alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

Целан и переводческий югенд

Наше внимание привлекла дискуссия здесь:

http://witkowsky.livejournal.com/66797.html

Действительно, многие читающие Целана по-русски восхищены его поэзией и трагической судьбой. Но что они читают в восхищении? Можно ли восхититься переложением инициатора дискуссии, хотя снабженным серьезным подходом к истории написания Фуги и прочими ассоциациями к творчеству Целана. Поглядим хотя бы первую строфу в переводе Е. Витковского, а потом еще несколько ее интерпретаций.

ФУГА СМЕРТИ

Черным обратом рассвета нас поят на ужин

Сразу возникает вопрос, почему слово Milch (молоко) заменено на обрат (т.е. молоко снятое, молочную водицу), что это за жидковатый рассвет такой? Представим себе, что Бродский пишет не «Будет отныне красным млеко этих коров», а «Будет отныне красным обрат этих коров»… дальше можно не читать…может здесь игра слов, неуместный каламбур « черным о ! братом рассвета»?

поят и днем и с утра и мы пьем его ночью
пьем его ночью и пьем

Это верно – время идет вспять, но у самого Целана – вечер, полдень, утро, ночь и так по кругу… abends, mittags, morgens , nachts

в воздухе роем могилу, в котором не тесно

не тесно - означает, что трупы лежат свободно, не толкаясь, а у Целана liegt man nicht eng - никого слишком близко, человек одинок и в смерти, и не в воздухе, а в пространстве, включая небеса, и, может, включая и вентиляторы (Lüften- вентиляция, восходящий поток и.т.п. ) в газовых камерах. Да и могила вроде женского рода? Поэт, не владеющий грамотной инверсией это нонсенс. Правильно - роем могилу в воздухе, в котором не тесно или в воздухе роем могилу, в которой не тесно.

в доме живет человек заклинатель гадюк

Нет, не заклинатель! Евреев штоли? Он играет с гадюками гадкую музыку или просто играет. Это явно оригинальное прочтение метафоры.

если смеркается пишет он письма в Берлин

А что мешало написать « В Германию»?

о золото прядей волос твоих о Маргарита

сам Целан смог сказать это короче – твои золотые волосы, Маргарита, но слишком не поэтично… без ООО..

только напишет как звезды на небе блеснут

Это несколько невнятное выражение или дурная инверсия - как звезды на небе блеснут только напишет… наверно, надо заблещут.

Скорее всего, в оригинале происходит другое -- он пишет, потом стоит перед домом и это заставляет мерцать звезды.

выйдет из дома и свистом собак позовет
чтобы евреи усердней копали могилу

Как то получилось, что собаки и есть евреи или наоборот.

А на самом деле там происходит интересная история, он свистом подзывает своих собак, и свистом - же своих евреев, чтобы копали себе могилу

каждый еврей музыкант и понятно танцор.

Видимо, эта антисемитская чуть хамоватая финальная строка от лица лир. героя сделана, понятно, по Окуджаве « Все они красавцы, все они таланты, все они поэты».

А Целан пишет знакомый всем образ – он приказывает нам играть, пока (или пусть) евреи танцуют пляску смерти.

Итак, это вольное и чуть безграмотное переложение уже первой строфы никак не может считаться творчеством Целана. Благо есть другие варианты перевода.

Например

В. Куприянов

Черная млечность рассвета мы пьем ее на закате
мы пьем ее в полдень и утром и пьем ее по ночам
мы пьем и пьем
мы в небе могилу роем там тесно не будет лежать

Ему молоко тоже не нравится и он меняет ее на млечность т.е. на удойность…но сообразил, что лежать придется в небе, хотя передал это своими словами, чтоб было понятно, что не шахту рыть.

