alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

У. Оден Хвала Известняку

Если он создал единственный пейзаж, для нас, непостоянных,
По которому мы постоянно скучаем, то главным образом
Потому что растворяется в воде. Отметь округлые склоны
С поверхностным ароматом тмина и, под ним,
Тайные лабиринты пещер и подземных ходов, услышь
Ручьи, с фырканьем брызжущие повсюду,
Каждый наполняет собственное озерцо для рыб
И вырезает собственный овражек, чьи скосы
Развлекают бабочку и ящерицу, исследуй район
Небольших расстояний и названных мест -
Нет ничего больше похожего на Мать или лучшую почву
Для ее сына, любящего флирт и кто бездельничает,
Опираясь спиной на камень под солнцем, уверенный
Что его любят, несмотря на все его провинности,
Чьи труды продолжение его обаяния, от обнаженной породы
До храма на вершине, от показавшихся вод до
Откровенных фонтанчиков, от зарослей до ухоженного виноградника,
Несколько искусных шагов, с которыми детское желание -
Получить больше внимания от них, чем братья, не важно как,
Подтрунивая или ублажая – воспринимаются с легким сердцем.

Теперь наблюдай шайку соперников, когда они взбираются по склонам
По двое и трое, по крутым каменные тропам, иногда
Рука об руку, но никогда , слава Богу, шагом, или
Увлеченные в тенистую часть площади в полдень
Гладкой речью, зная друг друга слишком хорошо,
Чтобы не осталось секретов, неспособные
Постичь бога, чьи вспышки раздражения моральны
И не усмиряются умной строчкой,
Или славным любовником – ибо, привычные к отзывчивому камню,
Они никогда не скрывают лиц в благоговейном ужасе
Перед кратером, чья сверкающая ярость неукротима.
Привычные к местным потребностям долин,
Где всего можно коснуться или до чего можно дотянутся, дойдя пешком,
Их глаза никогда не смотрели в бесконечность
Через решетку гребня кочевника, рожденные с ложкой во рту,
Их ноги никогда не встречались с грибовидным наростом
И насекомыми джунглей, чудовищными формами и жизнями,
Неизвестных нам, мы же предпочитаем надеяться, сообща.
Когда один из них обращается злу, то непонятно,
Как он думает – то ли стал сутенером
То ли изготовляет бижутерию, то ли губит свой тенор
Ради того, чтобы обрушить дом, и это случается со всеми,
Кроме лучших и худших средь нас…
Потому, полагаю,
Лучшие и худшие, не задерживаются надолго, но ищут
Неумеренные почвы, где красота - не столь внешняя,
Свет не столь общедоступен и смысл жизни
Большее, чем сумасшедший гомик. «Приходи »!- кричит гранитный мусор,
«Как неуловим твой юмор, как случаен
Твой нежнейший поцелуй, как постоянна смерть».
(Неудачники – святые ускользают, вздыхая). «Приходи»! –
Мурлычут глина и гравий, на равнине простор для маневров армий,
Реки ждут укротителя, а рабы - возможности построить тебе могилу,
Величественную, мягкую, ибо человечество всего лишь земля
И оба должны изменяться» (Управляющие Цезарей встали и
Ушли , хлопнув дверью). Но беспечные остались, остановленные
Древним холодным голосом, шепотом океана-
« Я одиночество, не вопрошающее и не обещающее ничего.
Поэтому я освобожу вас. Там нет любви,
Там только разные зависти, и все печальны».

Они были правы, милый, все эти голоса правы
И все еще там, этот край, совсем не дом родной, каким кажется,
И мир его совсем не историческая тишина мира,
Где все случилось раз и навсегда – захолустье,
Разрушенная провинция, соединённая
С большим деловым миром туннелем, с явной
Убогой привлекательностью, так ли? Да не совсем,
В нем еще есть суетные долги, которые, даже запущенный,
Он выплачивает, но оспаривает
Узурпацию всех Великих Сил, он тревожит наши права. Поэт
Восхищен его честнейшим обычаем называть
Солнце солнцем, тайной его разума, что затрудняют
Эти мраморные статуи, явно подвергающие сомнению
Его антимифологическую мифологию, как и эти мальчишки,
Тащащие ученого к черепичной колоннаде,
Которая жизнерадостно предлагает осудить его тревоги
О будущей судьбе Мироздания. И я тоже, которого упрекают
За что и как сильно, тебе ли не знать. Не потерять время, не
Быть пойманным, брошенным, нет, только не это! Походить на
Зверей, повторяющих самих себя, или думая подобно воде
Или камню с предсказуемым поведением, не это ли
Наша литургия, наше величайшее наслаждение музыкой,
Сочиненной везде, невидимой,
И не имеющей запаха. И поскольку мы должны воспринимать
Смерть как реальность, то в том и правы. Но если
Грехи могут быть прощены, если тела восстанут из мертвых,
Эти несущественные изменения
В невинных атлетах и жестикулирующих фонтанчиках
Сделаны только для наслаждения и являют доводы будущему –
Блаженным будет все равно, под каким углом их будут рассматривать,
Им нечего будет прятать. Милый, я ничего не знаю
Ни о чем, но когда я пытаюсь вообразить безгрешную любовь
Или жизнь после смерти, все, что я слышу, это шепот
Подземных ручьев , и все что я вижу – это страну известняка.

Оригинал:

http://www.poemhunter.com/best-poems/wh-auden/in-praise-of-limestone-3/
Tags: Оден, переводы
Subscribe

  • Из Тимотеуша Карповича

    Расписание езды Расписали езду по коням и людям потом по коням и седлам потом по людям и шлемам потом по бабке крупу и по…

  • Р. Уилбер Веранда

    De la vaporisation et de la centralisation du Moi. Tout est l à. - Baudelaire Мы ели со склонами неба за нашими плечами…

  • Э. Хект Тарантул или танец смерти

    Во время чумы ушел в себя я. В доме было время дымовых завес Супротив инфекции. Ухмылялся мосол бытия, Как, не жалея словес, Добрый…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • Из Тимотеуша Карповича

    Расписание езды Расписали езду по коням и людям потом по коням и седлам потом по людям и шлемам потом по бабке крупу и по…

  • Р. Уилбер Веранда

    De la vaporisation et de la centralisation du Moi. Tout est l à. - Baudelaire Мы ели со склонами неба за нашими плечами…

  • Э. Хект Тарантул или танец смерти

    Во время чумы ушел в себя я. В доме было время дымовых завес Супротив инфекции. Ухмылялся мосол бытия, Как, не жалея словес, Добрый…