alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Category:

к 125 летию со дня рождения Китса

Если кто дочитает этот мерзостный пасквиль до конца, то его ожидает бонус, как говорит Акунин..

        Недавно исполнилось 215 лет со дня рождения Китса, что и отметил С.Сухарев, один из основных переводчиков Китса, в своем ЖЖ

http://drontophile.livejournal.com/46227.html?nc=2

и здесь http://www.poezia.ru/salon.php?sid=64226

Новость никого не заинтересовала, вероятно, потому, что Китс, в отличие от Киплинга, не оказал влияния на русских поэтов романтиков, хотя Киплинга назвать романтиком нельзя. Мы же, заинтересовавшись, высказали мысль - Китс остался неизвестным русскому читателю, потому что не переведён еще, несмотря на огромное количество переводов. Осталось эту мысль проиллюстрировать. Возьмем хрестоматийное стихотворение Китса «Ода греческой вазе».

Оригинал здесь http://en.wikipedia.org/wiki/Ode_on_a_Grecian_Urn

Нас оно интересует еще и потому, что два великих поэта Оду читали. Это Уайльд «КАММА (К Эллен Терри)» и Э.Дикинсон «Я умерла за Красоту», последняя, цитируя Китса – «истина тождественна красоте». Следуя этому постулату, прочтем, наконец, самого Китса, а не его переводчиков. Если согласиться с положением, что «Романтизм — духовная ситуация европейской культуры в XVIII-XX веках и представляющая собой реакцию на Просвещение, и стимулированный ею научно-технический прогресс», то Китс возвращается к идеалам Возрождения, питаемого соками культуры древней, и тем самым выделяется из сонма романтиков. Именно поэтому Китс - поэт великий. Но тут лучше отослать к главе 9 в превосходной книге Г. Кружкова «Ностальгия Обелисков «Пушкин и Китс», хотя это  по большей части по жанру фантастики.

   ( http://www.vavilon.ru/texts/prim/kruzhkov3-1.html#9)  

Цитата из нее: «не было того, кто мог бы представить его Пушкину, как великого поэта». И – «первые же хорошие переводы (появились) лишь в 1940 годы».

Итак, Ваза, на которую смотрел Китс, хотя, возможно, и другая.


Сцена погони, вероятно, с другой стороны вазы
« No Greek vase has been found which corresponds to Keats's description; it is supposed to be based rather on his general recollection of various works of Greek art as found in the British Museum».( Ваза, соотв. Описанию Китса никогда не была найдена, скорее всего, это обобщение его впечатлений от греческого искусства в Британском Музее)

Прочтем Кита с увеличительным стеклом антиквара.

Ты, все еще нетронутая * невеста покоя,
Ты, приемное дитя тишины и застывшего времени,
Историк леса не может нежнее выразить
Историю цветка, как выражает наш стишок.
Какой увитый листами миф преследует нас?
В твоих легендах о богах и смертных, или о полубогах
Темпе или долин Аркадии?
Кто они, эти люди и боги? Какие девы спасаются от насильника?
Что за погоня? Попытка убежать?
Что за свирели и бубны? Что за неистовый экстаз?

Благодаря нежному обращению Китса с вазой, можно восстановить изображенное на ней. По крайней мере, Китс задает много вопросов. Зададим и мы - переводчикам. В погоне за Вазой участвуют великолепный для интеллигенции поэт Чухонцев, умнейший литературовед Кружков и гр. Василий Комаровский, последний - старая школа. В первой строфе заметен образ сексуального характера, хотя Донн, мастер сквозного образа, сказал бы резче – «не изнасилованная невеста». Но это был бы другой стиль, да и строфа кончается, все-таки, взаимным экстазом. Возможно, там изображена погоня псов за Актеоном? См. здесь удивительное стихотворение испанского поэта в переводе П. Грушко. Испанцам тоже не везет.
http://www.mify.org/poems/poems17/quevedo.shtml
* ravish [] 1) похищать; воровать 2) доставлять большое удовольствие, приводить в восторг, восхищать 3) насиловать ravish ,  to rape 3) archaic to carry off by force • Etymology: from Old French ravir, from Latin rapere to seize Derived words: ravisher ; ravishment ravish 1) насиловать, изнасиловать 2) грабить • to ravish feloniously — изнасиловать.

