alsit25 (alsit25) wrote,
alsit25
alsit25

Categories:

Очерки русской культуры Т. 1 гл .66

Бешеная сила русской поэзии или  Микеланджело в переводе В.Куллэ

сонет 5

I’ ho già fatto un gozzo in questo stento,
coma fa l’acqua a’ gatti in Lombardia
o ver d’altro paese che si sia,
c’a forza ’l ventre appicca sotto ’l mento.
La barba al cielo, e la memoria sento5
in sullo scrigno, e ’l petto fo d’arpia,
e ’l pennel sopra ’l viso tuttavia
mel fa, gocciando, un ricco pavimento.
E’ lombi entrati mi son nella peccia,
e fo del cul per contrapeso groppa,10
e ’ passi senza gli occhi muovo invano.
Dinanzi mi s’allunga la corteccia,
e per piegarsi adietro si ragroppa,
e tendomi com’arco sorïano.
Però fallace e strano15
surge il iudizio che la mente porta,
ché mal si tra’ per cerbottana torta.
La mia pittura morta
difendi orma’, Giovanni, e ’l mio onore,
non sendo in loco bon, né io pittore.


В Новом Мире появилась подборка новых переводов из Микеланджело

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2014/8/10b.html

В статье, предваряя собственно переводы, содержится любимое занятие переводчиков, трогательный мемуар о том, как поэт готовился к подвигу интерпретации, а так же просьба не винить известного переводчика с итальянского профессора Е. Солоновича, который осуществлял редакцию переводов, в огрехах самого автора. Положения, изложенные автором, как надо переводить стихи, по большей части спорны ( см также здесь: http://alsit25.livejournal.com/75138.html ) , но дело не в этом, а в том, что теории теориями, а важно, что в результате. И насколько необходим « … ряд маленьких филологических открытий, которые — после обсуждения уже с настоящими итальянистами — рискую представить на суд читателя», или - как эти открытия помогли адекватно перевести стихотворение, или остались открытиями сами по себе.
Читатель имеет право, если не на суд, то на суждения, представляя, как приятно делать маленькие филологические и физиологические открытия, читая иные переводы,


Автор сего суждения однажды беседовал с одной из талантливейших поэтесс сегодня и когда речь зашла о переводах, она, деликатно ища слова, заметила : "почему-то современная переводная школа отличается какой-то разнузданной развязностью...читать это невозможно". Мы же полагаем, что эти поэты «бешеной силы» просто не владеют техническими средствами для сочного письма и уверены, что энергетику стихотворения следует выражать на языке люмпен- интеллигенции. Увлечение блатняком, любезном народу, вследствие жажды свободы или воли, не прошло даром. Вот и села западная поэзия в поэтический Гулаг получать образование, обогащая себя языком социально близких воров.
В этой связи вспоминаются труды некоей современной переводческой , совсем уж радикальной школы, стилевые особенности которой мы как-то определили как « Зад на створки развело», извлеча это выражение из скандального перевода «Венеры Андиомеды» А.Рембо неким культуртрегером А. Кротковым. С другой стороны, сам В. Куллэ типа поэт и человек крайне культурный. Но как начинает переводить…Впрочем и А. Эфрос, автор аналогичного переложения, знаменитый несколько пошловатыми эротическими сонетами, если и не доходит до уровня низости лексики В. Куллэ, то уж зачатки школы намечает.

Не зная итальянского языка, как и переводчик рассматриваемого сонета, тем не менее, на основе возможно не совсем точного подстрочника (http://books.google.com.ua/books?id=xjrCm92urkcC&pg=PA61&lpg=PA61&dq=#v=onepage&q&f=false),
трех английских переводов (см. в приложении) и одного русского в исполнении упомянутого А. Эфроса, нам удалось воссоздать подстрочник сонета, дабы узнать, «что на самом деле написано в оригинале?» - известная фраза великого якобы друга В. Куллэ, когда он был недоволен прочитанным переводом. Вот что там написано на самом деле, с возможными небольшими расхождениями с оригиналом, но что, вероятно, достаточно для представления о стиле письма и лексике самого Микеланджело, а не зобатых котов русского перевода.

У меня образовался зоб от этой работы,
Как у котов из-за стоячих вод Ломбардии,
Или в других странах, где такое случается,
И пригибает живот к подбородку.

Борода моя обращена к небесам, а мозг
Уже в горбу, мои ребра изогнулись
Как у гарпии, потоки краски
Становятся коростой на лице (или вымостили лицо).

