alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

Очерки русской культуры Т.1 гл. 14

КИПЛИНГ И « ДЕДОВЩИНА»


Недавно лауреатами Бунинской премии стали четыре переводчика. (Писано в 2010 году). Главную премию получил Г. Кружков, среди трех других – переводчик Киплинга Е. Фельдман, Значит, адекватный перевод великого поэта можно искать у лауреата, зря же премий не дают?

Несколько смущает, что в прошлом году ту же премию получил Проханов. Но искусство  выше идеологий. Нам попалось стихотворение Киплинга «Наставление юному бойцу», разговор армейского ветерана-наставника с зеленым новобранцем.
Вспомнился аналогичный разговор в исполнении классика русской поэзии М. Лермонтова, наставление патриота, воспитывающего будущую опору великой страны. Предположим, что у существует перевод Лермонтова на иной язык. Переведем его обратно на русский...


Скажи-ка, старый хрен, а на хер,
Когда в Москве случился шухер,
То, блин, какого же рожна
Москва хранцузу отдана? 

А тот отвечает –

Да, были пацаны  в натуре,
Не то что вы, с клеймом на шкуре,
Не берегли, епть, мы патроны.
Немногие вернулись с зоны итд,,

Потом этот Лермонтовский стиль разовьют поэты школы, к которой принадлежит и Фельдман, вплоть до самых экспрессивных экспериментов.

Прочтем Киплинга в натуре и конкретно, пацаны.

http://www.kipling.org.uk/poems_minden.htm

Те, что дрались под Минденом, были новобранцами
Но такие же сражались под Ватерлоо!
Все войско, да, от Миндена до Майванда
Они были когда-то негодяями, как и вы!

И поэт лауреат тут же переводит:

Кто под Минденом сражался, тот ума не враз набрался
  Как и тот, кто воевал под Ватерлоо.
  Но от Миндена команда прошагала до Майванда.
  Хоть сначала было ой как тяжело!

Поскольку битва под Минденом произошла в 1757 году, а под Майвандом –  в году1880 то прошагать могли лишь призраки. Киплинг всего лишь говорит, что в битвах участвовали новобранцы. Фельдман же проводит мысль, что в боях участвовали идиоты, но со временем поумнели.  Но быть новобранцем, ой, тяжело. А Киплинг – что это были «богатыри, не вы».  Видимо, Лермонтов повлиял на Киплинга, а на Фельдмана не смог.


Тогда не теряй мужество, Небеса помогут
И мы научим не забывать (это)
И ты не должен клясться и материться, иначе хуже будет,
Ибо мы сделаем из тебя солдата.

Ветеран понимает, что речь солдата есть часть воинской повинности, что солдат защищает свою культуру и язык. Но Фельдман хоть и старается, но солдат из него плохой, и он пишет:

  Что ты ходишь с рожей пресной? Нам подмога — Царь Небесный
  Станем школить, все запомнишь, хошь не хошь.
  Только ты не огрызайся, на разнос не нарывайся.
  Ежель хошь ты стать на воина похож.

Ветеран продолжает грубить - рожа, это хорошо ложится на негодяя. И намекает на шпицрутены.  Вполне достаточно грубости в первой строфе, чувство меры, это не только следование размеру оригинала. Да и, скорее, негодяи там – обращение с любовью к юношеству, показная грубость.   Неуважительное отношение к моральным ценностям армии передается лексикой  –  ежель и хошь.  Ритмический гопак напоминает Киплинга из переводов Полонской и Гутнера.  Ибо тут возникает чисто технический вопрос, соответствует ли русский раёшник английской балладной интонации?


Те, кто сражался под Минденом, у них шарфы под подбородками
Шесть дюймов или больше,
Но они гордились усталостью, и не отказались бы
Вымыть пол в столовой, на кухне.

Или другими словами, воины были щеголями, но от черной работы не отлынивали и после похода по Африке.  И Киплингу не понадобилось сказать, какие они замечательные прямым текстом. А чем гордятся воины Фельдмана?

Кто под Минденом сражался, распрекрасно наряжался.
Галстук был длиною дюймов шесть.
Замечательные парни мыли пол в своей поварне.
Почитали тяжкий труд они за честь.

Замечательные парни гордятся не тем, что, преодолев усталость, моют пол, а тем, что труд делает из обезьяны человека. Но хоть не на псарне.  Потому что поварня после ежель и хошь уже звучит музыкой в лексиконе ветерана.  Но злоупотребление архаикой ни к селу, ни к городу – это отдельная тема о русском Мильтоне и Чосере. 