В доме живет человек он играет со змеями пишет
И пишет со змеями змеиные видимо стишки
он в сумерках пишет в Германию золото волос
твоих Маргарита
он пишет и после выходит из дома и звезды сияют
он свистом зовет своих псов
он свистом сзывает евреев чтобы рыли могилу в земле
он велит нам теперь сыграйте для танца

По этому тексту видно, где ошибся Витковский, но выражение «сыграть для танца» уже унижает русский язык. Про то, что фашист пишет стишки у Целана нет, есть, что играет со змеями, может и фугу смерти,

Благо есть О. Седакова, которая хоть прочла оригинал, берясь переводить:

Черное молоко рассвета мы пьем его вечерами
мы пьем его в полдень и утром мы пьем его ночью пьем и пьем
мы роем могилу в воздушном пространстве там тесно не будет
В том доме живет господин он играет со змеями пишет
он пишет когда стемнеет в Германию о золотые косы твои Маргарита
он пишет так и встает перед домом и блещут созвездья он свищет своим волкодавам
он высвистывает своих иудеев пусть роют могилу в земле
он нам говорит а теперь играйте пускай потанцуют.

В обоих вариантах «заклинателей змей» нет. Наверно, у Витковского они пришли из какого-то другого стихотворения …

Хотя у Седаковой насколько смущает выражение « воздушное пространство» излишней точностью или ненужные волкодавы ненужной ассоциацией к Мандельштаму.

Вот тебе и Целан…

Но страсти этой «Фуги» еще не закончились, ибо через несколько лет состоялось чествование переводчика Алеши Прокопьева. И там гвоздем программы, конечно, была эта самая Фуга. Судя по откликам посетителя вечер удался:

«Вечер поэзии. Интимные переживания.
Вчера у меня был счастливый день. Побывать в "овальном зале" библиотеки "Иностранной литературы" всегда счастье. По всем стенам до самого потолка высятся книжные полки со старинными книгами на иностранных языках. Ровный свет от огромной люстры отражался в стёклах за которыми стояли молчаливые книги. Тишина. Казалось, что всё происходящее за этими стенами не имеет уже ровно ни какого значения. Словно находишься в башне в небе высоко над Землёй. Алёша Прокопьев должен был читать свои переводы стихов Пауля Целана. Зал был полон….»

Не имея удовольствия разделить интимность восприятия Целана на этом пире духа, захотелось еще раз прочесть «Фугу» Целана в надежде услышать именно его, а не фантазии переводчиков. Тем более, что там присутствовала неплохой поэт Анна Глазова, которой это тоже понравилось. Видимо потому что, как она сама определяет поэзию - «Вот этот скандал языка я и пытаюсь исследовать».

Чтоб не разводить турусы на колесах, снова исследуем первую строфу и решим, стоит ли читать это дальше.

Schwarze Milch der Frühe wir trinken sie abends
wir trinken sie mittags und morgens wir trinken sie nachts
wir trinken und trinken
wir schaufeln ein Grab in den Lüften da liegt man nicht eng
Ein Mann wohnt im Haus der spielt mit den Schlangen der schreibt
der schreibt wenn es dunkelt nach Deutschland dein goldenes Haar Margarete
er schreibt es und tritt vor das Haus und es blitzen die Sterne er pfeift seine Rüden herbei
er pfeift seine Juden hervor läßt schaufeln ein Grab in der Erde
er befiehlt uns spielt auf nun zum Tanz
Schwarze Milch der Frühe wir trinken sie abends


Несмотря на отсутствие знаков препинания, это вполне связный текст, а не бред пьяной Сивиллы, не дающий никаких оснований для божественного косноязычия интерпретаторов. Приложим подстрочник, но снабдив его запятыми, что показать, что никаких загадок в нем нет, что понимала и Седакова, когда переводила «Фугу».


Черное молоко утра, мы пьем его на закате,
мы пьем его в полдень, утром, мы пьем его ночью, мы пьём его и пьём,
мы роем могилу в небесах, она просторна, чтобы лежать там,
человек в доме, он играет со змеями, он пишет
он пишет, когда ночь опускается на Германию - «твои золотые косы, Маргарита».
он пишет и выходит из дома, звезды мерцают, он свистом подзывает псов,
он свистом подзывает евреев, чтоб рыли могилы в земле,
он приказывает нам играть и плясать под музыку эту.


Или вместо устойчивого – «ночь опускается на Германию» он пишет в Германию, когда опускается ночь….т.е. действие происходит , скажем , в Польше. Знающие немецкий могут уточнить, что правильно.

