alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

Э.Паунд Канто XX

Звук слабый, quasi tinnula,
Ligur' aoide: Si no'us vei, Domna don plus mi cal,
Negus vezer mon bel pensar no val."
Меж двух миндальных древ цветущих
К себе он прижимал виолу.
И вот еще: s'adora.
"Possum ego naturae
non meminisse tuae!"Qui son Properzio ed Ovidio.

И ветки не свежи уже
Там где миндальные побеги
впитали мартовскую зелень.
И в этот год отправился во Фрейбург,
И Реннерт мне сказал: Никто, о, нет, никто
Не знает о Провансе, и есть ли там еще душа живая,
Да это Леви, старина.
И я отправился во Фрейбург,
И отпуск мой вот только начинался,
Студенты на лето разъехались уже,
Во Фрейбург im Breisgau
И всё после Италии там чисто, или же кажется, что чисто.
И к Леви, старине, пошел в 6:30,
вечера то было, и он тащился позади чрез Фрейбург,
перед обедом, чтобы взглянуть на две полоски копий
Арно, settant’uno R. superiore (Амброзиана) .
Не то, что я мог спеть бы эти ноты.
И он сказал: Ну что могу вам рассказать я?
И я сказал: я без понятья, сэр, и все же:
Да, Доктор, вот, что значит ‘noigandres’?
И он сказал: Noigandres! NOIgandres!
Известно же, шесь месяцев из жизни,
Когда на лоше что ни ношь иду, я говорю себе
Noigandres, eh, notgarzdres,
И что же Шорт его бери, то значит!
Ветр над оливами, ranunculae рядами,
У ровной кромки скал
Бежит вода, и ветер пахнет елью
И там, на скошенных лугах под солнечной косой
Джакопо, Агoстино и Боккато.
Тебя бы осчастливил запах этих мест
И никогда бы ты оттуда не ушел, один ли
или же с друзьями.
Звук - соловьиный, но слишком далеко.
Боккато, Сандро и Джакопо.


Ranuncul, и миндаль.
Шпалерами разросшиеся ветви,
И Дуччо, Агостино; e l'o!ors –
И запах этих мест - - d'enoi ganres.
Струится воздух под ветвями
Под солнцем кипарисы разрослись
На и новая дыра в холме на склоне ,
И там вода в дыре скопилась,
Между двух лугов в низине, звук
Тот звук, как я сказал, звук соловьиный,
но слишком далеко, чтоб слышaть.
И свет струится от, remir,
груди ее до бедер,

Играл он у купелей.
И Паризина – два голубка у алтаря – стояла у окна.
«E'l Marchese
Stava. per Jivenir pazzo
После всего». Случилось то во времена паденья Трои.
И прибыли сюда и в скалах прорубили дыры
По направленью к Риму, и подняли леса.
И прибыли сюда condit Atesten...
Мир! Борсо, мир храни.
И он сказал: Нас сука продала
(и был то Ганелон)
«Такой кости слоновой им больше не видать».
И он лежит на выпуклом холме под кипарисом
И чуть левее от дыры (так Эсте говорит)
На склоне у вершины, и он сказал:
«Сломал я лучший рог, клянусь, сломал я
кости слоновой рог, l'olofans". И он сказал:
"Tan mare fustes "!
Себя над галькой встать заставил,
«Клянусь! Теперь петикусу конец,
Такой кости слоновой им больше не видать.
И вот они перед стеной, пред Торо, las almenas,
( Ник Эсте, говорит, Ник Эсте)
Под зубчатой стеной
(Epi purgo) peur de la hasle,
И так король сказал:
«Какая женщина, о Боже!
Мой бог, какая женщина», сказал король telo rigido
«Сестра же»! говорит Анкур « она твоя сестра»!
Алф город подарил Эльвире, и Санчо захотел
его забрать, и Торо и Замору
«Вот чертовый испанец!
Neestho , да заставь ее вернуться…
но осенью».
“Уйди, Эсте, и провались к чертям”. И гобелен меж стен
Раскрашенный как будто гобелен он.
Джунгли:
Зеленый лак и перья – красным, джунгли,
Суть обновлений, обновлений,
И над душой паря, зеленым изумрудом джунгли,
Косоугольник мостовой, отчётливые формы,
Разбит и сломан человек бессмертный,
Пустыня обновлений и неразбериха
Основа обновлений, жизнь,
И лакированная зелень джунглей.
Зоя, Мароция, Зотар,
вульгарны на знаменах,
Лак винограда и густой румянец.
HO BIOS,
cosi Elena vedi,
При свете дня врата тень прорубила .
И вот граненый воздух
Плывет. Под ним морская галька взбита.
Плывет, и на плоту незримом каждый,
В теченье быстром, незримой жидкости
Летящей над равниной, лежащим –
С подогнутой одной рукой
Запястье служит там подушкой,
рука другая, словно чаша,
Большой и безымянный пальцы сведены в кольцо
А указательные указуют, рука как лампа
Чаша
и с головы до ног
Пурпурный, синий дым подобный воскуреньям,
В бурнус обернут каждый, дым ладанный
Стремителен , как будто он доволен.
Окутанный, летящий, дым воскурений синий
Стремителен чтобы потом лениться на ветру,
словно Эол над конскими бобами,
Словно солома выжженная солнцем, как благовоние, шафран,
Словно без стиракса дым ладана восходит,
И каждый в парусе , и словно на плоту
В теченье быстром и незримом.
К падению воды несется.

И далее над этим водопадом
сверкающие языки огня клинообразны и крепки
Nei fuoco
D’amore mi mise, nel fuoco d’amore mi mise …
Сверкающий шафран, croceo, желтый,
И словно ладан проникает в пламя
Тела огнем объяты и вбирают пламя
“…Mi misse, il mio sposo novello.”
И из ручья уносятся спиралью.

Или уносятся водой. Или глядят на воду, обернувшись
Другие тоже подплывают к водопаду,
Как будто занимаются из тени, и в пелене одежд
Теперь оранжевых или пурпурных.
И голубые воды едва заметные под ними,
Вливаясь в этот водопад,
Шумя как море, набежавшее на гальку,
Ах ах, ахах, самм , асамм, ах
Ох ох, араха, саам. Ха.
И из плывущих тел восходят воскуренья
небесно - голубые, пурпурные над ними
на отмели lotophagoi,
Воздушные, дыра в эфире.
И полулежа
С серебряною spilla ,
Шар, словно расплавленный янтарь, кольцом свернувшийся, и словленный, и возвращённый.
Lotophagoi обходительных ногтей в презрении своем спокойны,
Voce –profondo :
“Ни смерти не страшась, ни боли во имя красоты ;
А навредишь, то лишь себе”.
Под ними – кости светлые, а дале
поболе - тьма над тьмою.
«Какая выгода от Одиссея,
От них, в водовороте потонувших
И после многих тщетных дел житейских
Кормясь похищенною пищей, гребецы в цепях , прикованы к скамейке,
За это ли его прославить
Или за то, что ночь провел с богиней?
Их имена не украшают бронзу
и рядом с Элпенором не на веслах,
И не хоронят их на берегу морском.
И никогда не видели они оливы возле Спарты
Чьи листья зелены, потом не зелены,
Щелчка луча на этих ветках.
Ни бронзовый чертог, и не огонь в камине
Не возлежали с камеристками царицы,
Цирцея не делила ложе с ними, Титания Цирцея,
И мяса не давала им Kalüpso
Не насладились бедрами под шелковою юбкой.
Дай! И что же дали им?
Воск для ушей.
Воск для ушей, да яд смертельный,
соленую могилу у пастбища волов,
neson amumona, их головы словно морские враны в пене,
И в черных пятнах, морская водоросль под светом молний.
Говяжья тушёнка Аполлона, по десять банок на ладью.
Ligur’ aoide .

И от равнины с родником,
Через нее, направо, там, где пролегли дороги, тропа в траве.
И хана леопард охотничий, и молодой SaIustio
И Ixotta; и льстивый дёрн ,
Ac ferae familiaris, и колесницы мягко,
И кротконогие пантеры.
Равнина, как равнина Сомна,
и колесницы тяжелы, как при триумфе,
Покрыты золотом, колеса проседают.
за колесницами пантеры на цепи,
Над льстивым дерном нечто в облаченье,
И розовый, багровый, темно – красный,
И в синих сумерках, цвет ржавчины в лучах,
Из белых облаков, плывущих над равниной,
Покоится на локте голова,
Дорога позади, вдаль и к дыре в скале пробитой,
И там утес, как занавес, весь в складках.
Прорезана дорога под скалою,
Прорез квадратный на утесе, как chiostri
Прозрачные колоны, на капителях изображения павлинов,
Шаги неслышные зверей, везущих колесницы.
И колесницы медленно, без скрипа,
У окон на обочинах –
le donne e i cavalieri
спокойны лица их под колпаками,
Обшлаги все украшены цветами.
Огромный золотой чертополох, иль амарант,
И жёлудь золотой иль ярко красный
Cramoisi и diaspre
и в прорезях на атласе сверкает белизна.
И, наконец, между барокко в позолоте
Колонны две, спиралью, с желобками,
Ванока наклоняется, полунагая
опустошенный зал за ней.
“Мир!
Борсо… Борсо!”
Tags: Паунд Эзра, переводы
Subscribe

  • Р. М. Рильке Дуинская элегия 10

    Когда-нибудь, на исходе ужасающего сознания ликуя и славя, я воспою благосклонных ко мне ангелов. Этими чисто бьющими молоточками сердца, и…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею 2.25

    Вот же! Услышь, восхитись же трудами первых серпов - человеческий ритм в молчании скованной, слабой годами почвы весенней. Ведь предстоит…

  • Р. М. Рильке Сонет к Орфею 2.24

    О эта страсть из ослабевшей глины, нова всегда! Но и в начале, с нею тогда не совладал ни один. Все ж у счастливых заливов возводили мы города и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments