December 3rd, 2010

alsit

Очерки русской культуры Т.1 гл. 17

Русские бомжи на американском континенте .

Поговорим о развязности Брет Гарта и Роберта Сервиса.  О культуре речи и поэтах малокультурных, хоть и хорошо образованных.

«Вспоминаются слова Натальи Леонидовны Трауберг (из интервью):

Сейчас ужас заключается в том, что есть высокий уровень, пусть даже заглаженный, а вот среднего, профессионально-внимательного перевода не существует. Это что-то неправдоподобное. Мы с коллегами называем это "гнилым мясом". Знаете, в Средние века подпорченное мясо сдабривали всякими травками, чтобы не так пахло. А когда начались Крестовые походы, то с Востока тащили мешками все, чем можно присыпать эту гниль - перец, мускат, кардамон и так далее. На это часто похож современный перевод. Живая феня. Сплошные "парни" - при том, что в английском тексте
chap или guy заменяют местоимение "он". Я недавно правила один перевод, сделанный довольно способным мальчиком, у него легкий, просторный синтаксис, но лексика - сплошная феня. Классический вид такого перевода - это жалчайший, рабский синтаксис с насованным перцем. Сплошные пассивы. Каждая фраза начинается с "но", а если нет - с "и". Здесь ничего сделать нельзя. Это не литература. Но таким образом основательная часть англоязычной литературы не попадает в русскую культуру. Так что: если вам не все равно, не читайте это. Либо читайте по-английски.»

Надо сказать, что в большинстве случаев развязность возникает по недоразумению, или недостатку ума вполне интеллигентного переводчика, выросшего на блатных песнях В. Высоцкого воспевающего русского Робин Гуда с наколкой на груди.
Вот М. Лукашевич переводит Брет Гарта. Помня, что Брет Гарт, как и Лондон, и Сервис бытописали жизнь обитателей Клондайка.  И становятся американцы – один за другим – русскими бомжами.

Призрак, которого видел Джим - Фрэнсис Брет Гарт

http://www.vekperevoda.com/1950/lukashevich.htm

Касаемо духов, механик изрёк,
Они не сказать, чтоб нам поперёк:
Им не с руки тягать рычаги,
Да и в котлах не смыслят ни зги.
А с Джимом, небось,
Всё это стряслось,
Оттого что мозги съехали вкось.


Не секрет, что в литературе по манере высказываться и словарю говорящего можно определить социальный статус персонажа. И умение это делать, естественно, входит в профессиональный инструментарий литератора.
По этому отрывку можно сказать, что механик получил образование на уровне техникума, прогуливая уроки русского языка, но в котлах что-то смыслит.  Социальный статус – люмпен-пролетариат.  Можно было перемежать его речь междометием «блин» и «как-бы».
К тому же автор перевода, сообщив, что механик «изрек», относится к персонажу без малейшей симпатии, ибо ясно, что особых истин возвышенного характера механик не сообщает.  Видимо, также он относится и к оригиналу. Тем не менее, сразу останавливает факт знакомства американского механика с творчеством великого Даля.  И хотя это малосущественная деталь на фоне косноязычия всего перевода, займемся академическими изысканиями. Вот как (задним числом) объясняет автор появление «зги». Хотя и так ясно, что «зга» появилась на месте недостающей рифмы.
« "Ни зги", конечно, неслучайно - хотелось воссоздать калифорнийский просторечный колорит. Однако это употребление не ошибочно, вот что, например, дает словарь Даля: Кроха, капля, искра, малость чего. Ни зги хлеба нет. Зги нет в закромах», пишет переводчик в ответ на вежливое замечание коллеги графомана.

Однако, существуют иные толкования:«Хоть глаз выколи», «тьма кромешная», «тьма египетская» и «ни зги не видно» – так образно мы можем сказать о густой, непроглядной темноте. Но что такое «зга», которую никогда не бывает видно? Это известно не многим. Кстати, о происхождении этого слова спорят до сих пор даже языковеды. Одни считают, что «зга» –  название металлического колечка на дуге лошади и что, говоря «ни зги на видно», русские люди хотели сказать: так темно, что не видно даже этого колечка.

Другие утверждают, и более доказательно, что «зга»  это не что иное, как претерпевшее ряд изменений слово «стьга», то есть дорога, тропа. В некоторых наречиях и сейчас в значении «дорога» употребляется слово «стега», откуда, в частности, и образовано уменьшительное «стёжка». Вспомните, есть даже песенка, которая начинается так: «Позарастали стёжки-дорожки...»