И вот как великое стихотворение трансформируется при переводе на русский язык у Прокопьева:


ЧЁРНОЕ млечево рани мы пьём тебя вечером
мы пьём тебя в полдень и утром мы пьём тебя ночью
мы пьём и мы пьём
мы в воздухе роем могилу там не тесно лежать
В том доме живёт человек он играет со змеями ночью он пишет
он пишет стемнеет когда в Германию он Маргарита твои золотые власы
он пишет их после из дома выходит и звёзды сверкают он свистом зовёт своих кобелей
он свистом евреев своих подзывает велит им лопатами землю
сыграйте он нам приказал и танцуйте давайте

Заметим сразу, что рифмовать свободный стих вообще –то не следует и лучше он от этого не станет, даже загипнотизировав лопоухих слушателей звуками рифм. ( млечево /вечером и сыграйте /давайте) . Но это не столь важно, а вот первая строчка уже вызывает оторопь.

Что это за млечево такое? Нет такого слова, а неологизма у самого Целана нет. У него – Milch , молоко однозначно. Сам Прокопьев оправдывается так - Один из важнейших вопросов, когда разбирают это стихотворение, «schwarze Milch der Frühe“, «чёрное молоко рани», и почему его «пьют»?; один из вопросов, который задаёт контекст, откуда столько цветов и растений в этом сборнике, зачем они? Поскольку речь идёт о «забвении-памяти», ответ напрашивается – это как-то связано с погребением, с ритуалами, направленными на то, чтобы что-то помнить, а что-то забыть. И этот след приводит нас к тому месту в «Энеиде» Вергилия, где Дидона, сражённая отъездом Энея, готовится взойти на погребальный костёр. И где она собирает травы для того, чтобы сварить отраву из «чёрного молочка».

Возможно, что так и есть, но молочко, а не млечево. И подобные рассуждения хороши для примечаний или эссе о стихотворении, но вставлять все возможные домыслы в строчку, вряд ли следует, что тогда останется воображать читателю? Да еще надо посмотреть, что там у самого Вергилия написано или переводчик наврал.
Замена утра на рань ( рани) тоже ничем не оправдана, да и звучит не лучшим образом , почему просто не сказать – утром? Что касается «воздуха», то, например, в английском это не всегда воздух, а иногда и пространство, и небеса и даже настроение. Что и подметила Седакова, правда с лишним прилагательным. Пространство увеличивает трагедию до Вселенной.

Строчка - «он пишет стемнеет когда в Германию он Маргарита твои золотые власы»
настолько косноязычна, что вспоминается знаменитое – « Казнить нельзя помиловать». Нпр. «Он Маргарита», что уже комично. Или «Он пишет – стемнеет..» это тоже смешно.
И уж конечно, не власы, а просто – волосы, ибо власы - образ святого старца или чего –то русско - фольклорного, о чем бедные евреи гетто и не слыхали, да и Маргарита, прочтя эти власы сильно обиделась бы и выписалась из гитлерюгенда.

И уж совсем рядом с Маргаритой не могут быть кобели. Это сильно меняет сюжет…хоть бы псов догадался вставить или овчарок. Читатель бы сразу понял, о чем речь в контексте всего творчества Целана и описываемого события. И лопаты лишние стилистически, снижая экспрессию стиха,
Слишком много ляпов даже на эту строфу, так что сами дальше танцуйте давайте...
Tags: Целан, занимательная филология, критика
Subscribe

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею 2.24

    О эта страсть из ослабевшей глины, нова всегда! Но и в начале, с нею тогда не совладал ни один. Все ж у счастливых заливов возводили мы города и…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею 2. 23

    Позови меня в час еще предстоящий, не наш, и не пускают упорно куда: это как взгляд на лице пса, молящий, но пес, тот, колеблясь, уходит всегда,…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею 2. 22

    О, несмотря на судьбу: великолепие изобилия бдением нашего бытия в парках бьет чрез край стократ - или как у людей из камня рядом с завершением под…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments