Мика

                         Каждому во имя…

И глядя на шипящий танк никотина и

  выдохшийся виски

                              (выходя)

Товарисч Коба заметил: «Американцу я верю».

                                                           Берлин 1945

последнее появление Уинстона П.М. в этой связи

                 e poi io dissi alla sorella

della pastorella dei suini:

e questi americani?

              si conducono bene?

ed ella: poco.

                          Poco, poco.

еd io: poggio dei tedeschi?

  еd ella: uguale, через колючую проволоку

«вы не можете, сказал Стеф (Линкольн Стеффенс),

ничего сделать революционерам

         пока они не дойдут до предела»

а то, что Ванденберг читал Сталина, либо Сталин Джона Адамса

не вполне доказано.

Если мороз сковал шатер

Воздашь поутру что жив до сих пор.



Примечания к «Пизанскому циклу» Канто здесь:

http://www.litda.ru/images/2019-7/LDA-2019-7_40-166_Probstein.pdf

{