Вот и получается, что выражение «ни зги не видно» означает: «так темно, что не видно тропки, дорожки». И тогда ясным становится и смысл такой, например, пословицы, которую сторонники «колечка на дуге лошади» не могли объяснить: «Слепой слепца водит, а оба зги не видят».

И наконец:  Згинка, -ночка ряз. искра, искорка; крошка..
Т.е. калифорнийский диалект передается рязанским диалектом.  А тройное значение слова «зга» пока что заставляет недоуменного читателя оставить стихотворение и заняться рысканьем по словарям. Нам не удалось найти у Даля выражения «мозги съехали вкось» , возможно, это диалект механиков тяги. Помимо – «мозги набекрень», самое грубое – «мозги (крыша) поехали».
Посмотрим, дает ли основания к использованию диалектов и дурного сленга оригинал Б.Гарта.

Что касается привидений, сказал инженер,
Провидений мы не боимся,
Они не балуют с рычагами
И также с  дросселями
А что касается Джима,
То, что случилось с ним
Полуправда, полувыдумка.

Получается, что переводчик снижает социальный статус персонажа, чтобы оправдать сленг и собственное косноязычие. Понятно, что американский инженер начала века так говорить не может. Правда и механик в те времена получал приличное образование. В представлении русских переводчиков все жители Клондайка или времен Клондайка говорят только на сленге и у Сервиса, и у Гарта. Но, скорее всего, переводчик решил, что основания для сленга заключаются в «ain't». И на этом пролетают многие, знающие о языке понаслышке. Вот краткая справка об отличии слэнгового “ aint” и литературного   “are not”. Ain't is mainly only used by the working classes in England, such as the Cockney dialect, and is often considered improper speech by the middle and upper classes, in contrast to 19th century England where it was readily used in familiar speech by the educated and upper classes.[8].Ain't is a common word in Southern American English and in rural parts of the United States, used in casual conversation settings (see also Y'all).
Здесь сказано, что подобное сокращение,  это  «кокни» диалект,  и считается грубым у среднего класса и аристократии  в Англии, но в 19 веке таковым не считалось. А в США это Южный акцент или  акцент жителей сельской местности. Посему «воссоздать калифорнийский просторечный колорит» не получилось явно, вследствие недоразумения...Калифорния и Аляска –  не южные штаты. А Канада – не Америка.  Но ведь можно было вспомнить Золотую Лихорадку Чаплина! И хотя там Чаплин молчит, но явно носит потрепанный фрак, держа в руках трость. И если бы заговорил, то не языком Лукашевича, определенно.

Однажды ведя поезд, он увидел
Дом, очевидный, как моральный закон –
На залитом лунным светом берегу и потом
Появился пьяный, у которого хватило ума
Только чтобы упасть на рельсы
Плашмя, как цеп,
Когда Джим и переехал его ночным почтовым

Переводится это так:

Он поезд почтовый вёл, а вослед
Луна проливала белёсый свет.
И вот впереди, на откосе крутом,
Обрисовался отчётливо дом.
Оттуда возник
Пьяный мужик
И прямо на рельсы – бух через миг!


Пьян здесь не только мужик, но и дом, выстроенный на крутом откосе. «Бух» означает эмоциональное выраженное падение, но если через миг, это уже прыжок через время. Которое по уверению многих и отделит зерна от плевел, ибо современник не может доказать, что стихи эти не переживут того момента, когда будут напечатаны в очередной книге, доказывающей, что все зарубежные поэты полуграмотные идиоты.
Поскольку дальше в том же духе, то Лукашевича и Гарта мы оставим здесь и заглянем к Сервису. Тем более, что «Первую широкую известность принесли ему изданные вскоре сборники баллад, написанных в лучших традициях Ред ярда  Киплинга (нередко самого Сервиса по сей день называют "Киплингом холодной Канады» ( с ) , что имеет непосредственное отношение к нашей теме.
     
Итак, С.Шоргин.  Благо герой следующего стишка читал Гарта не в переводе Лукашевича и речь идет о графомании. ( оригинал здесь - http://www.poemhunter.com/poem/a-verseman-s-apology/)

Оправдание графомании
Увы, я только  версификатор
И смысл искусства мне неизвестен,
Но букварик  учил меня
любить Филда и Гарта.

Я приветствую Райли с удовольствием
Перед Хэйем сниму шляпу
Эти ребята мне по росту
И я никогда не прыгал выше.

Классики! Ну, большинство мне скучны,
А модерн я не понимаю.
Но Бернса, родственного по крови, держу перед собой
И Киплинга, друга,  под рукой.

Они научили меня всему, что я знаю, хотя
У их ног я сидел.
Ради бога, не зовите меня поэтом
Ибо в этом меня обвинить невозможно.

Упоминание вины здесь для финала, когда грех графомании автора, возможно,  будет прощен.

Делец от поэзии, закаленный  и бесстыдный
Разгулявшийся автор
Легких  стишков*
Мой образец – Матушка Гусыня (сборники  детских  стихов для самых маленьких), The Bab Ballads are a collection of light verse by W. S. Gilbert,
И думаю, могильщик проворчит,
одобрив меня в последнем пристанище
«Этот парень написал Мак Грю –
Лучшее, что он мог сделать»
И тогда я представлю эту рецензию моему Создателю.

Надо сказать, что представленный в качестве перевода текст вполне сносен.  Если бы не несколько подмен, характеризующих самого переводчика и отношение к творчеству Сервиса большинства русских поэтов.

ИЗВИНЕНИЯ РИФМОПЛЕТА

Увы, рифмоплёт я - не боле,
Невежда в искусстве - о да...
Но знаю Брет Гарта! Я в школе
Его полюбил навсегда.

Можно подумать, что они вместе учились, поскольку рядом с школой, но это мелочь

Я рот перед Райли разину,
Пред Хэем я шляпу сниму.
Они мне подходят по чину,
Кто выше - те мне ни к чему.

Поскольку автор оригинала считает себя равными с перечисленными поэтами, то он и обращается с ними как равными.  В этом же суть графомании и уважения к своему творчеству?  Однако, поэт, взявшийся переводить другого, не равного себе, пишет нечто другое... Разинуть рот – это уже признать нечто удивительное, а не привычное, равное. Но и чин, это вроде членства в союзе писателей, тут же сравнение идет не по чинам, а по Гамбурскому счету  поэта из Конотопа, или где там проживает Шоргин. Возможно, поэта попутала самоирония лир героя.


Скучаю я, классики, с вами,
Гляжу на обложки с тоской;
Но родич мой Бернс - пред глазами;
И Киплинг, мой друг, - под рукой.

Им следовать всюду - лишь в этом
Цель жизни моей и мечта...
Но звать рифмоплета поэтом -
Напраслина и клевета!

Рифмач я! - и прежде, и ныне,
Баллад грубоватых певец,
Я в Матушке вижу Гусыне
Единственный свой образец.

Но я верю, что скажет могильщик,
Услыхав, как клиента зовут:
"Парень славный, смотрю:
Им написан 'Мак-Грю'" -
Вот и будет мне праведный суд.

Но вот мы доходим до образца –  детских стихов, тут-то и появляется определение баллад Сервиса , как их воспринимают люди другой культуры. Если рядом с «Матушкой вижу Гусыне» у Сервиса, соответственно, стихи легкие, то переводчик ставит – грубоватые. Так он их воспринимает и так переводит, возводя грубость в основной «тон» творчества Сервиса. Судя по длинным переводам из того же Сервиса, но не достигшим энергетики крутого парня современной школы перевода,  Шоргин  человек  очень интеллигентный, как его характеризуют другие поэты,
Но самое интересное в стишке, это на какого читателя-судью ориентируются два поэта. Если Сервис берет могильщика в качестве свидетеля перед Создателем, а могильщики поэтов со времен Гамлета в стихах толк знают, то  Шоргину вполне достаточно кладбища в качестве аудитории...

Но кто у нас переводил «Мак Грю»?   tp://freemasonry.bcy.ca/biography/service_r_w/dan_mcgrew.html
Переводил Основатель Новой Школы Перевода , наполнивший многие книги и Антологии  аналогичным мусором. http://www.stihi.ru/2004/12/10-31

Убийство Дэна Мак Грю.

Компания парней веселилась с криками в салоне Маламут.
Парнишка у музыкального ящика как раз завел громкую мелодию.
В глубине бара играл в вист Страшный Дэн Мак Грю
И там же сидела, наблюдавшая за тем, как ему везет, его ветреная «свет – в – окне», известная под именем Лу.

Итак, картина Дикого  Запада,  лексически  грубовато, но без эксцессов.

Для крепких парней салун «Маламут» хорош и ночью и днем,
Там есть механическое фоно – и славный лабух при нём;
Сорвиголова Мак-Грю шпилял сам за себя в углу,
И как назло ему везло возле Красотки Лу.


переводит Мэтр.

Лабух это музыкант, джазовый преимущественно, он может больше, чем ручку крутить у музыкального ящика, но мы переносимся в полу-уголовный мир стиляг середины 20 века в далекой России и в дебри теории перевода, не существующей для лабухов практики его. Тут уже недалеко до английских «мужиков» гуляющих по текстам учеников школы этого переводчика. Допустим, что можно определить современного исполнителя джаза в американском баре, как лабуха, но можно ли в салуне начала века?  А если речь о трубадуре средневековья?   «Шпилять», помимо колоться, на том же русском языке   означает играть ( шпиль балалайка..), но что значит – шпилять  сам за себя ? 
Light´-o'-love`    (līt´ô-lŭv`) An old tune of a dance, the name of which made it a proverbial expression of levity, especially in love matters. Hence: A light or wanton woman; a woman inconstant in love. Called also light-of-love . (старый танцевальный мотив,  песенка, ставшая образом  легкомыслия, особенно в любовном контексте, женщина-вертихвостка). Протагонист у Сервиса, цитируя мотивчик, довольно сентиментален, и вряд ли стал бы коверкать язык. Дальше оказывается, что Дэн выиграть не хотел, а хотел он любви красотки. ( кому не везет в карты…) Но обратим внимание на деталь – музыкальный ящик. По сюжету выясняется, что это пианино,   но не механическое, на нем пришелец будет играть. Тогда лабух тоже сидит за пианино и играет, а не включает механическую запись механического пианино. Поему буквальный перевод здесь не проходит или надо повторить снижение - ящик или просто дочитать стишок до конца,  прежде чем хвататься за стило.

Когда  с темной улицы,  из холода ниже 50, в шум и блеск
Ввалился,  спотыкаясь, золотоискатель, только что с промывки, грязный как собака, и в поисках выпивки
Он выглядел  как человек, который уже одной ногой в могиле,  слабее вши.
И он,  высыпав песок на стойку, заказал выпивку для всех
Никто не признал его,  хотя все чесали затылок.
Но выпили за его здоровье и последним выпил Мак Грю.

а в переводе

За дверью – холод за пятьдесят, но вдруг, опустивши лоб,
В салун ввалился злющий, как пес, береговик-златокоп,
Он был слабей, чем блоха зимой, он выглядел мертвяком,
Однако на всех заказал выпивон – заплатил золотым песком.
Был с тем чужаком никто не знаком, – я точно вам говорю, –
Но пили мы с ним, и последним пил Сорвиголова Мак-Грю.


Если мужик ослабел, то вряд ли на злость есть силы, но правдоподобность психологических характеристик литературных героев  никогда не заботила некоторых мастеров перевода..  До сих пор в порядочной литературе опускали голову, а не лоб, или поэтов осмеивал американофоб Задорнов (смотришь искоса, низко голову наклоня).  Зато русский язык обогатился неологизмами береговик и златокоп ( береговик  - моряк, несущий береговую службу Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный (Т.Ф. Ефремова. 2000)
Мертвяк на новорусском – это зомби. УжОс! Потом и жмурик появится..
Но три строчки вполне адекватно, видна рука Мастера.

Иногда встречаешь человека, от которого не оторвешь взгляда, который привораживает.
И он был таким, и глядел на меня, как человек вышедший из ада,
Лицо – заросшее бородой, взгляд собаки, чьи дни на исходе
И пока он разбавлял зеленое в стакане и медленно глотал,
Я стал думать, кто он такой и чем занимается,
И я обернулся и увидел, что  за ним также наблюдает леди известная как ЛУ

А что получим взамен? Мастер  пишет

А гость глазами по залу стрелял, и светилось в них колдовство;
Он смотрел на меня, будто морем огня жизнь окружила его.
Он в бороду врос, он, как хворый пес, чуял погибель свою

Из бутыли по капле цедил абсент и не глядел на струю.
Я ломал башку: что за тип такой пришел сквозь пургу и мглу,
Но еще внимательнее за ним следила Красотка Лу.


