alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

Очерки русской культуры Т. 1 гл 11

Четыре строфы  и три варианта.


Выяснилось, что поиск адекватного перевода Киплинга в мире русской поэзии нам облегчен, поскольку появился сборник переводов группы авторов, куда включено многое, что было сделано раньше профессионалами и новейшие переводы авторов известных менее.   Книга сопровождается внушительным предисловием В. Бетаки и значительное количество переводов принадлежит ему же. Но представлены поэты от Оношкевич – Яцыны до Е. Витковского и переводчиков его школы.
См здесь http://tarzanissimo.livejournal.com/126064.html
Нас в этот раз заинтересует стихотворение “IF”, ЕСЛИ. По этому поводу есть еще публикация.
А.Зверев. Редьярд Киплинг "IF" (Вглубь одного стихотворения)
  С английского
Иностранная Литература, No 1, 1992
Сканировал К.Егоров, добавлен перевод С. Маршака, ИМХО самый лучший  (http://lib.ru/KIPLING/s_if.txt)
Кому принадлежит последнее замечание, Звереву, Мошкову или Егорову, нам неизвестно. Здесь Зверев, по большей части повторяет то, что пишет Бетаки в предисловии к сборнику переводов, повторяя основные мысли Витковского, разбросанные в различных местах. Или в другом порядке. Отметим несколько из них. 


Никому бы в ту пору не пришло на ум, что все лучшее Киплингом уже написано.
Что начинается самоповторение, которое под конец прискучит даже самым
пламенным его поклонникам.

(любопытно, что такое часто говорят и о Бродском, эта мысль принадлежит конкретно Звереву   - АС)

Трудно сказать, чувствовал ли он сам, что его творческие возможности почти
исчерпаны. Но в том, что стихам, опубликованным в октябре 1910 года. он придавал
особое значение, сомневаться не приходится. Ведь они в своем роде "Памятник",
как у Горация, Державина, Пушкина. Свой-- ставший классическим-- перевод М.
Лозинский озаглавил "Заповедь". Подошел бы и другой заголовок, пусть лексически
произвольный,-- "Завещание". Он оправдан, если вникнуть в смысл четырех
строф..

Оправдан ли? И чем? Як умру, то поховайтэ...?  Но скоро это выяснится...

Он не понаслышке мог поведать о буднях солдата или мелкого чиновника в колониях: среди чужого и враждебного окружения, в постоянной готовности лицом к лицу встретить смертельную угрозу, таящуюся за каждым поворотом проложенной через джунгли тропы. То, что впоследствии назовут пограничной ситуацией, знакомой людям, которые в минуты жестоких социальных встрясок были обречены существовать на шатком рубеже между жизнью и смертью, для Киплинга было не отвлеченностью, а привычным бытием. Вот откуда необманывающее впечатление и новизны, и этической значительности лучшего, что им создано. Вот откуда и вера Киплинга в понятия долга, ответственности, товарищества, духовной стойкости --фундаментально важных для него понятий, о которых в то время не слишком серьезно задумывались

Этот пассаж, как нам кажется, великолепный образец советской филологии. (АС)

В знаменитых стихах осени 1910 года речь идет о категориях этики, которыми
Киплинг Особенно дорожил, но весь образный ряд выстроен под знаком
наивозможной конкретности. Жизнь уподоблена игре, схожей с орлянкой, которая
знакома каждому (pitch-and-toss -- столбик монет, в который бросают монету
потяжелее, чтобы перевернуть стоящие в столбике монеты "на орла").
Обязанность человека не поддаваться искусу Успеха и не падать духом в годину
Несчастья выражена призывом "напрячь сердце, и нервы, и мышцы". Сплошные
императивы и модальные глаголы, словно бы Киплинг, презрев стихи, просто читает
поучение. А вместе с тем -- ритмическая четкость, доведенная до совершенства; ни
одной неточной рифмы; до последней мелочи продуманный подбор односложных и
двух-сложных слов, с тем чтобы цезуры, обязательные почти в каждой строке,
подчеркивали категоричность содержащихся в ней утверждений, а редкие пиррихии
("allowance", "unforgjvmg"), разбивая монотонность, выделили смысловые ударения.
На фоне таких английских современников, как Томас Харди или Альфред Эдвард
Хаусмен, а уж тем более на европейском фоне пышно доцветавшего символизма
стихотворение Киплинга кажется достоянием совсем другой эпохи.