Мои чресла упираются в пузо, его толкая,
Я верчу задом, чтобы удержать равновесие,
Ноги болтаются без руководства,
Спереди кожа обвисла, и сзади
Подобна коросте,

Сгибая меня, как сирийский лук.
И потому неверен плод перекошенного
Ума и взгляда,
Будто стреляешь через искривленную духовую трубку, ( параллель к луку)

И картина мертва.
Защити Джованни и постарайся
Помочь мертвой картине и моей славе
Поскольку и слава в беде, и я не художник.


А вот перевод:
тому Джованни, что из Пистойи

Трудом я нажил зоб в ломбардском стиле:
они, известно, драные коты,
которых пучит от дурной воды.
Как брюхо к подбородку прицепили.

Прежде всего, фразы первой строфы просто неграмотны и оскорбительны для несчастных ломбардцев. Вероятно, то, что поэт не уместил в размер, читатель, не осуждая, должен домыслить сам – «они », это ломбардцы, а может и зобы. «Как» начинает предложение, ни к чему не относящееся, но грубое само по себе, и тогда «Как» надо карнавально читать «Когда», поставив запятую. «Стиль» слово неуместное, ибо сам автор, проведя изыскания, нашел, что зоб ломбардцев связан с недостатком йода. Какой же это стиль? Это болезнь. Слово «пучит» обесценивает академические труды переводчика, ибо отсылает к газам, но никак к зобу. Или другими словами, экспрессия оригинала здесь передается хамством, сортирным юмором, избыточно экспрессивной лексикой - « пучит», «дурная», «брюхо», «драные», «прицепили». Апофеоз заборной семантики! В то же время сам Микеланджело смягчает беду ломбардцев, упомянув, что зобом страдают коты и в других странах, где в водах не хватает йода. Что без изысканий и консультаций с учеными воспроизвел ученый Эфрос, тоже перехвативший с экспрессией в мутной воде стихосложения.

К Джованни, что из Пистойи

Я получил за труд лишь зоб, хворобу
(Так пучит кошек мутная вода,
В Ломбардии - нередких мест беда!)
Да подбородком вклинился в утробу;


Картина жуткая, но вряд ли гениальный художник начинал с товарно-денежных отношений ( «за труд»), тут какая –то другая информация попала переводчику от знатоков итальянской истории искусства соцреализма. Наверно правильно – трудом я нажил. …И еще менее вероятно что художник сравнивал труд свой с мутной водой. Но вернемся к варианту Куллэ.


Брадою к небу корчусь на настиле,
затёк затылок, позвонкам кранты.
На рожу брызжет краской с высоты —
как радугою мрамор окропили.


Забавная метафора Микеланджело излагается Куллэ с той же экспрессией подворотни. «Рожа» и эти новоязовские «Кранты»!! Особенно рядом с архаикой «брады». Глупость текста тут же окропляется аллитерацией «рррр» для глупого читателя, напоминая что дело происходит во храме. Воистину бездна материала для стиховеда - психиатра в виду корчей такой поэзии.

Эфрос же с этого места уже проходит скорее по разряду буйно помешанных

Грудь - как у гарпий; череп, мне на злобу,
Полез к горбу; и дыбом - борода;
А с кисти на лицо течет бурда,
Рядя меня в парчу, подобно гробу;
Сместились бедра начисто в живот,
А зад, в противовес, раздулся в бочку;
Ступни с землею сходятся не вдруг;

Свисает кожа коробом вперед,
А сзади складкой выточена в строчку,
И весь я выгнут, как сирийский лук.

Средь этих-то докук
Рассудок мой пришел к сужденьям странным
(Плоха стрельба с разбитым сарбаканом!):
Так! Живопись - с изъяном!
Но ты, Джованни, будь в защите смел:
Ведь я - пришлец, и кисть - не мой удел!

И вот что пишет по этому поводу сетевой исследователь http://ezhe.ru/ib/issue940.html

«…Впрочем, гораздо больший вред поэзии Микеланжело нанесли не ханжеское общественные взгляды, а кривые руки переводчиков. Больше всего досталось шутливому сонету, в котором Микеланжело сетует своему приятелю Джованни да Пистойя на трудности при росписи Сикстинской капеллы. В переводе Эфроса этот сонет начинается так:

Я получил за труд лишь зоб, хворобу
(Так пучит кошек мутная вода,
В Ломбардии — нередких мест беда!)
Да подбородком вклинился в утробу;

Если кто-нибудь поинтересуется у ломбардийских ветеринаров, что это за мутная вода, от которой пучит местных кошек, то ветеринары примут такого человека за безумца. На самом деле, Микеланджело пишет следущее:

Я нажил зоб, как те ломбардцы, что ли,
Что пьют плохую воду местных рек.