Краткая справка:
«......гр. Василий Комаровский не заставляет нас следить за этой работой. Всего шесть, семь стихотворений ранних и слабых показывают нам, какой путь он прошел, чтобы достичь глубины и значительности его теперешних мысли и формы. Все стихи с 1909 года — уже стихи мастера, хотя отнюдь не учителя. Учителем гр. Комаровский, по всей вероятности, не будет никогда, самый характер его творчества, одинокого и скупого, помешает ему в этом. Под многими стихотворениями стоит подпись «Царское Село», под другими она угадывается. И этим разгадывается многое. Маленький городок, затерянный среди огромных парков с колоннами, арками, дворцами, павильонами и лебедями на светлые озерах, городок, освященный памятью Пушкина, Жуковского и за последнее время Иннокентия Анненского, захватил поэта, и он нам дал не только специально царскосельский пейзаж, но и царскосельский круг идей».

Гр. Комаровский
Ты цепенел века, глубоко спящий,
Наперсник молчаливой старины,
Вечно-зеленый миф! А повесть слаще,
Чем рифмы будничные сны!
Каких цветений шорох долетел?
Людей, богов? Я слышу лишь одно:
Холмов Аркадии звучит напев.
То люди или боги? Все равно...
Погони страх? Борьба упругих тел?
Свирель и бубны? Хороводы дев?

Граф решительно не хочет смотреть на вазу и начинает творить миф о стихотворении Китса. Миф сходит с вазы и цепенеет наперсником. Или ваза оказывается мифом. Тут уже рождается напёрсточник перевода современного.   Граф явно принижает силу поэзии и Китса в том числе, искажая мысль поэта, когда утверждает, что проза ему слаще. Тогда надо было сделать подстрочник и публиковать! Или последовать примеру Гаспарова и переводить верлибром, выбросив все лишнее в стишке. Но граф смело вводит модернизм в романтику – шорох цветений. И тут же проговаривается: «Все равно». Да глянь же на Вазу, блин! Нет там борьбы упругих тел! Да и что за выражение для графа «борьба тел»?  Тут мы графа и оставим дожидаться революции. Ведь дальше у него появляются порхающие свирели... Не графа ли имел в виду Пастернак в Докторе - персонаж, который изнасиловал Лару?   Но почитать графа надо, рекомендуем, очень смешно.

О. Чухонцев
О ты, невеста молчаливых дней,
Питомица покоя векового,
Рассказчица, чьи выдумки верней
И безыскусней вымысла иного,
Какие мифы из тенистых рощ
Аркадии иль Темпы овевают
Твоих богов или героев лики?
Какие девы вечно убегают?
Какой погони и победы мощь?
Какие вакханалии и крики?

Чухонцев тоже смотрит на иную вазу, стыдливо прикрывая глаза от изображенного на ней сюжета погони вплоть до экстаза. Но почему-то упоминает вакханалии и крики на них . На вакханалиях же вроде свальный грех был? «Празднества эти соединялись с диким, исступлённым разгулом самых низших животных страстей и нередко сопровождались насилиями и убийствами» А ваза для него – это что-то вроде современного порноиздания? Но романтика здесь передана словарем – тенистые, овевают, молчаливые. Хотя Китс пользуется словарем другим. Образы Китса неумолимо изгнаны, изгнаны исподтишка, так что строфа получилась значительно безыскусней вымысла иного. Любопытна замена приёмыша на питомицу. Видно, это поэтичней и не так грубо. А вот носители языка много спорили, как образ невесты связан с образом приемного дитя.   Неужели идеальная невеста Китса совершенно бесплодна? Или потому что жених так ее и не догнал? И вышла замуж она за нелюбимого, но тоже не способного оплодотворить? Кто, собственно, усыновил ребенка тишины, если приёмыш и невеста – это одно и то же лицо. Истина и Красота в одном лице, т.с.

           Г. Кружков

О строгая невеста тишины,
Дитя в безвестье канувших времен,
Молчунья, на которой старины
Красноречивый след запечатлен!
5 О чем по кругу ты ведешь рассказ?
То смертных силуэты иль богов?
Темпейский дол или Аркадский луг?
Откуда этот яростный экстаз?
Что за погоня, девственный испуг,
Флейт и тимпанов отдаленный зов?

Тут возникает проблема сравнения. Ваза уподоблена невесте, следовательно, предикаты вазы и невесты (еще девушки до свадьбы)   должны относиться к обоим субъектам сравнения. Приходится представить, что на строгой невесте кто -то оставил след, и красноречивый, притом. Вроде как след ноги. Вести рассказ по кругу одна невеста не может, не пересаживаясь. Остается добавить, что сам Китс задавал совсем другие вопросы. Нпр. он не задавал вопрос о девственном испуге, что бы это ни значило. Предположим, что подразумевается испуг девственницы, но удивить он не может никого, разве что на вакханалии, упомянутой Чухонцевым. Китс подобного вопроса задать никак не мог. Почему впадают в экстаз, когда олень или юноша догоняет девушку или самку, всем известно, хотя неистовый экстаз не обязательно яростен. Это проблема подбора правильного синонима в контексте образа. Образы строфы Кружков тоже не сохранил.