Те, кто сражался под Минденом, у них были самодельные бомбы,
Которые они называли ручные гранаты.
Но они метали их метко (как и вы научитесь),
Когда они собирались на маневрах

Вполне не развязное поучение

Но Фельдмана уже несет:

  Кто под Минденом сражался, лихо с бомбою бросался.
  (Мы зовем ее «гранатою ручной».)
  А раззяве и мазиле наказание грозило,
  Чтоб не портили картинки показной

Тут уже явно предстает картина советской армии и очковтирательства, но поэт, оказывается безграмотнее солдат. Бросаются солдаты у него «с бомбою» Матросовым, а не бомбу бросают.  Но и утверждается, что среди героев, уже сражавшихся героически, были раззявы.  И маневры были потемкинской деревней, что самое примечательное. Тут уже Запад встречается со среднерусской возвышенностью и ведет к захватнической войне в Афганистане, где много было показного, да и бомбами воины торговали.

Те, кто сражался под Минденом, у них было
14 дюжин пуговиц, как говорят,
Но они не ворчали и не увиливали, драя их в свободное время,
Чтоб сияли всегда, как золотые.

А что врет Фельдман?

  Кто под Минденом сражался, чистил медь, не разгибался.
  На мундире — двести пуговиц (не вру!).
  Но солдат без лишних жалоб (взять пример вам не мешало б!)
  Их надраивал до блеска ввечеру.


С этой строфой переводчик худо-бедно справился.  Хотя медь еще означает и трубы, нпр. Но обратим внимание, что в оригинале «как говорят», т.е. гипербола, слухи, преувеличение, а «не вру» в переводе , что так и было 200 пуговиц- точное количество, но Фельдман уже столько наврал, что пускай...
Тем более что в следующей строфе наступит кульминация фальсификации Киплинга

The men that fought at Minden, they was armed with musketoons,
Also, they was drilled by 'alberdiers;
I don't know what they were, but the sergeants took good care
They washed be'ind their ears.


Те кто сражался под Мюнхеном , они были вооружены мушкетами
И, также обучены владению алебардами
И я не знаю что это были за люди, но сержанты учили их хорошо
Они хорошо выполняли свой долг.

"'Bathe other people's children; but don't wash behind their ears.' -- That is to
say: Do not be servile in obsequiousness to others."
(Little Dictionary of Creole Proverbs,
1885) Купай чужих детей, но не три их за ушами т.е не слишком раболепствуй.
Хотя скорее здесь по смыслу - Wash behind your ears. Do the obvious and the hidden as well.
(мой за ушами, одинаково хорошо делай и то что на виду, и то, что не видно)
И то что сержант видит, и то что не видит, делай не в расчете на авось.

Кто под Минденом сражался, алебардой, слышь, махался
И палил из мушкетона, слышь, в бою.
Не видал я эти штуки, но, видать, и те науки
Унтер тож преподавал под «мать-твою»!

Что значит «махаться алебардой» понять невозможно, видимо, поэт-лауреат хотел сказать «махнуться алебардами, не глядя» –  от скуки. Или «махал алебардой», отмахиваясь от мух.  Но то, что унтер (явно немец или русский) матерился – это наглая ложь...  В конце перевода Фельдман скажет:

  Кто под Минденом сражался... (Стой, покуда не заврался!)
  Подзабыл, кажись, я кой-чего, друзья.

По крайней мере, мы выяснили истоки дедовщины в русской (советской) армии. Если наставники выражаются в стиле Фельдмана, то чего ждать от солдат?  Рыба ведь «пахнет» с головы?
Полностью перевод здесь –

http://lit.lib.ru/b/betaki_w_p/text_0040-1.shtml

Процитируем только одну строфу, ради которой  и было написано стихотворение, как нам кажется, которое Фельдман не прочел, садясь за перевод.

Те, кто сражался под Минденом, они были корректны, да, таковы,
Никогда не говорили о добре и зле,
Но они получили знание о добре и зле после пинка-
Если прерывали песни.

Киплинг утверждает, что добро и зло, качества не врожденные, а вырабатываются наставниками в процессе обучения. Здесь он явно симпатизирует Востоку. 
Мы же, находясь по ту строну добра и зла и  прервав песню,  лауреата Бунинской премии, говорящего от имени Киплинга, оставим,  уже  ясно, чего стоит  новый сборник Киплинга и талантливый переводчик школы Витковского «Век Перевода».

Возникает подозрение, что Киплинг непереводим, и Запад никогда не встретится с Востоком, как Киплинг и предсказывал, что бы там не говорили евразийцы.

А Китс? Ведь поэт-лауреат премии Бунина переводил и Китса. А это романтика в чистом виде, питавшая русских романтиков 20 века тем же Киплингом, воспринятом, как романтик, причем несколько босяковатый, судя по переводам его на русский язык.

Возьмем наугад какого - нибудь Китса в переложении Фельдмана . Например это:

Tags: Киплинг, Очерки о русской культуре, занимательная филология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments