May 16th, 2010

alsit

Пародии

Веласкес умер. Опустел приход.
И Санта Клаус пьян под черной елью.
И нет меня. Я иудей и эллин.
А завтра - сорок пятый Новый Год.
Ты помнишь: там в проигранной войне
нам оставалось только породниться.
И том горел. И Маркс в обнимку с Ницше
казались одержимыми вдвойне.
Веласкес умер. Иудей воскрес,
но снова был заплеван вечной чернью.
И в одиночку нес свое свеченье
бомжам в твоем метельном декабре.

дима сорокин, бомж.

Веласкес умер, также умер Бог.

сорокин жив, еще идя на смену,

И чернью на крючке он говорит безмену,

Что тяжек на ноге отрубленный сапог.

Collapse )


alsit

дела перводческие.....

Поэты шутют.

Я создал версию для людей с определенным уровнем восприятия, для людей, которые почти уже не понимают литературный язык середины прошлого века.
А.Кротков.

Зад на створки развело..

Он же. .                                                                      

По мотивам Р.Фроста .   

 

Брысь, курва!» - на птичку с утра я ору; 
Достала – тоску развела по двору! 

Совсем на курлыканье нет терпежу – 
Сучу ей кулак, каменюгой грожу. 

Collapse )

День затих. Я снял свои обноски,
прислонясь к дверному косяку.
Я ловлю сквозь матерные всплёски
с детства милый крик «Кукареку!».

На меня наставлен сумрак ночи
буркалами жёнушки в джерси.
От тоски завоешь... «Сбегай, доча,
банку самогона принеси».

Не люблю характер свой упрямый.
Боже, не нужна мне эта роль.
Но сейчас пойдёт другая драма,
и от тёщи Ты меня уволь.

Но продуман распорядок драки:
тёща, дочь, жена — едрёна мать!
Я один. Все тонет в полумраке.
Жизнь прожить — не бабу отъ..ать.

Ю.Лифшиц

 

Гул затих. И с потрясенных личек

Брови поднимая на версту,

И содрав с себя потертый лифчик,

Стриптизерка подошла к шесту.

 

Под резинкой мятые дензнаки,

И слова слетают с малых уст,

Чтобы знали, где зимуют раки,

Пастернаки всяческих искусств.

 

Что за морды в баре, рожи, хари!

Чашу с ядом, Авва, поднеси!

И сидят с ней на одном гектаре

Тысяча поэтов на Руси.

Роберт Геррик (1591-1674) Его поэзия – его памятник

 

Недолги дни мои
Играть на лире,
Закончу, и
Усну я в этом мире.

Collapse )



Его поэзия – общая могила.

 

Петь мне на лире дни,

В пустую - ночи,

И рифмовать на «и»

Нет боле мочи.

 

Кончать я не могу ,

И даже нечем,

Язык то -  не гу-гу,

Давно заплечен.

 

На всех налет лежит,

В мозгу извилин,

Один пиит

Им непосилен.

 

Душой мой червь согрет,

Но точит все же.

Неужто я поэт,

Сумнясь ничтоже?

 

Себе я камень в срок

Воздвиг до срока,

Но злюка - этот рок!

Трещит, сорока!

 

Колонн я зрю полет

Но без обиды,

Такой  компот !

...Смеются  гниды...