При этом он, действительно, говорит о кошках, но дело в том, что кошками в те времена называли крестьян Ломбардии и окрестностей! Примерно так же, как русского крестьянина можно было бы фигурально назвать медведем. Во времена Микеланджело большая часть населения Ломбардии страдала от зоба — увеличения щитовидной железы. Много веков спустя ученые выяснили, что причиной этого был недостаток йода в местных источниках питьевой воды…..
Но вернемся к сонету. Какую позу описывают слова «подбородком вклинился в утробу»? Согнутую вперед, скрюченную. Но у Микеланжело все наоборот! Он описывает (шуточно преувеличивая), как ему приходилось расписывать потолок Сикстинской капеллы, прогнувшись назад. То есть, это не подбородок вклинился в утробу, а живот навалился на подбородок. Возле сонета Микеланжело нарисовал карикатурный автопортрет.

Michelangelo_painting_ceiling[1]

К сожалению, пока что нет адекватного перевода этого сонета на русский язык.».

Новый вариант Куллэ автор поношения Эфроса, вероятно, не читал.

А Куллэ продолжает пучить стихами -


Хребет мой врос в дощатые леса,
боюсь вслепую сверзиться с настила,
на балансире задницы живу.
Обтянутые кожей телеса
вот-вот и лопнут, бешеная сила
напружила меня как тетиву.

Воистину бешенная сила… а что по существу? Переходя на канцелярский стиль зобатых ломбардцев?


Теперь по существу:
коль древесина сделалась кривою,
безумье — целить трубкой духовою.
А живописью неживою
зазорно промышлять в любом краю.
Джованни, защити хоть честь мою!

Духовая трубка, но без определения - искривленная, бессмысленна здесь, и переведена на русский язык с текста Эфроса. Но и стиль посвящения в том же стиле, подсказывают, что и Куллэ знаком с вариантом Эфроса и просто добавляет косноязычия и экспрессии в отвратный текст предшественника, несмотря на долгую подготовительную работу с итальяноведами и Е. Солоновичем. И вроде Куллэ пеняет на штукатурку росписи, когда рожа крива. Заодно превратив ее в древесину, поскольку нигде не сказано , что древесину лесов покорбило бешенной силой сонета. По существу же сказана полная бессмыслица. Но сведение строителя Ватикана до вора с большой дороги -«промышлять» (!!) это уже мысль Пушкинская! Убивец был строитель Ватикана! Воистину блатняк, писаный для братанов по перу.

Приложение:

1.http://poems.com/Poets'%20Picks%202012/April_05_Gail_Mazur.html
2 Michelangelo Buonarroti, Sonnet V (to Giovanni da Pistoia)(ca. 1509), transl. S. Elizabeth Hall, The Sonnets of Michelangelo Buonarroti, p. 89 (1903).
3. On the Painting of the Sistine Chapel
Translated by John Addington Symonds
http://www.athenalearning.com/programs/art-western/poetry

Tags: Очерки о русской культуре, занимательная филология
Subscribe

  • Ч. Милош Исход

    Когда покидали мы град горящий по главной дороге, Полной вспять обращённых пламенных взглядов, Я сказал: «Пусть в огне замолчат орущие…

  • Из Тимотеуша Карповича

    Расписание езды Расписали езду по коням и людям потом по коням и седлам потом по людям и шлемам потом по бабке крупу и по…

  • Р. Уилбер Веранда

    De la vaporisation et de la centralisation du Moi. Tout est l à. - Baudelaire Мы ели со склонами неба за нашими плечами…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Ч. Милош Исход

    Когда покидали мы град горящий по главной дороге, Полной вспять обращённых пламенных взглядов, Я сказал: «Пусть в огне замолчат орущие…

  • Из Тимотеуша Карповича

    Расписание езды Расписали езду по коням и людям потом по коням и седлам потом по людям и шлемам потом по бабке крупу и по…

  • Р. Уилбер Веранда

    De la vaporisation et de la centralisation du Moi. Tout est l à. - Baudelaire Мы ели со склонами неба за нашими плечами…