Знакомые мелодии нежны, но те, что не слышны
Нежнее, тогда вы – тихие свирели – играйте
Не чувственному слуху, но более способному на любовь
Играйте простые мелодии, иной гармонии-
Прекрасная юность под деревьями, ты не можешь прекратить
Песню, как эти деревья остаться без листвы,
Дерзновенный Любящий, ты никогда не поцелуешь ( девушку на вазе),
Но вечно рядом с целью, не печалься,
Она тоже не исчезнет, хотя ты не достиг блаженства,
Вечна будет твоя любовь, и будет она прекрасна.


«Иная нежность молится здесь тоже, кто одинок - с ней совладать не сможет» напишет Оден, тоже, видимо, читавший Китса в оригинале. Интересно, что Китс противопоставляет чувственности? Неужели любовь? Некоторые комментаторы отмечают, что покой и неизменность символизируют здесь смерть.

О .Чухонцев.

        Пропетые мелодии нежны,
А непропетые - еще нежнее.
Звените же, свирели тишины,
Чем вы неслышней, тем душе слышнее!
Ты, юноша прекрасный, никогда
Не бросишь петь, как лавр не сбросит листьев;
Любовник смелый, ты не стиснешь в страсти
Возлюбленной своей - но не беда:
Она неувядаема, и счастье
        С тобой, пока ты вечен и неистов.

Вообще говоря, мелодии персонажи на вазе пели когда-то, но так в вечности и остались поющими. Что ниже и сказано Чухонцевым. А вот если свирели зазвенят бубнами, то тишину они представлять не будут никак. Но переводчик рассмотрел, что на Вазе лавр изображен, конкретно. Или о лавровом венке подумал. Опять появляется тема неистовости, хотя сам Китс уже давно элегичен. Как-то выходит, что Китс призывает к неистовствам и разврату древних. Это вот символист Уайльд, глядя на даму, глядящую на Вазу, предлагал принести в Англию египетские мистерии.   Разговор о чувственности ограничился дежурной отсылкой к душе. Все больше заметно, что поэта Чухонцева другой великий поэт интересует не очень.

Г, Кружков

  
Пускай напевы слышные нежны,
Неслышные, они еще нежней;
Так не смолкайте, флейты! вы вольны
Владеть душой послушливой моей.
И песню - ни прервать, ни приглушить;
Под сводом охраняющей листвы
Ты, юность, будешь вечно молода;
Любовник смелый! никогда, увы,
Желания тебе не утолить,
До губ не дотянуться никогда!


Эту песню не заглушишь, не убьёшь, как говорила наша молодежь, юность под сводом охраняющей листвы государства романтиков. Самая заманчивая мысль Китса о чувственном опыте здесь исчезла тоже в пользу послушливой души поэтического бунтаря Китса. Но общий сюжет передан дайджестом.


Tags: Китс, занимательная филология, критика
Subscribe

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею 2. 22

    О, несмотря на судьбу: великолепие изобилия бдением нашего бытия в парках бьет чрез край стократ - или как у людей из камня рядом с завершением под…

  • Р.М. Рильке Сонет к Орфею 2.21

    Пой, мое сердце, сады, которых не знаешь; будто бы ваза с теми садами стоит, ясная, словно сама вода. Воды и розы из Исфахана или Шираза - пой…

  • Р. М. Рильке Дуинская элегия IX

    Ну почему, когда доходит дело до нашего бытия, тогда лавр, который чуть темнее, чем остальное зеленое, чуть волнистый на каждой стороне листа (как…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею 2. 22

    О, несмотря на судьбу: великолепие изобилия бдением нашего бытия в парках бьет чрез край стократ - или как у людей из камня рядом с завершением под…

  • Р.М. Рильке Сонет к Орфею 2.21

    Пой, мое сердце, сады, которых не знаешь; будто бы ваза с теми садами стоит, ясная, словно сама вода. Воды и розы из Исфахана или Шираза - пой…

  • Р. М. Рильке Дуинская элегия IX

    Ну почему, когда доходит дело до нашего бытия, тогда лавр, который чуть темнее, чем остальное зеленое, чуть волнистый на каждой стороне листа (как…