Мысли в этой цитате нам понадобится ниже, ибо нам кажется, что автор статьи читает не оригинал, а переводы. Ритмические и стилистические особенности оригинала мы рассматривать   не будем - тут все подмечено верно.

Такие стихи, даже если они, по первому впечатлению, прозрачно ясны, на деле
содержат в себе очень глубоко спрятанные смысловые оттенки, выявляющиеся с
новым серьезным прочтением. Думаю, сопоставление нескольких русских версий
киплинговского шедевра убедит в этом каждого непредвзятого читателя. И пусть не
смутят его различия -- вплоть до несовпадающих заглавий. Тут не домыслы
переводчиков "поверх" оригинала, а возможности, предлагаемые самим
оригиналом.
Остается добавить, что тот, к кому, считалось, непосредственно обращены эти
четыре строфы, сын Киплинга, погиб в 1915 году на фронте во Франции. От этого
удара Киплинг так и не оправился до конца своих дней».

Остается добавить: а равнозначны ли все варианты перевода ?

В отличие от остальных комментаторов, приведем подстрочник, для тех, кто языком английским не владеет, и прочтем вместе с ними самого Киплинга и проверим, предлагает ли оригинал бесконечные возможности переводчикам, но проверим, глядя в сам текст, опуская размышления о нем до определённой степени.  Может быть, переводы основаны не на тексте оригинала, а на домыслах?
Сам Бетаки добавляет:
«Стихотворение было написано когда-то как назидание сыну, и оно в какой-то мере отражает этическую программу масонов, тесно переплетённую с заимствованной, в основном, из кальвинизма суровой англиканской моралью».

Видимо так и есть. Но обратиться к самому тексту «Если»

Если ты можешь нести голову выше всех, когда все
Теряют свои и винят тебя,
Если ты можешь верить в себя, когда все сомневаются в тебе
Но при этом получают прибыль за сомнения
Если ты можешь ждать и не уставать от ожидания,
Или, даже оболганный, не отвечаешь ложью
Или, ненавидимый, не подаешься ненависти.

Прежде всего, здесь очевиден фразеологический повтор, а именно анафора, элемент существенный не менее, чем воспроизведение метрики или рифменной схемы. Если ты .... Нельзя также заменять общим местом метафору, каламбур в данном случае. «нести голову, когда другие теряют ее». Вряд ли речь идет об отсечении головы. Но потерять голову в переносном смысле, означает податься чувствам вместо разума. Это сильно меняет отношение лир. героя к своим оппонентам. Он уже извиняет их здесь, ибо с высоты его морали и веры, он милосерден и великодушен. Человек высоко несущий голову, это гордец, прежде всего, а если у него есть на это основания, то вряд ли его можно за это осудить. Например, патриот. Киплинг и не осуждает.

Лозинский

Владей собой среди толпы смятенной,
Тебя клянущей за смятенье всех,
Верь сам в себя, наперекор вселенной,
И маловерным отпусти их грех;
Пусть час не пробил, жди, не уставая,
Пусть лгут лжецы, не снисходи до них;
Умей прощать и не кажись, прощая,
Великодушней и мудрей других.

Вынося прилагательное в качестве рифмы, Лозинский уже обрекает себя на общие места, ни в малейшей мере не передавая образ в стихотворении Киплинга. Заодно он представляет лир. героя этаким революционером, возмутителем спокойствия, хотя сам Киплинг никак не определяет, за что собственно был оболган его персонаж. Не является лир. герой и священнослужителем, имеющим право отпускать грехи. Но и в скромности лир. героя нельзя обвинить. В оригинале он, скорее - гордец. Но к прощению уж точно здесь не призывает. Это совершенно не адекватная строфа. Понятно, почему Лозинский назвал стихотворение – Завещание. Ни ЕСЛИ, ни КОГДА он не сказал...И самое смешное - сразу вспоминается один стишок Пруткова - Когда в толпе…

Бетаки

Когда ты тверд, а весь народ растерян
И валит на тебя за это грех,
Когда никто кругом в тебя не верит,
Верь сам в себя, не презирая всех.
Умей не уставать от ожиданья,
И не участвуй во всеобщей лжи,
Не обращай на ненависть вниманья,
Но славой добряка не дорожи!


