alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Посвящается Кусе Крыловой.

Посвящается Кусе

 

Под ногами - шорох опавших листьев,
сердцем Христовым - фонарь в глубине потёмок.
Дела нет до трансцендентальных истин.
Просто сегодня умер простой котёнок.

Ты запомнила синь ночной гефсиманской тропки,
где весть о любви вдруг оборвалась, заглохла.
А дальше - зловоние грязной картонной коробки
и ритуальный рупь, чтоб не сразу сдохла.
Ты вошла в неуютный дом, сирота, найдёныш,
тебя накормили и бросили рваный коврик,
впрочем, весь дом рваниною звал на помощь,
а милосердный “вискас” тебя доводил до колик.
Но ты постепенно привыкла. И вскорости научилась
различать хозяев - женщину и мужчину -
мать и сына, - и, кактус грызя, лечилась
от милосердного “вискаса”. Ты приняла личину
монастырской затворницы кроткой, о вести той помятуя
про любовь всеобщую, ты ведь и впрямь любила
полубезумную женщину, чтя её, как святую,
и сынка её, алкоголика и дебила.
Ты затеплила в сердце свечку, чтоб освещала
неуютный дом с неласковою роднёю,
с перебранками матерными, рок-металла
непотребным грохотом. С головою
уходила порой ты в воспоминанья,
как тебя ласкал, проливая слёзы,
человек в хитоне там, в Гефсимании,
и всё было иначе, чем здесь, где шумят берёзы.

Женщины лицо превращалось в маску
Мельпомены - ты прыгала к ней на колени
и, пытаясь утешить, урчала живую сказку
о красоте, рождённой в прибрежной пене.

Никто тебе не внимал. И уже не хватало свечки
в сердце твоём, чтоб отогнать разруху.
Ты зажгла в своём сердце факел, но по-овечьи
приходилось смотреть, как мешает сынок бормотуху
с обращением к матери: “Чтоб ты скорее сдохла!”
А ты помнила, как человека в хитоне схватила стража
и как весть о вечной любви осеклась, заглохла.
“Смерть - только смена в окне пейзажа”, -
ты подумала и в сердце сменила факел
на костёр. Но слабо кошачье сердце.
И сынок ругнулся, труп твой увидев: “
Fucking...”, -
а женщина, губы поджав, в платок завернула тельце.

Схоронили тебя под российской синичьей берёзой,
под которой сегодня сошлись гефсиманские тропки.
И шуршала сухая листва Соломоновой прозой,
и народ поднимал, сам не зная, во имя чего,
поминальные стопки.

Эти белые астры дарю тебе, детка. Но скорбь моя не светла.
А над лесом вечерним рыдают колокола...

 

 

Рецензия

 

Кем только не был И. Христос!

Был содержателем борделя,

Но и соплей, украсив нос,

Папашки .. Ты мели,  Емеля...

 

Теперь уже Он кот в венце,

Наверно, после трех бутылок...

И триедин в одном лице,

Когда –то дунувшем в затылок

 

Ехидному певцу винца

В Отечестве пивных головок.

Здесь морда в качестве лица.

А человек – кошачий сколок.

 

Tags: пародии
Subscribe

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею I.XVII

    Ниже отцов, что лежат смущены, ниже всех прочих, корень невидимый этой страны, тайный источник. Рыцаря шлем, и охоты горн, речь стариков пополудни,…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею I. XVI

    Зачем, ты, друг мой, одинок подчас… Намеками, словами создаем мы, и исподволь, наш мир знакомый, возможно слабую, опаснейшую часть.…

  • Р. М . Рильке Дуинская элегия III

    Один поет возлюбленную. Другой, увы, этот бог крови с потаенной виной. Кого узнаешь и издалека, этот юный любовник, что он творит, знает только…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 64 comments

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею I.XVII

    Ниже отцов, что лежат смущены, ниже всех прочих, корень невидимый этой страны, тайный источник. Рыцаря шлем, и охоты горн, речь стариков пополудни,…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею I. XVI

    Зачем, ты, друг мой, одинок подчас… Намеками, словами создаем мы, и исподволь, наш мир знакомый, возможно слабую, опаснейшую часть.…

  • Р. М . Рильке Дуинская элегия III

    Один поет возлюбленную. Другой, увы, этот бог крови с потаенной виной. Кого узнаешь и издалека, этот юный любовник, что он творит, знает только…