September 17th, 2012

alsit

Очерки русской культуры Т.1 гл. 46

Стансы к Августам. Байрон и Пастернак.

Любить иных тяжелый крест, написал гениальный русский поэт, скорей всего, имея в виду З.Нейгауз, впоследствии супругу, а английский поэт написал Стансы к Августе, имея в виду свою сводную сестру Августу. И один классик перевел другого, скорее всего, описав любовь свою, но не Байрона.   Хорошо ли это? Гонения на Пастернака продолжаются и по сей день, графоманам трудно смириться с настоящей поэзией, но и Байрон прожил нелегкую жизнь, и кому как не Пастернаку поведать о ней. Пастернаку, как к переводчику эгоцентрику, предъявлялось немало претензий, но нам кажется, что в Стансах к Августе все особенности его творческой манеры переводчика сосредоточены в концентрированном виде.

Итак, прочтем два разных стихотворения, не прощая захлеба в виде “прекрасна без извилин”. У Байрона божественного косноязычия не наблюдается нигде.

Хотя день моей судьбы миновал,

И звезда судьбы закатилась,

Твое нежное сердце отказалось признать

Мои проступки, (падения, ошибки), явные другим.

И хотя твоя душа с моим горем была знакома,

Она не съежилась ( как моя) разделив мое горе.

И Любовь, которую мой дух воспевал,

Я находил только в Тебе.


Collapse )