Попытка повторить Когда (если ) здесь была предпринята, но не до конца. То, что народ растерян, опять отсылает к определённым действиям лир. героя, здесь он представлен лидером во дни смут. Вроде как власть виновата и народ в том ее винит. Это скорее Россия от Горбачева до Медведева, в представлении интеллигента-либерала, но явно не английская ментальность. «Валит» –просторечие явно не из словаря этого стихотворения. Поскольку образ высоко несомой головы переводчика не заинтересовал, то гордеца тоже не получилось, как и Киплинговского каламбура. Игра слов, пришедшая сюда из «баллады противоречий», тоже исчезла. О добряке в оригинале тоже речи нет. Да и призыв быть твердым противоречит призыву быть добряком, чтобы потом не дорожить этим качеством. Тут и образная логика нарушена и просто логика.

Маршак

О, если ты спокоен, не растерян,
Когда теряют головы вокруг,
И если ты себе остался верен,
Когда в тебя не верит лучший друг,
И если ждать умеешь без волненья,
Не станешь ложью отвечать на ложь,
Не будешь злобен, став для всех мишенью,
Но и святым себя не назовешь,


О! Друг появился из сонетов Шекспира, если не милый, то лучший, хотя за этого друга кто только Маршака не обсмеивал. Не будем использовать друга в качестве мишени насмешек и злобы. Но поэзия — это искусство точных слов, посему если уж сказал - спокоен, то не следует повторять - не растерян. Остальное к Киплингу никакого отношенЬЯ не имеет. Святым себя может назвать только сумасшедший. Это прерогатива иной епархии. Этот вариант строфы хуже двух предыдущих. 

И к тому же не выглядишь слишком хорошо, не говоришь мудрено.
Если ты можешь мечтать – но не быть рабом мечтаний,
Если ты можешь думать – но не делать процесс мышления своей целью,
Если ты равно встречаешь триумф и катастрофу,
И относишься к этим самозванцам одинаково,
Если ты можешь позволить себе слышать истину, которую сам утверждаешь,
Искаженной подлецами (или арх. чернью) чтобы дураки попались в ловушку
Или видишь, что- то чему ты посвятил жизнь разрушенным,
И воссоздаешь их изношенными инструментами,

«Если» повторяется как лейтмотив, обратим внимание, что говорить мудрено, и быть мудрецом, как сказал здесь Лозинский, это не одно и то же. Интересно также любопытное замечание Киплинга о мышлении ради мышления. Поэзию здесь представляет метафора – триумф и катастрофа, как самозванцы. Тогда возникает вопрос, а кто же законный наследник? Но вырисовывается идеал человека, который по праву может гордиться собой. Перечень качеств, которыми на земле мало кто наделён. По-прежнему неясно, что же собственно утверждает этот герой, о каких истинах идет речь.

Лозинский

Умей мечтать, не став рабом мечтанья,
И мыслить, мысли не обожествив;
Равно встречай успех и поруганье,
Не забывая, что их голос лжив;
Останься тих, когда твое же слово
Калечит плут, чтоб уловлять глупцов,
Когда вся жизнь разрушена, и снова
Ты должен все воссоздавать с основ.

Поскольку про мудрость Лозинский уже сказал, он на законных основаниях начинает строфу с мечты. Пренебрегая полностью необходимостью повторять ЕСЛИ. По которому стихотворение и узнается. Но необходимость уложиться в размер требует выбросить Киплинга с его метафорами и остаться наедине с самим Лозинским и его общими местами. Интересно, что если Киплинг говорит о воссоздании разрушенных плодов своего труда, то Лозинский воссоздает саму жизнь лир. героя. Это явно не суровый англиканский кальвинизм. Скорее всего, он переводит здесь Маршака, переведшего Шекспира.