Необходимость рифмовать много слов превращает  «златокопа» в кокотку Лу, с ее дамской лексикой  про море огня и  арию мистера Х. ( это вероятно образ ада) Но как «златокоп» умудрился врасти в свою бороду, уму непостижимо.  Если цедил он ремарковский абсент, то откуда взялась струя, цедят же по капле? Или информация об ассортименте зеленых напитков взята из меню ресторана «Клондайк», что находится возле метро Бабушкинская? А вот если стакан заменить на «из горла», тогда вместо головы появляется башка. Но тип явно героический, идя первопроходцем сквозь мглу. И одновременно – стрелял глазами, что уже пугает, либо тут намеки на нетрадиционную ориентацию «златокопа», или это опять же красотка Лу раздвоилась.  А может сквозная метафора, как карточная у Сервиса? Стрелять же начнут из огнеметного оружия...

Его глаза складывали толпу в карточную комбинацию, и он казался  сонным
Пока на глаза ему не попалось старое пианино,
Рэгтайм-паренек отлучился за выпивкой, и стул был не занят,
Так что незнакомец, спотыкаясь, прошел через комнату и плюхнулся как дурак (на стул)
В кожаной рубахе, отшлифованной грязью, сидел он, и видел я, как он раскачивался
И потом вцепился в клавиши когтистыми руками – Боже, этот человек умел играть!

Этот косноязычный старатель оказался ценителем музыки...

А взгляд его по  салуну скользил, и было понять мудрено,
Что ищет он, – но увидел гость полуживое фоно.
Тапер, что рэгтаймы играл, как раз пошел принять стопаря,
А гость уселся на место его, ни слова не говоря,
В оленьей поддевке, тощий, неловкий, – мне и слов-то не подобрать, –
С размаху вцепился в клавиши он – и как он умел играть!


«Тапер, что рэгтаймы играл, как раз пошел принять стопаря»  (  вот здесь переводчик забыл,  что пианино механическое было)  С размаху вцепился в клавиши, ( тут нужна консультация проф. пианиста, можно ли вцепиться с размаху?) . Но слова подбираются довольно легко, чувствуется порыв вдохновения и что на перевод затрачено часа два.

Вряд ли стоит читать до конца это, лучшее, что написал Сервис, судя по ремарке могильщика, стихотворение, которое поэт собирался предъявить у Небесных Врат, в качестве пропуска в Рай, Возьмет ли переводчик сей опус с собой,  когда отправится сквозь пургу к Создателю, гоня переводческую пургу? Достаточно перечислить пёрлы: «Кто, как не женщина, исцелит, склонясь к твоему челу» ( лексикон резко меняется, по направлению к архаике, но мы помним, что и лоб наклонялся)  Или изысканное –девичье :  «вопль души», или  такое : «Вот и вся история: на нее глядел я во все глаза».  Можно ли глядеть НА  историю только что рассказанную?  Глаза наши б не смотрели... Однако, понятно откуда растут ноги экспериментов с английской и французской поэзией учеников школы Мастера –  смесь  экстремального сленга и сантиментов, блатняк. Но и обидно за разношерстную интеллигенцию, собравшуюся на Клондайке. А ведь там Д. Лондон гужевался, писатель.
Процитируем еще:
Есть несколько переводчиков, которые переводят поразительно, невероятно. Я назову одного - Григория Дашевского. Он Переводит Набокова. У него свой диапазон. Но, я думаю, он его расширит, и хочу его потащить в этом направлении. Это человек поразительного дарования, который переводит именно тем языком, которым надо. Но количественно, возможно, сейчас хороших переводчиков меньше. У нас есть Гильдия, там около ста человек. Войти в нее можно, подтвердив мастерство своими трудами и мнениями других членов. Там представители обеих школ - и несколько заглаженного перевода, и нового перевода. Вторых меньше, но делают они то, что раньше никто не делал. Я не считаю, что малочисленность - это плохо. В приличных странах большего количества литературных переводчиков и не бывает. Их всегда несколько. Как говорил Мандельштам - "не может быть, чтобы этого не было по-русски". И перевел "Коронацию Людовика Благочестивого" так, что это единственный перевод средневековых стихов, похожий на то, что написано. Лингвисты всегда ведь очень страдают, что переводы средневековых текстов обычно нечитаемы. По-русски все скучно так, что можно сдохнуть, даже Чосер ( видимо в переводе С Александровского - http://magazines.russ.ru/nlo/2005/76/ti31.html  ) . А гении переводили иначе. И я уверена, что такие люди найдутся.