Бетаки

Когда из мысли не творишь кумира,
Мечтая, не идешь к мечте в рабы,
Сочтя всю славу и бесславье мира
Одним и тем же вывертом судьбы,
Молчи, когда твои слова корежа,
Плут мастерит капкан для дураков,
Когда все то, на что твой век положен,
Вновь собирать ты должен из кусков,

Бетаки честно помнит про «Когда», и иногда строит фразу верно «Мечтая, не идешь к мечте в рабы». Если бесславие еще «выверт судьбы», то слава – это вряд ли. Ее заслужить надо, это акт воли, результат деяний. Но стоик и к славе относится, как к бесславию, ибо ни то, ни другое цены для него не имеют. Тут Бетаки чуть напутал, в этом стихотворении просторечия вроде неуместны, не Пастернак. Но в конце сказал адекватно. Эта строфа получше, чем у Лозинского.

Маршак

И если ты своей владеешь страстью,
А не тобою властвует она,
И будешь тверд в удаче и в несчастье,
Которым в сущности цена одна,
И если ты готов к тому, что слово
Твое в ловушку превращает плут,
И, потерпев крушенье, можешь снова -
Без прежних сил - возобновить свой труд,


Маршак здесь то повышает голос, то понижает, но явно невпопад. Мечта – возвышается до страсти, зато диапазон (триумф – катастрофа) сужается до удачи и несчастья. Чистый Шекспир в его же переводах. Которым в сущности цена одна. Маршак тоже о результатах труда говорит, но если герой Киплинга полон сил и возрождает плоды трудов своих изношенными инструментами (образ подстригания лужаек 300 лет) , то у Маршака работает то ли инвалид, то ли пенсионер.. Во второй строфе победил Бетаки. ЕСЛИ ( КОГДА) победил.

Если ты можешь сложить в кучу все свои победы
И поставить на кон в орлянке,
И все потерять и начать снова
Никогда не вспомнив о потерях,
Если ты можешь заставить сердце, и нервы, и мускулы
Служить тебе и тогда, когда они тебе не покорны
И продолжать свое дело, когда ничего не осталось в тебе
Кроме Воли, приказывающей телу: «Держись».

Обратим внимание на метафору, открывающую строфу, это не обращение к азартному игроку, Киплинг говорит -  рискнуть своими победами, но не в реальной игре в карты или кости.

Лозинский

Умей поставить, в радостной надежде,
На карту все, что накопил с трудом,
Все проиграть и нищим стать, как прежде,
И никогда не пожалеть о том;
Умей принудить сердце, нервы, тело
Тебе служить, когда в твоей груди
Уже давно все пусто, все сгорело.
И только Воля говорит: "Иди!"

Вполне адекватная строфа, если не считать «радостной надежды. Лозинский явно полагает, что речь идет о деньгах, а не результатах деяний. Он говорит «накопил». Или другими словами, его Киплинг призывает копить деньги в радостной надежде на прибыль.

Бетаки

Когда рискнешь, поставив на кон снова
Весь выигрыш, – и только для того,
Чтоб проиграть и ни единым словом
Не выдать сожаленья своего –
Когда назло усталости и боли
Заставишь сердце жизнь тащить твою,
Хотя в нём все иссякло, кроме воли,
Еще твердящей «нет» небытию.

То же полагает и Бетаки – «выигрыш» чего -то материального, но метафору про сердце, нервы и жилы, тяговые лошади Воли, он убирает, чтобы заменить это общим местом. И вводит образ лошади, тянущей воз сердца. А деятеля убирает, возжелав видимо славы ни за что и вечной жизни, вопреки советам Киплинга быть поскромнее.

Маршак

И если ты способен все, что стало
Тебе привычным, выложить на стол,
Все проиграть и все начать сначала,
Не пожалев того, что приобрел,
И если можешь сердце, нервы, жилы
Так завести, чтобы вперед нестись,
Когда с годами изменяют силы
И только воля говорит: "Держись!" –

Маршак не забывает периодически говорить «Если» и «Когда», что намекает на профессионализма, но на стол выкладывает не лучшее, что может сделать идеал Киплинга, а привычное, цены особой не имеющее. Можно не особенно жалеть о потерях. Слово «завести» выпадает из лексики стихотворения, видимо, вспомнилось: «И вместо сердца -пламенный мотор» - или тут о допинге речь.

Если ты можешь обращаться к толпе и сохранить добродетель
Или прогуливаться с королями – не забывая о людях других сословий,
Если ни враги, ни любящие друзья не могут причинить боль,
Если все рассчитывают на тебя, но не слишком сильно.
Если ты можешь наполнить неумолимую минуту
Шестидесятью секундами , стоящих того , что бы пройти этот отрезок времени –
Земля – твоя и все на ней – твое
И более того – ты станешь Человеком, мой сын!

Количество «Если» увеличивается, видно, Киплинг спешит оставить Завещание Лозинскому и его наследникам. Однако, трудно же стать человеком! Киплинг говорит вещи, русскому человеку непостижные.   Разговаривать с толпой не следует, иначе потеряешь добродетель, на это способен только герой. Но следует быть демократичным, находясь в окружении короля и пасти народы, которым опасно давать дары свободы.   Самое интересное, впрочем, что высшие цели тут же демократичность отвергают, раз герой способен покинуть рассчитывающих на него ради полноценных секунд жизни. И, наконец цель жизни определена – владеть Землей и всем на ней, или, другими слвами,  стать Богом, а не Человеком. Или Человеком с большой буквы, т.е. не Горьким, а Самим... Тогда понятно количество «Если» и почему Киплинг так упорно их ставил в начале строки.

Лозинский
Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и тверд с врагами и с друзьями,
Пусть все, в свой час, считаются с тобой;
Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег,--
Тогда весь мир ты примешь, как владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

Лозинский, беседуя с Киплингом, предпочитает простоту и общие места. (Интересно, что на самом деле написал Данте и можно ли верить Лозинскому в его переводе Божественной Комедии?)

Бетаки

Когда толпе не льстишь улыбкой низкой,
А с королем не лезешь в короли,
И знаешь, что ни враг, ни друг твой близкий
Тебя ударить в спину не смогли,
Когда поняв, что время не прощает,
Секундной стрелкой меришь скачку дней,
Тогда, мой сын, на свете ты – хозяин,
Тогда ты - личность, что еще важней!

Это совершенно провальный вариант и по смыслу, и по лексике. Тут тебе не только азартные игры, но и ассасины, предатели , скачки  и дидактика. Но еще важней, что «се Человек» заменен на «личность»! На «суровую англиканскую мораль». Скорее всего, Бетаки, следуя вульгарному литературоведению,  и не подозревает , какой пласт ассоциаций он здесь поднял. (см. выше - этическую программу масонов, тесно переплетённую с заимствованной, в основном, из кальвинизма суровой англиканской моралью».)

Маршак

И если можешь быть в толпе собою,
При короле с народом связь хранить
И, уважая мнение любое,
Главы перед молвою не клонить,
И если будешь мерить расстоянье
Секундами, пускаясь в дальний бег,-
Земля - твое, мой мальчик, достоянье.
И более того, ты - человек!

Куда должен бежать наследник Киплинга неясно, но что делать с народом, если король спать пойдет, и герой останется один на один с народом? Терять связь?

Итак, возникает вопрос, нужно ли уважать каждый из этих переводов, мнения о стихотворении Киплинга или не клонить голову перед молвою, которая выдается за переводы Киплинга? По крайней мере, ясно, почему Киплинг получил Нобеля, а Маршак и Лозинский отделались Гос. премией за переводы.
Есть еще варианты перевода «Если», но они ничуть не хуже этих трех.

Tags: Киплинг, Очерки о русской культуре, занимательная филология
Subscribe

  • Из Тимотеуша Карповича

    Расписание езды Расписали езду по коням и людям потом по коням и седлам потом по людям и шлемам потом по бабке крупу и по…

  • Р. Уилбер Веранда

    De la vaporisation et de la centralisation du Moi. Tout est l à. - Baudelaire Мы ели со склонами неба за нашими плечами…

  • Э. Хект Тарантул или танец смерти

    Во время чумы ушел в себя я. В доме было время дымовых завес Супротив инфекции. Ухмылялся мосол бытия, Как, не жалея словес, Добрый…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Из Тимотеуша Карповича

    Расписание езды Расписали езду по коням и людям потом по коням и седлам потом по людям и шлемам потом по бабке крупу и по…

  • Р. Уилбер Веранда

    De la vaporisation et de la centralisation du Moi. Tout est l à. - Baudelaire Мы ели со склонами неба за нашими плечами…

  • Э. Хект Тарантул или танец смерти

    Во время чумы ушел в себя я. В доме было время дымовых завес Супротив инфекции. Ухмылялся мосол бытия, Как, не жалея словес, Добрый…